Приключения в междумирье. Ошибка бабушки.

Размер шрифта: - +

Глава 7. Особенности ведения домашнего хозяйства в междумирье.

Сон снился Вере тяжелый и мутный: куда-то она бежала, от кого-то спасалась, а вокруг нее сверкали молнии, врезаясь со всех сторон в землю огненными столбами. За спиной несущейся в серой мути Веры хрипло дышал монстр – она точно знала, что это монстр, но боялась оглянуться и все бежала, бежала из последних сил. Только бы успеть вырваться из этого серого непроглядного тумана и все будет хорошо! Вот уже и просвет впереди... Вера напрягла все мышцы, сделала рывок – и резко села на постели.

– Привет, – хрипло сказали рядом.

Вера развернулась и завизжала от ужаса: перед ней сидел рогатый, полосатый монстр!

– Нечего визжать, – скривился монстр, сделал сложный пасс руками и превратился в парня-симпатяшку с большими круглыми глазками и светлым милым личиком. – Сама согласилась спать со мной в одной постели, – фыркнул паренек и спросил мрачно: – Так пойдет? Теперь не страшно? Извини, но полную гармоничную личину мне теперь долго создавать придется.

Хлопнув ресницами и окончательно проснувшись, Вера вспомнила все события прошедшего дня. Ой, кажется, она обидела Квазика своим визгом. Но ей снился кошмар, а потом так резко – на тебе, жуткая морда рядом: тут любая завизжала бы! Посмотрев, как договорной муж встает с постели и идет в душ, ограниченный синей полосой, а его хвост недовольно хлещет хозяина по икрам ног, Вера поспешила извиниться:

– Я от неожиданности крикнула, прости.

Квазик обернулся и нахмуренно уставился на нее. Вера поморщилась от неестественного вида чужой милой светлой мордашки над этим изукрашенным черными полосами мощным торсом и попросила:

– Сними... э-э-э... личину. Лучше без нее.

Круглые, чужеродные в его облике глаза изумленно уставились на нее. Квазик поднял руку и к нему вернулся истинный облик, гармонирующий и с рогами, и с когтями, и с хвостом.

– Вот, хорошо, – смело улыбнулась Вера. Надо налаживать отношения с супругом, а визги и страх – не лучшая основа отношений. – Предпочитаю видеть истинное лицо собеседника, а не маску.

– Тебе нет необходимости мучить себя созерцанием моего истинного облика, – хмуро заявил демон-хранитель миров, – я уже обещал, что не буду впредь пугать тебя истинным видом, он необходим только при первой встрече сторон договора – все стороны договора должны знать настоящее лицо друг друга.

– Да, я помню, но действительно предпочитаю лицезреть твой «натуральный» облик. – Ага, значит, он не из-за сильфид вчера красавчиком явился, просто ее пугать не захотел. Ну, она не из пугливых!

– Ты странная, – протянул Квазик. Он стоял в одних кальсонах, сильно смахивающих на привычные боксеры, только с дыркой для хвоста. Черные шрамы опоясывали все его тело и шли вдоль рук и ног, из-за чего он казался пестрой расцветки, как белый тигр с черными полосками. Только хвост, когти и рога были полностью черным и кисточка на хвосте была черная. Уши были человеческой формы, и лицо (если не отвлекаться на полосатый вид) было вполне человекоподобное.

– То, что странная – это для меня не новость, я и в родном мире не как все была, – отмахнулась Вера и перешла к насущным вопросам: – Ты проведешь со мной утро? Мне надо о многом узнать.

– Проведу, – согласился Квазик и шагнул в душ.

– У тебя датчики холодной и горячей воды по цвету перепутаны, – крикнула ему вослед Вера. – Можешь поменять, как надо, чтобы я не сбивалась?

Квазик выглянул из-за повисшей завесы серого тумана:

– С чего ты взяла, что они перепутаны? Все верно, – недовольно рыкнул он.

– Ну как же? Голубой цвет должен обозначать холодную воду, а красный – горячую, а у тебя наоборот.

– Необразованная низшая человечка, – скривился Квазик, – всей Вселенной известно, что голубые звезды самые горячие, а красные – самые холодные. Так с чего это голубой цвет будет обозначать холодную воду? Тогда точно собьешься.

Квазик исчез в душе. Вера решила не заморачиваться по поводу «необразованной низшей человечки», а на свежую голову вспомнить все, что ей говорил хвостатый и рогатый муженек, особенно то, что казалось «воображения». Можно вообразить все, что угодно, и оно возникнет? Попробуем.

Вера сползла с постели, сдернула с нее покрывало, которое ночью играло роль простыни, а теперь вновь стало одеждой, и закуталось в него. Сегодня покрывало еле уловимо пахло мужчиной – терпким, но приятным, пряным мускусным ароматом.

«Давно мне не доводилось вдыхать такие запахи на постельном белье. Когда я рассталась с Максимом? Ой, лучше не вспоминать! Не удивительно, что меня уже огромный рогатый демон привлекать начинает. Или причина не в этом? Квазик говорил, что меня для него изначальная материя выбрала, которая не ошибается, так может – он моя вторая половинка? Ну, как в книгах? Страшноватая половинка, но человек ко всему привыкает, а тут – ярко выраженный альфа-самец с суперспособностями. В общем, присмотреться не помешает: сама же думала, что внешность неважна, а важно, чтобы человек хороший, интеллигентный, самодостаточный и в жизни устроенный был – вот и получила. Квазик хороший: не дерется и ночью не домогался; интеллигентный – вон какая у него библиотека в лаборатории, точно учёный; в жизни устроен: дом и работу имеет, друзей тоже. Будем жить, Верочка! Уважения, конечно, не хватает – но такую штуку, как уважение, только собственным трудом заработать можно, тут никакая изначальная материя его мужу не внушит. Так что будем пробовать «воображать», чтобы не висеть на шее у мужа с бытовыми проблемами всю оставшуюся жизнь».



Валентина Елисеева

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться