Принц Безумия

Глава IV - V

Глава IV

Мирамэ подбежала к отцу, но отец жестом отказался от помощи, неспешно встал и с интересом посмотрел на Ликрама.

- Отец! Зачем ты достал дьявольский камень? Он неделю назад чуть не погубил соседнюю деревню!

- Я его не просто достал, я его уничтожил, причем с помощью крови этого молодого полуэльфа.

- Но ты говорил, что его невозможно уничтожить!

- Все верно, но тогда у нас не было его.

Ликрам с непониманием смотрел на них.

- Что это, черт возьми, за камень?

В этот момент легкая улыбка коснулась губ Мирамэ и она посмотрела на отца.

- Настало время вам рассказать одну очень древнюю историю. Старейшина сел на кресло, устремил взгляд вдаль и начал свой рассказ.

В далекие времена жили Боги, наделенные силой света. Они долго странствовали, но в итоге создали наш мир и остались жить в нем. Каждый из них видел наш мир по-своему и каждый внес частичку себя. Так продолжалось несчетное количество лет. Они создали леса и луга, многочисленных зверей и, в конце концов, они создали эльфов. Желая создать подобных себе, они даровали нам бессмертие и часть своей магической силы. Именно благодаря их дару мы можем творить удивительные вещи. Мы были верными детьми Богов, и они отвечали нам тем же. Но однажды, когда два Божества отдыхали, случай изменил всю нашу историю и создал мир, который мы знаем.

- Отец, - перебила его Мирамэ.

- Я помню эту сказку. Мать читала мне её в ненастные дни.

Лицо юной девушке стало печальным, и она начала медленно нараспев читать стих, который эхом раздавался во всех уголках комнаты.

В древний год, один из многих, жили Боги на Земле,
В них была сокрыта сила, неизвестная теперь,
Те могучие колоссы могли жечь и создавать,
С тем невиданным размахом, что вселяет в души страх,
Создавая, разрушая, шли их дни из года в год.

Так все было пока Боги, утомившись этим днем,
Не направили два взора, в сторону своих лесов,
Увидавши в тени кроны, девушку красы такой,
Что не видели доселе, два гиганта под луной.

- Кто ты, дева? Первый спросит, а второй вдали стоит,
Не решаясь к юной леди, он на шаг и подойти
- Кариана, мое имя, вам не скажет ничего,
Но могу заверить точно, я с добром к вам, а не злом.

- Все верно, дочь моя. Эта часть легенды до сих пор передается из поколения в поколение.  И, конечно же, ты слышала, о том, что Боги, узнав, что она странница из другого мира и пришла насладиться их твореньем, начали проводить с ней все своей свободное время. Так шли года, пока самый застенчивый из Богов, не увидел, как его брат целует гостью. Кровь его вскипела от ревности, и он бросился прочь, оставляя за собой вместо рек и лугов бескрайнюю пустошь. Когда же он успокоился и привел мысли в порядок, он смог подойти к Кариане. Рассказав о своих чувствах, девушка, сочувственно взглянула и пробормотала: «Извини». Велико было горе колосса, и чтобы уединиться, он создал огромную гору, на которой и проводил все свои бессчетные дни. Прошли еще года, пока не увидел он со своей горы, что все Боги совещаются, и в центре выступает Кариана с его братом. Как сильна не была его печаль, первый брат, все же, спустился со своей горы уединения и направился к ним. Пройдя бесшумно по траве, которая так тепло щекотала его ноги, он впервые улыбнулся. Спрятавшись за деревом, он начал слушать, о чем с таким жаром спорила его семья. Стоя в центре круга Кариана с братом обратились снова к присутствующим демиургам.

- Братья мои, я провела с вами не один век и ваш чудесный мир, навсегда будет в моем сердце, но разве не видите вы, что он статичен, как вода в озере? Давай те же, сделаем из озера реку, запустим историю вперед. Пусть мир будет разнообразнее, не только в нем будут все друзьями и братьями. Пусть будут и враги. 

В этот момент все колоссы оживились и один из них выступил вперед.

- Зачем создавать врагов? Ты хочешь погубить гармонию, которую, мы так долго создавали? Этот мир идеален, не стоит лезть в то, что и так работает.

Кариана взяла за руку брата и продолжила свою речь. Взгляд её был хищным, а черты лица резко осунулись.

- Разве не скучно вам наблюдать за всем этим из года в год? Ваши эльфы, мирно сосуществуют в согласии с природой, у них нет ни врагов, ни соперников. Вы словно маленьких детей их держите в своих руках, не давая им и шанса показать, на что они способны.

Как не пыталась она уговорить богов создать, хоть кого-нибудь, кто бросил бы вызов эльфам, но убедить их она так и не смогла.  И тогда она бросила свой нежный и печальный взгляд на брата, который так сильно её любил.

- О, мой милый. Как не хотела бы я провести с тобой вечность, но все-таки вынуждена покинуть тебя. Этот мир прекрасен, но одновременно и скучен. Я чахну в нем, и нет здесь мне отрады. Об одном прошу тебя – не держи зла на меня и помни только счастливые моменты.

Каждое её слово отдавалась сотнями невидимых иголок в груди старшего брата и в конце, сердце дрогнуло, и бросил он свой дикий взгляд на семью. Речь его была настолько яростна, а слова неистовы и грубы, что многие, против своей воли, затаили обиду и ушли, так нечего ему не сказав.
После этого, от некогда дружной семьи, не осталось и следа. Часть Богов, не желала слушать доводы Карианы и её возлюбленного. Они все так же заботились о своих твореньях и лишь изредка, с опаской наблюдали за действиями пары. Но шло время, и вместе с ним, все больше демиургов начали сочувствовать взглядам Карианы. Переманив на свою сторону половину членов семьи, был созван второй совет и не было в нем согласья. Не прейдя к компромиссу, Кариана со своими последователями решили создать новое творенье без воли остальных. Услыхав о такой дерзости, Боги набросились на них, и страшен был их гнев. Весь мир дрожал, от исполинских тел, а искры, вылетавшие из их глаз, разлетались по всему миру миллионами ударов молний. Загорелась тысяча огней и небо окутала тяжелая черная пелена. Мир стонал вместе с их создателями. Не в силах видеть такое, младший брат снова спустился с горы, но на этот раз ноги его касались углей и сажи, а капли, что падали с его щек оставляли озера. Его любимая, дружная семья дралась между собой, как голодные собаки, что увидели кость. Поодаль от них, стояла Кариана, та, которую он так сильно желал и, не смотря на все, продолжал любить её. Не в силах успокоить своих братьев, он, сделав глубокий вдох, пронзил сердце любимой.  Крик боли с шумом разнесся по всему миру. Она упала, и волосы её тысячами нитей разлетелись в стороны. Настал ослепительный миг, вспышка света, что была прекраснее всего на свете, а потом лишь тишина. Давящая тишина со всех сторон.



Сергей Глотов

Отредактировано: 24.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться