Принц и Разбойница

Принц и Разбойница

– Когда-то давным-давно, не далее, чем шесть лет назад, в городке, позабытом и Богом, и Дьяволом, жил-был Принц. Жил Принц, не тужил…

– Но тут появилась Золушка! – девочка воодушевленно отбросила одеяло в сторону, словно оно мешало ей слушать историю, рассказываемую молодой девушкой. Мальчик, сидящий на соседней кровати в обнимку с большим белым медведем – игрушечным, само собой – кинул в сестру-близнеца свою подушку и радостно показал ей язык.

– Никакой Золушки! – позлорадствовал он и в ожидании уставился на девушку, улыбнувшуюся при взгляде на детей. – Правда, мам? Там были космолеты, трансформеры и…

– Не так быстро, – строго прервала она мечты сына, шутливо погрозив ему пальцем. – Золушка была… Скорее даже не Золушка, а суровая Разбойница. Но о ней чуть попозже, – мама двойняшек натянула на насупившуюся дочку одеяло и улыбнулась ей. – Так вот, была у Принца этого своя неприступная крепость и преданная свита…

 

– Ты только посмотри на него, – я презрительно ухмыльнулась, смотря на Ульянова, сидящего во главе стола и болтающего со своей компанией. Компания эта, кстати говоря, сегодня состояла преимущественно из восторженных девятиклассниц, чуть ли не пищащих при царственном взгляде Его Высочества. – Как будто не в школьной столовой, а в тронном зале сидит.

– Да ладно тебе… – одноклассница с сомнением посмотрела на Ярослава, сияющего своей модельной улыбкой во все стороны. По-моему, он мазохист, раз ему доставляют такое искреннее удовольствие регулярные походы к стоматологу – как не пойду мимо клиники, так он там ошивается. – Вроде такой же, как всегда.

– Принц, – я с еще большим презрением покачала головой и отвернулась от королевского стола, вернувшись к общению с Маринэ. Эта милая армяночка являлась для меня настоящим кладезем информации, которую у меня талантливо получалось беречь до нужного времени, а в самый интересный момент выставлять напоказ. Любила я свою роль в школе. А вот меня не любили.

С самого восьмого класса, когда он ворвался в наш сплоченный коллектив, весь такой красивый и умный, я горела желанием унизить его. Разумеется, пострадавшей стороной была именно я: зайдя в класс, Ульянов с кристальной улыбочкой попросил освободить последнюю парту, потому что он, видите ли, не терпит сидеть впереди. Я хотела возмутиться, но куда уж моему метру с кепкой до его метра восемьдесят. И это в восьмом классе, когда все остальные мальчики внешне представляли собой двенадцатилетних шкетов. Не сказать, чтобы я возненавидела Ульянова прямо с самого первого взгляда… но меня убивал его прямой игнор, словно я не стоила ни грамма его внимания. С тех самых пор я и хотела отыграться на нем, но… черт возьми, он был идеальным. Идеальная внешность, идеальные оценки, идеальный характер. Богатый, обаятельный баскетболист, победитель всевозможных соревнований и мечта девочек от первого до одиннадцатого класса и молодых учительниц. Милые улыбочки летели во все стороны с его морды лица. Стоило только указующему персту показать на жертву – и верные шакалы готовы были растерзать её на клочья. Ему чуть ли не поклонялись, словно он был каким-то божеством. Принц, одним словом.

– Алина Турбова из 11 «Б» живет с парнем, вдвое старше её, – дошла, наконец, до сути девушка, и я снова была готова внимать её голосу с легким акцентом. Маринэ знала, что я отрицательно отношусь к этой стерве из параллели, но пока она меня не трогала, а потому сия тайна должна была придержаться мною на некоторое время. На черный день, так сказать.

– А что скажешь насчет Его Высочества? – я вяло потыкала вилкой в разваренные макароны и в надежде подняла взгляд на одноклассницу. Акопян покачала головой, вгрызаясь в огромное красное яблоко и брезгливо откидывая салфеткой чей-то обед, случайно вываленный на стол.

– Как всегда – абсолютно ничего, – Маринэ печально пожала плечами, а я и вовсе пригорюнилась. Уныло посмотрев на болтающего по телефону Ульянова, я перевела взгляд на вход в столовую и в панике спряталась за подругой. Ладно, подругой она мне была настолько же, насколько Принц не был мне врагом, но будем называть её так условно, за неимением других эпитетов. – Ваня, – понятливая одноклассница улыбнулась и чуть подтолкнула меня плечом, насмешливо изогнув бровь. – Иди, поздоровайся со своей любовью, он тебя ищет, между прочим.

– Мариночка, спаси меня, – заныла я и, решив отпустить свою гордость, спряталась под стол.

– А ты Свету не видела? – раздался голос десятиклассника, а я угрюмо нахмурилась, пряча лицо в руках и задерживая дыхание. Нет, вы меня, конечно, не поймите неправильно – Ванечка был вполне себе симпатичным мальчиком с русыми волосами и милыми веснушками на лице, но… он был почти на два года младше меня!

– Нет, её сегодня, кажется, вообще не было в школе. Я не заметила.

Я удрученно посинела и зажмурилась, молясь, чтобы он оказался не столь сообразительным. К моему сожалению, парень с могучим именем Иван вошел в роль умника.

– Вы сидите за одной партой, – проявил он потрясающую осведомленность. –Ладно, я подойду после пятого урока, у вас, кажется, русский у Алевтины Григорьевны? – он что, и расписание мое наизусть выучил?

– Эмм… Хорошо, – Маринэ, видимо, тоже как-то растерялась и потому не сразу сообразила, что стоит ответить в этом случае. – Я передам ей, что ты её искал.

– До встречи.

– Ага.

Я аккуратно выползла из-под стола, перед этим не забыв внимательно оглядеться по сторонам. Усевшись на стул, я ослепительно улыбнулась пялящимся на меня с открытым ртом пятиклашкам и поспешно одернула задравшуюся кофту. А я-то думаю, чего это они так замолчали, а тут, оказывается, половина школы на мои невыдающиеся прелести любуется.



Ольга Глюк

Отредактировано: 23.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться