Приключения в междумирье. Наперегонки со смертью.

Размер шрифта: - +

Глава 4. Страшная и ужасная Мими.

Утро Вера встретила в одиночестве. То ли рассмотрение дела о самоволке затянулось, то ли Квазик ночевал в другом месте (тогда оч-ч-чень хотелось бы знать, где именно!). На завтрак Вера испекла шарлотку с яблоками, которую Мими одобрила не меньше блинов, так что пришлось печь вторую порцию и со строгим лицом прятать ее в шкаф под укоризненным взглядом пушистой подружки.

– Я не жадина, но не хотелось бы весь день у плиты стоять, – оправдалась Вера, выпила кофе и в ожидании Квазика вышла на полянку перед домом.

В ней пузырьками шампанского бурлило предчувствие встречи. Ночью Вера старательно припомнила все разговоры с ее демоном-хранителем, вспомнила, как он говорил о том, что его дом без Веры опустеет, что хранители привязываются к тем, кто одаривает их душевным теплом, хоть таких дарителей встречается немного. Лингва подкинула нужных сведений: хранители бездушны и не могут излучать душевное тепло. В буквальном смысле – излучать. Все в мире есть вещество и энергия, причем вещество может превращаться в энергию и наоборот. Виды энергии существуют самые разные, а душевная энергия – одна из самых важных и ценимых во Вселенной. Хранители не способны сами излучать, но способны почувствовать душевное тепло, однако этим теплом никто с ними безответно не делится. Для высших, видимо, столь же странно душевно привязаться к представителю нейтральной расы, как для Веры – воспылать страстью и любовью к винчестеру своего компьютера. Или так же нелепо, как начать сердечно дружить с программой электронного документооборота, сколь бы полезной и «продвинутой» та ни была. Что ж, она не высшая, и она утопит Квазика в своем душевном тепле, за этим дело не станет – нерастраченной женской нежности в ней целый океан за сорок лет скопился. Неясно только одно – можно ли в договоре о продлении рода заменить одного хранителя на другого. Хотя, почему «заменить»?! Имя Тана в договоре вообще не указано! Они с Квазиком точно что-нибудь придумают.

Преисполненная самых радужных надежд, Вера гуляла в созданном ею сосновом лесочке и смотрела, как в отдалении прыгает по поляне Мими, пригибая к земле белые головки непокорных ромашек.

Раздался негромкий хлопок. С радостной улыбкой на лице Вера обернулась к прибывшему и приглушенно пискнула от страха при виде очередного чудовища. Это еще кто?! Ей нужно срочно упорядочить лингву, а при визите на Землю запастись персеном или другим мощным успокоительным средством. Или валерьянки в литровых упаковках закупить! Что за чудо явилось в гости к Квазику? Размером с молодого бычка, с акульей мордой и шестью толстыми лапами. Чудовище угрожающе басисто зарычало при виде Веры и распахнуло зубастую пасть с тремя рядами острых клыков.

Не желая повторять прошлых ошибок и припомнив совет Квазика сдерживать паническую реакцию при появлении особей неизвестных видов (а они тут все неизвестные, лингва – ты зараза ленивая!), землянка настроилась быть максимально доброжелательной. Вдруг это президент какой-то сверхразумной расы? А вдруг за ним невидимый оператор с камерой следует и транслирует визит в общемировой эфир?! Вере новые конфузы совершенно не нужны, пора доказать, что землянки могут быть адекватными и воспитанными дамами, знающими хоть простейшие основы этикета.

– Доброго вам утра! – поспешила воскликнуть Вера, надеясь, что говорит на универсальном и ее понимают. – Ква... э-э-э... хозяин в отлучке, но он скоро придет. Проходите, чувствуйте себя как дома. Чаю, кофе, минералки?

Вера улыбалась до спазмов мышц лица, но видимо, недостаточно гостеприимно, так как гость направился прямо к ней, многозначительно щелкая клыками и периодически облизываясь. Хм, это иномирный способ выражения симпатии? Может, Вере тоже оскалиться и облизнуться? Так, сегодняшний день посвящаем этикету, а также тренируемся быстро извлекать из лингвы нужные сведения! Будущая ильмира хранителя уровня эль (мечты сбываются, если приложить усилия, не только у Газпрома) должна уметь правильно встречать гостей спутника жизни.

Тут шестилапый гость припал к земле и кинулся на Веру, оскалив пасть. Над поляной разнесся его грозный рык.

– Ай! – Вера метнулась в сторону, успела отскочить и упала на траву, ошеломленно смотря, как «гость» разворачивается к ней с явным намерением напасть снова. – Это что за хамское поведение?! – грозно закричала Вера, а в сознании забрезжило подозрение, что этот посетитель явился отнюдь не с визитом вежливости.

Мамочки, он действительно намерен ее съесть?! Ему что – изначальной материи мало?! Сотвори хоть мамонта и жуй на здоровье! Ой-ей, он реально хочет ее съесть!!!

Мимо Веры промелькнул серый шарик...

– Мими, беги!!! – закричала Вера, видя, как пушистая подружка встает между ней и человекоядным монстром.

Но Мими не побежала. Встав на пути приготовившегося к прыжку чудовища, она стала раздуваться и раздуваться в размерах, превращаясь в огромный серый шар. Шестилапая тварь с акульей пастью попыталась попятиться, но Мими распахнула свой жуткий ротик, похожий на шлюз в открытый космос, и тварь засосало смерчем в ненасытную утробу Мими. Рот Мими захлопнулся, пушинки на ее гигантских боках растопорщились и затрещали, но не тихо и умиротворенно, как при поедании блинчиков, а резко и недовольно, словно мерзкая тварь пришлась пушистику не по вкусу. И Вера могла ее понять: румяные блинчики, сдобренные сливочным маслицем и посыпанные сахарком, и на вид были куда аппетитнее этой твари, а про вкус лучше и не думать.



Валентина Елисеева

Отредактировано: 14.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться