Принц будет наш

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 7 Всё-таки чем-то зацепило - 3

Один вздох, и на крыше наступил ад.

Казалось, что ангелы были настроены сразу на всех, это подтвердилось в тот миг, когда металлические убийцы взялись за привычное дело, они пытались убить студентов, попадавшихся им на пути. Защищаться не выходило. Заклинания отлетали от металлических чудовищ, огонь разбивался о них, как комки безобидной грязи. Принц закрывал Еву своим телом. Она попыталась оттолкнуть глупого парня. Разве можно защитить кого-то от ангелов? Но он упорно и упрямо бросал в стрекочущих чудовищ заклинания, стараясь не дать им пройти к девушке.

Когда принц упал, стало очень страшно, Ева поняла, что это конец. Их попросту убьют, раздавят, как муравьёв попавшихся под подкованные металлом сапоги.

Она обняла принца, прижалась к нему и ткнулась пересохшими губами в его грязную от пота и крови щёку. Он прижал её к себе, из последних сил закрывая, пряча, защищая.

Ева распахнула глаза на синее небо, сверкающее равнодушное солнце, мелкие облачка, несущиеся вдаль. Это последнее, что им удавалось увидеть. Ёкнуло сердце от прикосновений принца, от его неумелых солёных от пота поцелуев.

Еву затопили нежность, огонь, желание раствориться в этом парне, кем бы он ни был.

Что ж для последнего чувства – очень даже неплохо.

Но как же хотелось любить, целоваться, бродить по городу, держась за руки.

Просто жить.

Над Евой и принцем склонились плоские морды ангелов. Самое время было зажмуриться и принять смерть.

Но в глазах чудовищ промелькнули какие-то блики, и ангелы начали умело связывать студентов бечёвкой, врезающейся в кожу запястий, и складывать их рядами, будто они не были людьми. Еву оторвали от принца, и она осознала, что всё это время принц целовал парня, Лавра Перепёлкина. Но пришло и яркое понимание, что может быть, этот солнечный день будет непоследним!

Ангелы расправились со студентами, а сами замерли на четырёх конечностях.

На крышу поднимался тот, кто упорно пытался уничтожить принца.

Ева приготовилась перегрызть этому человеку горло.

Но её опередили.

Милая девчушка, на самом деле очнувшийся настоящий Лавр Перепёлкин, подкатилась к русоволосому парню и развязала его. Принц уже встал на колени, когда на крыше возник седой хмурый человек в сером обыкновенном костюме. Лавр-девушка загородил принца.

- Показательно, - проговорил седой и подал руку принцу, а потом девушке, внимательно оглядев мило зардевшуюся барышню. – Ты стоишь на коленях. А я выиграл наш спор. – седой окинул ледяным взглядом студентов.

- Нет, - принц упрямо поджал губы, и Еве сразу стало ясно, что они похожи, а принц продолжал: – Ты действовал подло. Мы спорили о другом, ты напряг всю охрану, моего двойника, полицию, они все ломали голову, откуда у меня враги в провинции? А это был ты. Я ведь даже задумался о заговоре. Проблема решена некорректно!

Седой незнакомец и принц под личиной казались двумя половинками одной монеты.

Ева торопливо завозилась, вытаскивая из кошелька редкую медную десятку с профилем короля.

- Твоя охрана здесь никуда не годится, - надменно проговорил седой, - пора успокоиться, повзрослеть, переехать в столицу. Там тебя сумеют защитить. А здесь… твоего двойника похитили, чуть не убили. Если бы я хотел, ангелы уничтожили бы вас всех. Проблема решена самым оптимальным путём.

- Но ты, вы… и не хотели убивать меня, - буркнул принц безрадостно. – Ангелы запрещены поправкой к закону номер тысяча девятьсот девяносто семь, - продолжал он настаивать на своём.

А Ева тупо таращилась на чёткий профиль седого человека и королевский профиль на медяке. Они были абсолютно одинаковы!

- Ты думаешь, что те, кто захочет убить наследника престола, сначала изучат все законы? – рассмеялся неприятно скрипучим смехом седой господин. – Собирайся. Мы уезжаем. Двойника и начальника охраны забери с собой. Я бы после такого удачного покушения непременно уволил начальника.

Ингард поморщился, но промолчал.

Внезапно на крышу поднялись полицейские. Их было так много, что крыша стала красной от их мундиров. Они схватили седого, загнули руки всем, кроме двойника принца, которого, видимо, узнали и девушки.

Монетка выпала из пальцев Евы, ведь руку завернули до шеи так, что в глазах замерцали искры от непереносимой боли.

- Не смейте, - рявкнул начинающий преображаться Ингард. – Отпустите его величество и его высочество!

Растерявшиеся полицейские помогли седому встать, поддержали за локоть русоволосого юношу.

- Значит, вот этот образ для рекламы, а настоящий ты такой? – Ева сумела выскользнуть из рук полицейских и подошла к принцу вплотную.

- Что это ещё? – король с отвращением рассматривал нескладного юношу, во взгляде которого была явная приязнь, а руки сами собой тянулись обнять принца.

- Это Ева, - улыбнулся принц, первым обнимая девушку. – Да, я такой, а все эти золотые кудри и синие глаза – работа команды рекламщиков. Принц должен нравиться всем. Ваше величество, - принц заметно напрягся, - отец, это Ева. Я бы хотел, чтобы она… - он запнулся и внимательно посмотрел в глаза Евы, которая окончательно стала собой. – У меня нет девушки, - принц отчаянно покраснел, - сегодня на крыше я понял, что не смогу без тебя.



Ольга Шестрова

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться