Принц на мою голову.

Размер шрифта: - +

Глава 2. Странная магичка

Жёлтых огней горсть
В ночь кем-то брошена.
Я твой ночной гость
Гость твой непрошенный.
Что ж так грустит твой взгляд?
В голосе трещина.
Про тебя говорят -
Странная женщина.

 

Л.Рубальская

 

Алексантери прожил с бомжами на вокзале более двух месяцев. За это время он привыкнул откликаться на имя Алекс, научился разбираться в бумажных деньгах, называемых рублями, прятаться от станционных полицейских. Работой его новые друзья делились неохотно, самим не хватало  на выпивку и еду, только если кто-то из компании грузчиков сваливался в пьяном угаре, мужики звали из подвала жилистого Алекса. Сдружиться им так и не довелось: Алекс не признавал крепкие спиртные напитки, сигареты и грязных вокзальных баб. Мало говорил, не желал рассказывать байки о своей прошлой жизни и не встревал в конфликты раздела территории.

В этом холодном снежном городе чувствовалось что-то необычное. Не магия, нет, но что-то близкое, тяжелое. Как будто тут над городом протекает тяжелая сила каменных големов, придавливая Алекса к земле и мешая ему развернуть свои и без того выжатые в ноль магические возможности.

Однажды в темный подвальный угол прилетел Андрюха – младшенький из грузчиков, тот, что первый увидел Алекса в вагоне.

- Делай когти, менты облаву устроили, террористов ищут! – Алекс замер и удивленно перевел  глаза с Андрея на свои ногти.

- А-аа, латыш тормознутый! Беги, говорю куда подальше, полицейские все подвалы шманают, в тюрьму загребут, если поймают, у тебя же документов нет!

Андрей сунул в руки Алексу холодную сосиску в тесте, - Беги, беги, чем дальше, тем лучше! По общественным местам не ходи, забейся в какую-нибудь нору, нужно переждать облаву пару недель.

И Алекс побежал. Сначала были темные заснеженные улицы, потом большой мост, потом белоснежный  пустырь, опять улицы. Огромные каменные дома сменились деревянными домиками, напоминающими жилища в Айоле. Алекс брел куда-то всю ночь. Под утро он бессильно остановился возле каких-то каменных низких бараков без окон. В каждый барак вели запертые железные ворота. Алекс опустился в сугроб у стены бесконечного барака, уткнул голову в колени и закрыл глаза.

Захрустел снег, вторя неторопливым шагам.

- Эй, мужик, ты чего тут сидишь? Плохо тебе? Фу, ну и запах. Чем от тебя несет? Вроде не бухалово. Эй!

Алекс упорно пытался снова задремать, но чьи-то крепкие пальцы беспрерывно встряхивали его и не давали уснуть.

Наконец, к этим настырным пальцам добавился трехэтажный вокзальный мат, и Алексу показалось, что его будят на работу грузчики.

- Сейчас, Старый, уже встаю, что сегодня разгружаем, надеюсь не уголь?

Заиндевевшие ресницы дрогнули и на Палыча глянули кляксообразные мутно-фиолетовые зрачки.

- Пеон?! Слава Онтарису, я вернулся! Пеон, как же я рад тебя видеть!

Издыхающий грязный бомж резво подскочил и сжал Палыча в крепких объятьях.

- Э-э, мужик, ты поаккуратнее, чай не жинку встретил. Палыч я, Михаил Палыч, можно дядя Миша, никакая не пена. Ты чего тут расселся, не май месяц.

- Я еще здесь? – обреченно уточнил Алекс.

- А где ж ещё? – Усмехнулся Палыч. – На тот свет еще не отправился, на земле -  матушке, на ней, родимой.

- А на тот свет отправиться, это как?

- Слушай, если ты помирать собрался, иди, найди себе канаву какую-нибудь, нечего возле Анюткиного гаража устраиваться, даром ты мне тут не нужен, потом по ментовкам замучаешься отбрехиваться.

- Опять ментовки. У вас без ментов никуда шагу ступить нельзя что ли?

- У нас-то? У нас-то всё можно, если осторожно, а у вас?

- Простите, Михаил Палыч, я оговорился. – Посторонился Алекс и оглянулся вокруг. – Я сейчас уйду. Мне посоветовали найти какую-нибудь нору на пару недель, потому что у меня документов нет. Вы не могли бы мне подсказать, где можно найти эту нору?

- Бомж?

- Да, меня иногда так называют, правда я не совсем понимаю, что это слово обозначает.

- Человек Без Определенного Места Жительства, - старательно делая ударение на каждом слове, произнес Палыч, - сокращенно БОМЖ.

- Вот как? Пожалуй, на данный момент я действительно бомж.

- А раньше ты в Омске жил?

- Нет.

- Приехал?

- Приехал. В поезде.

- Не тяни кота за хвост, откуда приехал? Зачем? К кому? Почему без документов?

- Приехал из города Бишкек. Ни к кому и совершенно случайно, уснул в вагоне.

- Без документов уснул? А вагон стало быть к составу прицепили?

- Да.

- Темнишь. Из Бишкека к нам, пожалуй, суток трое ехать, как тебя проводники пропустили? А таможня? Две таможни. Или четыре? Не важно, темнишь, парень!

- Вагон закрыт был всю дорогу, проводников не знаю, а ехал пять ночей.



Rina Nikiforova

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться