Принц и нимфа

История, как одна лесная нимфа стала нимфой заграничного принца

Вот уже несколько дней как я сбежала из дворцовой кухни и снова живу в родном лесу. И именно сегодня мне особенно отвратительно спалось. Ночью я просыпалась несколько раз, вслушивалась в тревожный шепот крон над моим ложем и снова проваливалась в тяжелый, дерганый сон, полный дурных предчувствий.

Стоило крепко-накрепко заснуть, как обязательно должно что-то произойти.

На рассвете, с первыми золотисто-розовыми лучиками светила меня разбудил отчетливый звон клинков. Нимфы – любопытные создания, и я устремилась подсмотреть происходящее: мне не верилось, что крестьяне соседних сел вознамерились устроить небольшое сражение. И мое неверие почти оправдалось – на дороге, что тянулась вдоль границы моего леса скособочилась карета, вокруг которой испуганно бегали лошади и живописно валялись мертвые тела в красно-золотых камзолах. Но не все путники погибли, один мужчина в красно-золотом одеянии прижался спиной к двери кареты и с помощью длинного меча в одной руке и горящего факела в другой успешно держал оборону против троих нападающих. Как бы ни был обороняющийся искусен, но численный перевес давил на него, все сильнее оттесняя к карете. Я вгляделась в нападающих. Разбойники? Одного я узнала – давно известный мне любитель копать ловчие ямы. Остальные мужики тоже были смутно знакомы: некоторых из них я видывала раньше в своем лесу. Что же такое произошло, что добропорядочные селяне подались в разбойники?

 

Мне не потребовалось много труда, чтобы собрать помощь: из леса я выходила в компании нескольких десятков медведей, кабанов, рысей и волков.  По сравнению с тремя оставшимися в живых разбойниками это была, практически непобедимая, армия!  Ни в коем случае мне не хотелось, чтобы кто-то сбежал, поэтому я, прежде чем показаться людям, немного помогла стеблям полевого клевера вырасти и опутать ноги разбойникам. Люди не сразу обратили внимание на странное поведение растений. Только, когда один из разбойников попытался сделать выпад в сторону молодого аристократа у кареты, но не смог выпутаться из цепкого захвата травинок, крестьяне заметили мои манипуляции с растениями. Молодым аристократом оказался заграничный принц из Поляндии – соседнего с нашим королевства. Принц умело отгонял нападающих своим мечом, однако, никого не убивая понапрасну. Во второй руке он сжимал горящий факел, который выполнял разные функции в этом бою: то принц блокировал факелом чужие удары, то отмахивался от наступающих противников, а то банально усиливал огонь магией и направлял против испуганных крестьян. Конечно же, отпрыск королевской крови обладает магией! О чем думали простолюдины, нападая на заграничного принца? Селяне заозирались и увидели меня с моей призванной армией зверей. Некоторые попытались дать деру, но мой клевер – не королевский стражник, его не подкупишь и не разжалобишь – вру, конечно. Я же внимательно смотрела на молодого человека у кареты. Заграничный принц  возвращался домой после обременительного визита к незнакомой принцессе. Судя по тому, что ехал он один и все-таки ехал, - с принцессой они не достигли взаимопонимания.

***

Тэо смотрел на прекрасную нимфу, что вышла из леса и спокойно направлялась в сторону их потасовки с простолюдинами. Мужиков ему было откровенно жаль: голодранцы взялись за разбой явно не от хорошей жизни. Вообще, все, что Тэо успел рассмотреть  в этом королевстве уверило  его, что пора заканчивать добрососедские политические отношения с королем Семилесья. На родине Тэо привыкли чтить духов-защитников, а не пленить их на потеху вельможам! Зато и жизнь простых жителей Семилесья скатывалась в нищету, голод и лишения! Утром Тэо видел юную лесную нимфу, спасающуюся бегством из каменной ловушки королевского замка. Прекрасной девушке было не место в мрачной дворцовой громаде, поэтому Тэо приложил немало усилий, помогая нимфе сбежать, рискуя политическим скандалом. Но он был уверен, что отец его поймет и поддержит. Как же так? Люди, чья жизнь целиком и полностью зависит от окружающих лесов, так пренебрежительно относятся к духам леса? Немудрено, что деревенские мужики, устав от неурожая и произвола вельмож похватали в руки, кто что горазд и занялись банальным разбоем! Но можно ли иметь какие-то дела с правителем, который не в силах установить порядок в собственных владениях и не в состоянии усмирить вельмож? Тэо повсюду видел произвол знати и бесчинства власти. Прогуливаясь по рыночной площади, он обратил внимание на маленькую девочку-простолюдинку, оборванную, тощую и грязную, которая в порыве отчаяния бросилась в ноги к знатному господину, прижимая к груди сверток с младшим ребенком, который как раз вылезал из кареты и заголосила тоненьким голоском, выпрашивая монетку. Что сделал аристократ? Тэо скрипнул зубами, вспоминая, как плеть опускалась на худенькие плечики малышки, а дорогой подкованный сапог пнул девочку в тощий животик прочь от кареты, следом пинком аристократ брезгливо отбросил подальше плачущий сверток с младенцем. Тэо приказал своим людям позаботиться о детях, но этот случай выбил его из равновесия. У них в Поляндии за такое отношение к детям отец казнил любых аристократьих выродков, невзирая на заслуги и знатность рода!

Когда Тэо выезжал из дворца столицы Семилесья, он отправил часть сопровождавших гвардейцев вперед с донесением отцу. Вот местные разбойники и позарились на богатую карету с минимумом охраны!

Видят боги, Тэо не желал убивать несчастных селян, но и сам погибать не намеревался. Поэтому помощь местной нимфы, кажется, той самой, была ему очень кстати.

Не желая становиться орудием смерти, я была вынуждена сдерживать порывы своего лесного воинства. Взамен этого, я вернула крупицы жизни в тела павших защитников кареты и молодого принца.

Мать моя богиня, как же он был хорош! Сейчас, имея возможность хорошо его рассмотреть, я узнала того заграничного принца, который помог мне вырваться из дворца, избежав встречи с королевскими стражниками на воротах. Кажется, он меня тоже узнал. На вид принцу было около двадцати человеческих лет, был он среднего роста, с широкими плечами, но узкими бедрами и крепкими, мускулистыми ногами, плотно обтянутыми  тесными бриджами из тонкой оленьей кожи. Оленьей? Мои брови непроизвольно нахмурились, стоило мне рассмотреть эту деталь гардероба.  Принц порозовел от смущения и быстро запахнул просторный плащ, скрывая от моих глаз то, что вызывало во мне волнение и недовольство.



Фиона Амбер

Отредактировано: 20.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться