Приключения покойников

Размер шрифта: - +

Коварство вирусов-покойников

Адольф расплылся в улыбке. Генри словно нехотя согласился:

-И все же Земля есть Земля, наша родная планета и никаким космическим эффектам с ней не сравниться. Хотя, согласен, выглядит все прекрасно.

Опасаясь видимо нарваться на засаду, парупайские звездолеты прекратили преследование. Дышать стало легче , Адольф и Генри расслабились и уснули. Но если Генри спал, как младенец, то Адольфа преследовали кошмары.

Ему снилось, что он вирус попал в организм и за ним гонится большая таблетка с хищной пастью акулы и лазерным автоматом на плече. И впрямь это было ужасно, луч то и дело задевал его. Адольф прыгал как заяц и в конечном итоге ему прострелили ноги, аккуратно срезав конечности. Затем таблетка раскрыла пасть и откусила полтела. Это сразу напомнило волка, вот точно также он преследовал его, когда Адольф был беззащитным зайцем. Потом его заглотнуло целиком. Правда на этот раз, он не плавал по кишечнику, а оказался в лаборатории, где его разрезали на части и ставили опыты. В частности растворяли оболочку в реактиве, затем крошили на куски. Это было ужасно, и Адольф проснулся.

-Опять эти кошмары. Они замучили меня.- В нетерпении он ткнул Генри под бок.

-Надо попросить у судового врача таблетку.- Спросонья произнес американец.

После такого упоминания, у Адольфа начался нервный спазм, и он ударил Генри. Вспыхнула драка, оба вируса молотили друг друга, не причиняя особого вреда. Когда, наконец, вспышка гнева закончилась, они приостановили "разборку".

Генри произнес с укоризной:

-Ты вроде взрослый, а ведешь себя как ребенок. Почему кидаешься с кулаками?

-Просто разминаюсь. А ты не плох.

-Я тебе не понимаю. Тебя словно что-то завело.

-Да эта проклятая таблетка, опять снился кошмар.

-Посоветуйся с врачом. Солдат ведь обслуживают бесплатно.

-А что он поможет?

-Даст, что ни будь и сновидений не будет.

Адольф не хотя согласился. Целые сутки он ходил хмурый, ел без аппетита. И лишь известие, что они, наконец, достигли планеты, где находиться их база снабжения слегка оживило его.

-Наконец, хоть увижу чужой мир.

Под шестиугольным светилом плавала причудливая, рыжего цвета восьмерка. Она уже довольно долго входила в империю Букертай, вокруг нее сновали звездолеты, ракетные катера и легкие истребители. Плавали самонаводящиеся мины. Впрочем, планета не была покрыта нефтяной оболочкой, и ходить приходилось в скафандрах, за исключением самого большого города Стакилема, в этом прикрытом силовым полем ангаре была залита нефть. Растительность была пышной, преобладали серебристые и фиолетовые пальмы и лианы. Климат теплый, лишь высоко в горах лежал бронзовый снег. Розовые реки и озера ласкали взор. На планете было шесть континентов и восемь океанов, четыре зачаточных цивилизации местных туземцев, кислородно-гелиевая атмосфера. Адольф с любопытством рассматривал необычную конфигурацию планеты, которая вращалась по сложной многоуровневой орбите, что делало смену дня и ночи трудно предсказуемым явлением, в частности свет мог померкнуть в момент нахождения светила в зените, а рассвет наступал внезапно, как взрыв бомбы. Генри, по этому поводу философски заметил:

-Иной мир как раскаленная сковородка, сколько не прыгай, все равно не привыкнешь.

Космопорт, где они приземлились, был огромным, а вся поверхность зеркально отшлифована. Рядом со зданием космопорта стояли мощные восьмигранные башни, а также массивные сооружения в виде небоскребов. Большинство из них было круглыми, и уходили глубоко под землю. Это было понятно, база военная и находится рядом с границей. Большинство рабов работали в скафандрах, их подгоняли роботы-надсмотрщики. Когда пираты проходили мимо, невольники низко кланялись. Адольфу было приятно видеть чужое унижение. Он не удержался и со всего размаха ударил, похожего на трехногого кузнечика, раба по спине. От удара лопнул скафандр, невольник задергался, захлебнувшись в нефтяной массе. Он умирал в мучительной агонии, и никто не оказал ему помощи. А вот к Адольфу тут же подскочили полицейские, они окружили его, один даже применил электрошокер. В гравиафоне прозвучало:

-Это частная собственность солдат. Ты убил раба и должен за него заплатить.

Тут Адольф и осунулся, денег у него не было. За последний набег они ничего не успели получить.

-У меня нет денег.

-Тогда проследуй в тюрьму.

Его заключили в силовой кокон и так скованного поволокли. Тюрьма, как и, следовало ожидать, располагалась глубоко под землей. Помещение, подсвеченное ультрафиолетовыми лампами с многоствольными гамма-пушками. Охрана - роботы, вирусы и страшный аналог собак рыбы-иглы. Последние твари выглядели очень грозно, их феноменальное чутье вошло в легенды, а острый нос излучал лазерные и нейтронные импульсы способные парализовать любое существо. Урагганы, как еще называли этих рыб, были к тому же примитивными телепатами, способными поглощать позитивные эмоции, высасывая жизненные силы. Адольф под их злобными взглядами сразу почувствовал себя неуютно, в голову словно вбили гвоздь, а мозги потекли. Ощущение аналогичное просверленной черепной коробке, из которой, в живую выпивают содержимое. Пират застонал, боль усилилась, стоящий на страже охранник одернул урагган, и стало значительно легче, но все равно было плохо. Его отвели в темный кабинет и тщательно просканировали, а затем заперли в камере. Помещение было тесным, с одной лампой и узкой койкой. Вирусу было не очень удобно, но он прилег, размышляя о смысле жизни: Вот они, превратности судьбы, сначала пират, затем шпион, а после арестант. Хорошо еще, что метку не обнаружили, все-таки надежно маскируются парупайцы. Вот ты так и сидишь в этом пластиковом мешке и не знаешь куда деться. Вспомнились события прошлой жизни: поставки оружия мятежной Чечне. Дело, пока хорошо платили, было выгодным, но потом международные потоки переключились на Ирак и Афганистан. Тогда переброска оружия резко сократилась. В принципе России повезло, теракт 11 сентября отвлек внимание исламских экстремистских группировок на США. Таким образом, Америка косвенным образом защитила Россию. Зато от потока наркотиков, страна была беззащитной. Сколько они заработали на этом необъятном рынке? Миллиарды, заставив потесниться многие кланы. Размышления были резко прерваны, дверь камеры открылась, на пороге возникли три фигуры. Одна из них принадлежала Герману Герингу:



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться