Приключения в междумирье. Ошибка бабушки.

Размер шрифта: - +

Глава 9. Очень странный договор.

Тем временем ильмира, о которой нечего и думать, вчитывалась в договор.

Следует отметить, что Квазик сказал абсолютную правду: их соглашение было простым. Этот вариант, написанный по шаблону образца общемирового права номер пять тысяч триста двадцать семь, гласил следующее:

«Женская особь, идентификационный номер такой-то (шел длиннющий набор непонятных значков, причем каждый значок светился каким-то цветом), добровольно заключает договор на продление рода хранителей миров Атарантидесонисов с хранителем Амирелоноделисталиэлем.

Предмет и цель договора: указанная выше женская особь соглашается вступить в детозачаточную связь, выносить и родить роду Атарантидесонисов ребенка – нового продолжателя рода.

Порядок расчетов: женская особь получает любое вознаграждение, какое сможет вообразить, и имеет право перенести материальную часть своего вознаграждения в любой из миров. Расчет может производиться частями или единоразово по окончании договора, размер материального вознаграждения ограничен только возможностями трансгрессионного переноса.

Ответственность сторон: род Атарантидесонисов в лице его главы – хранителя Амирелоноделисталиэля – обеспечивает максимально благоприятные условия проживания женской стороны договора на своей территории в течение всего срока исполнения договора, организует доставку вознаграждения и женской стороны договора по выбранному ею месту отбытия, принимает на себя все обязательства по сохранению жизни и здоровья, а также по воспитанию и обучению нового продолжателя своего рода. Женская особь за жизнь и будущее ребенка никакой ответственности не несет.

Договор считается выполняющимся с момента вступления в детозачаточную связь и выполненным с момента рождения ребенка. Срок для перевода договора в статус выполняющегося – двадцать циклов. С момента соглашения сторон договор отмене не подлежит. Если одно из лиц сторон договора осознанно отказывается выполнять условия договора, то данное лицо рассеивается на кванты первичных полей».

Как красиво и наукообразно сформулировано слово «умирает»! Рассеивается на кванты первичных полей. Вера уставилась на сияющую синюю печать на своем запястье – эта штучка несет в себя ядерный заряд для «рассеивания»? Восемь процентов общемирового словаря не давали ответа на этот вопрос, зато наводнили память Веры сведениями о множестве рас, обитающих во Вселенной: и высших рас, живущих в гармонии с Универсумом и в любви ко всему сущему, и низших рас, раздираемых собственными противоречиями и злобной агрессией к миру. Удивительно, что та же раса людей могла быть как низшей, так и высшей – существовали миры, которые Земная религия трактовала бы как рай: люди жили в прекрасных мирах с живой природой, где тигры выходили поиграть с человеческими детьми, где растения в любое время года дарили людям свои плоды, а те в ответ заботились о живой и неживой природе своей планеты, никогда не знавшей войн и насилия. Логично предположить, что Вера не первая попаданка в другой мир, что были и другие, которые собственными глазами видели, как может жить раса людей, и по возвращении на Землю эти попаданцы и создали образ рая. А также образ ада умирающих низших миров. Во Вселенной жили не только люди – рас было огромное множество, причем низшие их разновидности реже всего встречались именно у людей и эльфов. В общем, Вера была диковиной зверюшкой: низшая человечка – крайне редкая особь в необъятной Вселенной, то-то Квазик так удивился поначалу, а потом скривился. М-да, по сравнению с высшими мирами Земля совсем не впечатляла.

– Но гибели мой мир все равно не заслуживает! – воскликнула Вера. Ведь на Земле столько прекрасных, добрых, чистых людей – неужели они должны погибнуть из-за чужих войн?! Как-то это несправедливо: родился в высшем мире – и вокруг тебя все добрые и прекрасные и ты сам растешь добрым и прекрасным, не прикладывая к тому особых усилий, а если родился в низшем – то пробиваешься как можешь, с трудом сохраняешь в своей душе что-то светлое, но все равно остаешься «низшим», потому что твой мир такой? Наверное, я чего-то не понимаю со своими восьмью процентами... Эх, вселенские проблемы мне пока не по разуму, а вот с фиктивным браком моим что-то решать надо. Квазик прав – этот договор на брачный никак не тянет, это договор на суррогатное материнство – выносила, родила, получила вознаграждение и до свиданья, никто не держит.

На Земле Вера в силу своей профессии постоянно имела дела с различными договорами, причем куда более затейливыми, чем этот образец общемирового права. С одной стороны, чем проще и яснее договор, тем труднее найти лазейки в нем, чтобы «подправить» условия в свою пользу, а с другой стороны – чем меньше условий оговорено, тем шире можно трактовать каждый пункт договора. Вот например: «доставка по месту отбытия». Обязательность такого отбытия оговорена? Нет, не оговорена! Место отбытия вообще произвольное, так кто мешает Вере отбыть... ну, скажем – в спальню Квазика? Никто не мешает, в договоре на этот счет запретов нет. Запретов на участие в жизни ребенка тоже нет – оговаривается лишь необязательность такого участия. По сути, Веру данный договор ограничивает лишь в двух пунктах: она не может оказаться его исполнить, если не хочет умереть, и срок привыкания к Квазику не более двадцати циклов. А вот Квазика договор урезает в возможностях очень сильно: взять тот же пункт о «максимально благоприятных условиях проживания». Очень расплывчатая формулировка! Честно молвить – чересчур расплывчатая. Ясно, что голодом-холодом он ее морить не сможет (он и не стремился, но факт остается фактом), но ведь максимальная благоприятность условий должна включать в себя и психологический комфорт, а это поле непаханое для выдвигания всевозможных условий. Интимные связи суррогатного мужа на стороне нарушат покой Вериной души? Нарушат! Следовательно – условия не максимально благоприятные, так что извини, Квазик, – никаких сильфид, если не хочешь распылиться на кванты. Друзья твои пришли и нахамили? Опять-таки: пусть извиняются и ведут себя прилично, иначе – психологического комфорта нет. О родных своих Вера переживает? Переживает! Так что – встречи на Земле и помощь дочери при необходимости, поскольку иначе опять комфорт не тот. Не максимальный комфорт иначе! Не максимальная благоприятность.



Валентина Елисеева

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться