Приключения в междумирье. Наперегонки со смертью.

Размер шрифта: - +

Глава 5. Взгляд со стороны.

Спустя пару часов у Веры рябило в глазах от разнообразных ушей, хвостов, глаз, крыльев и крылышек, ног и щупалец, но сведения из лингвы в самом деле стали возникать в памяти быстро, без лишних напоминаний и попыток сосредоточиться.

– Хорошо, – одобрил Тан результат Вериного обучения, когда она без запинки назвала тридцать разумных рас по картинкам на экране и перечислила ключевые особенности их общественного строя и охарактеризовала физические параметры их мест обитания, которые варьировались от кипящих морей и жарких пустынь до вечного холода и мрака отдаленных от звезд планет. Кстати говоря, у высших рас действительно были в моде жертвенность и миссионерство, они частенько добровольно селились в низших мирах и бескорыстно помогали их обитателям. – Если увидишь особь, не относящуюся к известному тебе виду, то точно знай – это или животное, или кадавр, то есть, одичавшее полуразумное создание творцов миров, которое может быть опасным.

– Или существо из другого сектора Вселенной.

– Расы во всех уголках мира похожи друг на друга, они могут отличаться по цвету волос и кожи, по числу конечностей и форме скелета, но все равно ты легко их идентифицируешь, так что не переживай, больше ты сверкла и прочих кадавров за высшую расу не примешь.

– А если появится представитель низшей расы, то его и убить не грех? – с сарказмом поинтересовалась Вера.

– Что ты! – замахал на нее руками Тан. – Никто не убивает разумных, нам даже в низших мирах никого убивать и избивать нельзя, мы только оглушаем соперников, когда уходим с ребятами повеселиться на войне, а чаще – спасаем жителей миров от смерти, защищаем их от агрессивных обитателей их же миров. Это только в низших мирах процветает насилие, а в высших его нет, и в междумирье нет. Представитель низшей расы может появиться в доме хранителя только в качестве ильмира, но он не выйдет за пределы дома без сопровождения.

– А если представители низшей расы сами до междумирья на космических кораблях долетят?

– Это невозможно! Чтобы покинуть пределы собственной планетарной системы расе необходимо развиться и перейти в стадию высшей расы, у которой дружелюбие, кротость, доброжелательность являются основополагающими чертами каждого (!) ее представителя. «Злобный высший» – это такой же оксюморон, как «соленый сахар». Путь к звездам открывают только любовь и миролюбие, дорога в космос доступна только добродетельным, это всем известно. Вера, если бы было иначе, то Вселенная давно захлебнулась бы в потоках крови воюющих всесильных рас!

Юный хранитель смотрел на взрослую тридцативосьмилетнюю землянку, как на малого младенца, спрашивающего, почему днем светло, а ночью ничего не видно, и Вера впервые ощутила себя самой настоящей «низшей человечкой». Для нее настолько привычной была мысль, что всегда побеждает самый сильный и беспринципный, что речи Тана казались утопией вселенского масштаба. Впрочем, не следует слепо доверять словам молодого идеалиста, наверняка все не так радужно, как он описывает. Качнув головой, Вера задала более важный сейчас вопрос:

– К какой расе относится Мими? Ее нет в справочнике, и лингва объяснений не дает.

– Мими? Мими ни к какой расе не относится. Мими – это просто Мими, она вне рас, – развел руками Тан, явно не понимая вопроса.

Уточнить Вера не успела – раздался хлопок и в гостиной появилась мать Тана, все в той же большеглазой личине.

– Добрый день! Меня Амирелоноделисталиэль попросил составить вам компанию и помочь Вере разобраться в видах разумных рас во Вселенной.

Тан недовольно скривился, а Вера усмехнулась про себя:

«Как же, помочь! Присмотреть за нами послал, точно ревнует. Зачем вообще к другому ильмиру меня отправлял? Чтобы потом вот так дергаться? Странный он у меня, но мы обязательно во всем разберемся».

– Мы все уже изучили, – проворчал Тан. – Вера, тебе ребята большой привет передают, просят в гости заглядывать. Девчонки вовсю щеголяют хвостами и рогами, старшие на них рычат, что не по уму они себе новые конечности отрастили, но новая мода в парколе однозначно завелась. Все учителя и родители в глубоком шоке.

Вера довольно улыбнулась: лед тронулся! Замечательно.

– Это очень полезная мода, – улыбнулась она и нежно похлопала Тана по руке. – В гости загляну, если Квазик отпустит.

Тан довольно прижмурился, как кот на солнце. Подхватил руку Веры и потерся щекой о ее ладонь.

– Прия-а-атно. Какая ты теплая! Это все ребята заметили. Учитель Парелоноделист после твоего ухода несколько раз повторил, что в ильмиры избираются люди, не способные излучать душевное тепло, но он так и не смог сказать, какой же вид энергии ты тогда излучаешь.

Настороженное выражение лица матери Тана встряхнуло Веру, и она выдернула свою руку из его ладоней. Нельзя обнадеживать паренька, он все неверно воспринимает, чего доброго – опять ночью к ней заявится.

– Я пирог с яблоками испекла, пойдемте, чаем вас напою, а лучше – кофе: настоящим, из обжаренных зерен, с потрясающим ароматом, – засуетилась Вера и повела гостей на кухню.



Валентина Елисеева

Отредактировано: 14.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться