Приключения Марси

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9

 

Проснулась я от того, что домовой Оли толкал меня в плечо. Обычно он это делал как-то добрее.

- Вставай, пьяница, - ругался он. - На работу пора.

- Почему пьяница? - не поняла я.

- А что вчера было, хоть помнишь? - недовольно спросил домовой.

Я попробовала вспомнить. Ну, вчера я ужинала с ректором, пила вино и ела вкусное мясо. Желудок сразу заурчал при этом воспоминании, и я побрела к холодильному шкафу. Голова оказалась странно тяжелой. «Похмелья быть не должно», -  всплыл в голове голос ректора, язык которого немного заплетался. А почему он заплетался? Ах, да, мы же выпили не одну бутылку. И даже не две, хотя последнюю, по-моему, пил один Ормндт. Что еще я помню? Помню, что много целовались. В этом месте я мечтательно улыбнулась и потянулась от удовольствия. А дальше? А дальше мы, кажется, плясали. Нет, плясала я одна, а ректор играл на чем-то. Потом мы вместе пели песни, громко так пели. Бидди прибежала и попыталась уложить нас спать, но мы не уложились. Да, помню, как мы со смехом выбегали на улицу, а домовиха вслед орала, что она не пустит на порог ни меня, ни даже ректора.

- Охламоны! Я вам! - кричала Бидди.

У лорда Ронана обнаружилась с собой бутылка, и мы пили уже из горлышка. Потом мы, кажется, облаяли Фица и пытались накормить кошака. Ага, что-то такое вспоминается. Кошак упирается, Ормондт держит его, а я заталкиваю в пасть сосиску и все время извиняюсь перед усатым. Эта облезлая неблагодарная сволочь нас покусала. Я задрала рукав платья... Точно, вот сюда он и укусил. Фиг ты у меня еще увидишь, а не сосиску. Сосику? Сосиску?! Я, наконец, рванула дверцу холодильного шкафа, возле которого все это время стояла и скривилась. Пяти сосисок не хватало.

- Я домой за сосисками приходила? - спросила я домового.

- Ну, не я же. Еще и все общежитие перебудила. Шла по коридору и орала, - ответил он и погрозил мне кулаком.

- А что орала? - насторожилась я.

- Хорошо быть кошкой, мяу-мяу, - продекламировал Оли.

Хм... Надеюсь, я ничего не рассказала ректору? Упорно вспоминала, но так и не вспомнила.

- А потом? - вернулась я к домовому.

- Потом ушла. Тебя кто-то внизу ждал. Так мотало тебя, думал, упадешь. Ан, нет, так и не дождался. - Ну, извините, дяденька, что разочаровала.

Значит, мы после моего прихода домой пошли отлавливать эту блохастую скотину. Что было еще? Вроде снова целовались, а потом ректор открыл мне портал, и проводил сразу в комнату. Уф, вроде все.

- Да, ладно тебе, Оли, - отмахнулась я. - Домой-то тихо вернулась.

- Тихо?! - домовой даже подпрыгнул на стуле. - А кошачий концерт?

- Какой концерт? - опешила я.

- Ты вылезла в окно и орала - мяу. А мужик какой-то тебе с улицы отвечал, - попробовал освежить мою память Оли.

- Что отвечал? - насторожилась я.

- Мяу орал! - домовой вскочил со стула. - Полчаса мяукали, пока я тазик холодной воды сверху твоему хахалю на голову не вылил. После этого он погрозил мне кулаком, пожелал тебе спокойной ночи и ушел. А ты дошла до кровати и упала спать. И знаешь, что?

- Что? - спросила я, чувствуя, как краска стыда заливает мое лицо.

- Мне показалось,- он понизил голос, - что это был сам ректор, - домовой тут же закрыл рот ладошкой и испуганно зажмурился.

- Да, не-ет, - протянула я, - тебе показалось. Со студентом я была, со студентом.

- Ну и хорошо, - покладисто закивал бородой Оли. - Я пойду.

- Иди, - согласилась я и пошла под душ.

После душа и легкого завтрака ветчиной с молоком, я направилась в академию. В коридоре встретилась с двумя преподавателями. Они поздоровались со мной, а потом ушли вперед, но несколько раз обернулись. Я пожала плечами и выкинула их из головы. Возле входа в академию, я столкнулась с ректором. Он сухо поздоровался со мной и попросил зайти к нему в кабинет. Я кивнула и побежала к себе, чтобы успеть подготовить аудиторию к первому занятию. Как раз успела все закончить перед тем, как зашли первые студенты. Профессор Терло раздевался в нашем хранилище. Он обернулся ко мне и расплылся в широкой улыбке.

- Доброе утро, девочка моя, отлично выглядишь после такой-то бурной ночи. Наслышан, наслышан. Ты на косые взгляды внимания не обращай, это они от зависти. Дело молодое, гуляй. Где же еще шалить, как не в академии магии?

- Ой, - я села на стул и подняла глаза на профессора. - А что говорят?

- Ерунду всякую. Главное, ни на кого не обращая внимания. - подмигнул Терло и, насвистывая, ушел на занятие.

Что там говорила Сильвия, сплетни появятся? А это уже сплетни? А сплетни - это хорошо или плохо? По идее, если обо мне говорят люди, значит, это слава. А раз слава, то что в этом плохого? Значит, я знаменита и должна гордиться этим, вот. С этой минуты я выкинула из головы неожиданное переживание. Мы, кошки, свою популярность несем достойно. Мы же знаем, что существуем для того, чтобы осчастливить собой этот мир. Я гордо вскинула голову, вплыла в аудиторию и показала профессору, что мне нужно спуститься к ректору. Терло тут же подошел ко мне и шепнул:

- Не переживайте и не обращайте внимания на ректора. Он ледяной истукан, который не умеет веселиться сам и не дает это делать другим. Если будет угрожать увольнением, скажите мне, я с ним поговорю. - Он опять подмигнул и вернулся к студентам, а я поспешила вниз, пряча улыбку.

Если бы вы знали профессор, что сегодня ночью ваш истукан лаял на собаку, а потом полчаса орал «мяу» под окнами общежития, вы бы очень удивились. Я легко сбежала по ступенькам, подмигнула опоздавшему первокурснику, который бежал на лекцию с шальными глазами, и подошла к кабинету лорда Ронана. Дверь открылась сама, приглашая войти, что я и сделала.

Ректор сидел за своим столом, погруженный в чтение какого-то документа. Он поднял голову, мельком взглянул на меня и указал на стул. Я присела и начала озираться, рассматривая призрака, смахивающего пыль со стеллажа с книгами. Призрак плавно обернулся и вежливо склонил свою прозрачную голову в поклоне. Я ему мило улыбнулась, и он спланировал вниз, встав передо мной. Эти ужимки приведений я уже знала, потому протянула руку сама. Им нравится имитация жизни и поступки, связанные с ней. Потому призрак опустился на одно колено и прижался к моей руке прохладными губами. Я кокетливо похлопала ресницами, и приведение самодовольно ухмыльнулось.



Юлия Цыпленкова

Отредактировано: 20.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться