Приключения покойников

Размер шрифта: - +

Не сдаются вечно юные сердца!

-А пока я тебя поучу немного физике будущего, чтобы ты мог точнее понять принцип действия тех или иных приборов, кораблей, летательных аппаратов.

Зером сосредоточился, ему профессору было очень интересно по больше узнать про науку будущего. Однако многое из того, что говорил ему компьютер, было не понятно, и он активно переспрашивал. Девушка приобрела розовый оттенок, у нее появилось множество рук, она показывала те или иные голограммы. Особенно долго ей пришлось объяснять принцип работы гиперплазменых субстанций. Она многократно показывала несущиеся со сверхсветовой скоростью частицы, причем гиперплазма в их шестимерном мире, имела восемнадцать измерений. Это было особенно трудно понять доктору физико-математических наук. Как это совмещается в одном и том же пространстве. А принцип получения гиперплазмы он усвоил быстро, хотя способов было несколько и всякий раз получали отличную по свойствам материю. В частности, ультрастабильная гиперплазма насчитывала пятнадцать, а в некоторых фазах даже двадцать одно измерение. А агрессивная, наоборот, ограничивалась двенадцатью. Правда есть еще и ультраагрессивная гиперплазма с температурой в секстильоны градусов, в ней может быть до тридцати шести измерений, но реализовать такой потенциал пока очень трудно. Предпочтение отдавали не столь опасным и разрушительным проявлениям разумной гиперсилы. Гиперплазма в новом мире стало своего рода аналогом того, чем являлось для человечества электричество. Где ее только не использовали, сам главный обучающийся компьютер работал на этом принципе. Впрочем, слишком долго изучать многочисленные сложные науки будущего вредно. И был объявлен перерыв. "Дети" поснимали золотистые венки, и пошли укладываться спать. Постели в спальнях были на воздушной подушке, а потолок усеян неяркими звездами. Сон у младенцев был краток, изменившаяся генетика позволяла быстрее восстанавливать силы. А что касается дня, то на планете Фарогол темное время суток пролетает практически незаметно, а светлое длиться сорок восемь часов. А это вполне естественно для многозвездного мира. Кроме того, Зером наблюдал и вовсе странное явление, когда звезды разделялись на две-три части, а затем вновь сходились. Как это объяснить с точки зрения физики? "Мальчик" решил задать вопрос компьютеру.

Машина выдала долгий и малопонятный ответ. Затем, видно осознав, что его не понимают, плазмо-комп показал элементарный пример.

-Вот представь себе, дети пляшут в хороводе. Темп танца все нарастает, руки устают и, в конце концов, они разрываются. Затем ребята отдыхают, собирают силы и соединяются вновь. Так и звезды, в них течет реакция посильнее термоядерной, но слабее термокварковой, иногда она превосходит силу гравитации и, чтобы не разорваться, звездам приходиться разделяться, сбрасывая напряжение и слегка остывая. А потом сила отталкивания слабеет, и они вновь сходятся. Возникает пляска звезд.

-Я все понял. Посмотрю на это еще раз, это так красиво.

Действительно, зрелище было впечатляющим. Сначала светило переливалось всеми оттенками спектра, от рубиново-красного, до сапфирово-фиолетового. Затем оно замерло и изменило форму, превращаясь в овал. Цвет звезды стал как у радуги, после чего она приобрела вид восьмерки, прежде чем окончательно развалиться на две половинки.

-Вау!- Зером был в восторге. Звезды стали восьмигранными, одна изумрудная, вторая золотая. Он во все глаза наблюдал за ними. Необыкновенная игра света завораживала, а лепестки короны казалось, гладили ставшее оранжевым небо.

Еще не тронутое процессом разъединения треугольное "Солнце" подмигнуло Зерому, мол, так держать малыш.

И все же у него было слишком мало времени, чтобы наслаждаться зрелищем, вновь его позвали на учебу.

"Ребенок" рос не по дням, а по часам, вот ему на вид уже пяти лет, а Слеву Игре семь. Их впервые вывели на прогулку в сопровождении, разумется, воспитательницы и двух роботов. Было весело, под босыми детскими ногами шевелилась нежная трава. Казалось, что ты ступаешь по сплошному бархату. Зерому это напоминало счастливое время, когда он был совсем ребенком и мир казался таким же огромным, таинственным и веселым. Особенно летом, когда нежные детские пяточки приятно покалывают камушки, на руки садятся насекомые, перебирая лапками. Все кажется новым и чудесным, даже заурядный комарик. Тут же не насекомые, а крылатые узоры, летающий орнамент. А ведь приходил в восхищение даже от обычного одуванчика, а что говорить о другой вселенной. Вот и здесь такие необычные деревья, одни напоминают пушистые пальмы, другие павлиньи хвосты, третьи перевернутые ананасы с шевелящейся корочкой, или толстые змеи. Кое-кто из ребят испугался. На это летающий робот просигналил:

-Не бойтесь, все животные и растения абсолютно безвредные.

"Дети" рассмеялись, а один из них, Артур Папара хищно прищурился, и как заправский каратист взмахнул ногой:

-Эйя! Сокрушу зверюгу я!

Слев насмешливо посмотрел на него:

-Кем ты был в прошлой жизни?

-Чемпионом планеты по борьбе.

-Земли? - С надеждой спросил Зером.

-Нет, Вегирумы.

-А какой у вас вид борьбы?

-Это называется искусство пустой руки!

Артур разбежался и ударил ногой в ананас. Тут же он вскрикнул, иглы пробили голую ступню. Внешне Папара похож на ребенка лет семи-восьми, поэтому его рев вызывает сочувствие. Подбежал робот, выдернул колючки из пятки, потом капнул антисептиком.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться