Приключения Василиска

Размер шрифта: - +

Император Бергамот 268-ой и другие.

 

Вообще-то в нашей части я работал на транспорте – перекидывал боеприпасы со склада на склад, продукты, солдат, в общем, был обычным водилой. Не лучше и не хуже других, но дело своё знал и на судьбу жаловался не каждый день.

Но, когда меня на ковёр вызвал сам Генерал Армии Людей, Баркоров Павел Апогеевич, и предложил «одно выгодное дельце», не скупясь при этом на обещания вознаграждений, повышений и прочих атрибутов славы и почёта, я ему прямо и честно смог ответить только одно:

- Нет-нет-нет, и ещё тысячу раз нет, – ибо это дельце не соотносилось со  всеми моими принципами, которых у меня насчитывалось крайне мало, и потому я старался следовать им строго и неукоснительно.

Дело в том, что я всегда избегал даже мимолётных пересечений с представителями иных планетных рас, обосновавшимися среди людей, и вдруг мне предлагают совершить визит с доставкой какого-то важного груза к инопланетному дипломату, представителю своих сородичей на нашей Земле.

- Конечно же, нет, – вторил я, с каждым разом отвергая всё более заманчивые перспективы, предлагаемые генералом, – что ж, других водил нет что ли? Или я, незаметно для самого себя, переместился в ряды самых ценных и незаменимых?

- Понимаешь, Василиск, в чём заковырка-то… – Баркоров поправил съехавшую на правое ухо раритетную каску, которую любил применять для особых случаев, предварительно вычистив её до блеска. На минуту он задумался, подбирая более подходящие слова, и наконец-таки продолжил фразу, – водил-то у нас, как собак недоеденных, не спорю, больше, чем надо. Но половина из них уже отправлена в рейсы, а другая половина – в категоричном отказе. Ты правильно судишь – ты у нас один такой. Но, – генерал поднял глаза к небу, – тут, как бы, применим несколько другой критерий. Ты, понимаешь ли, единственный водила, который забыл застраховать свою жизнь на случай уничтожения представителем другой планеты.

- А, если мне сейчас срочно страхонуться? – всполошился я.

- Не судьба, – улыбнулся Баркоров, – бланки закончились.

- Но я…

- Ты будешь незамедлительно расстрелян мною, если ещё хоть одним звуком попытаешься выразить своё жалкое несогласие, – этот аргумент генерала перевесил все остальные, и я вынужден был согласиться. Удивляюсь, почему он начал-то не с него.

Как оказалось, дела обстоят немного хуже, чем я смел себе представить. Я должен был доставить груз не кому-нибудь, а представителю планеты Гии Луу, дурная слава которых отлично известна всем и каждому. Но, если ты забыл, то я тебе напомню, что армия Гии Луу на протяжении многих веков пыталась захватить Землю. Гиилуняне – отменные воины, огромные и мощнейшие гиганты, но атаки их кораблей, таких же массивных и неповоротливых, земляне отражали с завидным постоянством. Инопланетяне, впрочем, даже и не пытались придумывать какие-либо тактики или хитрости, никогда и ни в чём не прогрессировались и не совершенствовались, их технологии оставались точно на таком же уровне, на каком они были выкрадены у какой-то из уже вымерших рас. Гиилуняне просто-напросто тупо повторяли атаку за атакой. В конце концов им порядком надоело раз за разом терять свой флот, и они были вынуждены заключить шаткий мир с землянами и даже отважились прислать своего представителя на постоянное проживание для решения неотложных вопросов. Земляне же, не будучи идиотами, поселили этого представителя глубоко в пустыне, дабы сократить до минимума всяческое общение с ним. Но для погашения природной агрессивности гиилунянина, близ его резиденции был засажен некий оазис в стиле густого парка, где размещалась списанная машинка для клонирования вымерших видов животных, за охотой на которых дипломат коротал скучные утра, дни, вечера и ночи.

Но задание, с которым меня посылал генерал Баркоров к этому «воителю», было до безумия нелепым. Дело в том, что генерал самолично вынудил инопланетянина совершить подобный заказ. Будучи неисправимым ценителем красоты во всех её проявлениях и полнейшим идиотом, Баркоров, имея по случаю приватную видеосвязь с гиилунянином, посмел высказать презрительное недовольство дизайном рабочего кабинета последнего. Генерал сослался в частности на то, что любой уважающий себя дипломат на Земле просто обязан иметь хоть одно вывешенное на стене произведение искусства – какую-нибудь шедевриальную картину. А стены гиилунянского кабинета пусты, скучны и безрадостны. Инопланетянин моментально освирипел и потребовал незамедлительно предоставить ему в подарок великий шедевр изобразительного искусства Земли. Взамен он обещал, что и в этом месяцы их корабли не будут атаковать планету. Гиилуняне по своей природе глупы и наивны, но в то же время – вспыльчивы и агрессивны. Потому было решено всё-таки предоставить взбешённому дипломату одну из свежих картин популярнейшего художника, ибо тратиться на очередное уничтожение флота назойливого противника земному правительству было более накладно, да и надоело до чёртиков.

Раз никто не тянул за язык именно генерала Баркорова, то доставить картину было поручено его части, а раз прошляпил инопланетное страхование именно я, то — лично мне.

Картина должна была появиться в нашей части примерно через час. Я же должен был её доставить, отчитаться в дуэте с дипломатом и моментально отправиться в обратный путь.

- Как звать-то клиента искусства, — спросил я у Баркорова.

 

- Тебе всё равно не произнести его имя, — после этих слов генерал выпучил глаза и комично зарычал, — Рхгкхргхгкх! - примерно так. Но не волнуйся, общаться будешь через его раба и переводчика.

- А как-нибудь перевести его имя можно? — поинтересовался я.

- Ну, можно кое-как, — скривился Баркоров, — это будет значить приблизительно вот что: Перекошенная К Левому Глазу Харя Без Одиннадцати Зубов, но можно и проще — Перекошенная Харя.



Роберт Морра

Отредактировано: 28.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться