Принц на мою голову.

Размер шрифта: - +

Глава 4. Я в уроки окунулся и чуть-чуть не захлебнулся

"Скажи мне — и я забуду, покажи мне — и, может быть, я запомню, вовлеки меня — и тогда я постигну".

Конфуций

 

Магическая академия, это звучало во всяком случае очень торжественно и значимо. Не просто колледж там какой-то, а целая академия, да еще магическая. МММ…

Вечером после ужина я попросила  Глошану рассказать об этой самой академии.

Академия располагалась не далеко от столицы, в поместье герцога Тернальского, который доводился младшим братом отцу ныне правящего короля. Сам герцог Тернальский по описанию напомнил мне известного римского императора Диоклетиана: «Ах, если бы вы видели, какую капусту я вырастил …». Вот и этот потомок царственного рода больше всего любил свою веселую жену, четырех детей, сельское хозяйство, охоту и рыбалку. Наверно, именно поэтому ему понадобилось срочно выдать дочь замуж за племянника, чтобы самому не впутываться в политические дрязги.

- У меня сзади дома растет корна, её тер Брендон придумал, - бурчала меж тем Глошана, помешивая красноватое зелье.

- Как это придумал?

- Ну, не знаю как, может магичел чего, может костелиш вырастил, - я запнулась на незнакомом слове, но переводчик добросовестно прошуршал и выдал мне в ухо – генетика. – Надо же, у вас современный мир, генетику знают.  А что такое корна?

Переводчик шипел и шуршал, но молчал, а старуха оторвалась от варева, развернулась к приземистому шкафчику и вытащила оттуда полотняный мешок, завязанный на банальный русский бантик. Вытащила горсть зерен и подсунула мне под нос.

- О! Кукуруза! Корна? Точно, это же  поп-корн! Корн – кукуруза на английском! По РенТВ как-то рассказывали, что кукурузу занесли индейцам инопланетяне, может и вашему Брендону подфартило  на контакт с зелеными глазастиками нарваться?

Старуха неодобрительно покосилась на меня, покачала головой:

- Тебе нужно говорить теми словами, которые в твоём языке обозначают конкретные предметы, нельзя использовать прозвища, переводчик не сможет их правильно перевести и все поймут, что ты не местная. Это опасно. Чужих не любят.

- Литературную речь значит применять? А как на счет «прошу вас соблаговолить, ваше сиятельство», - такие завороты речи обязательны?

Старуха удивленно моргнула, посмотрела на меня внимательно, села на скамейку и осторожно произнесла:

- Всё-таки откуда ты, деточка? Твои родители благородные? Ты говоришь иногда как простолюдинка, иногда как тера. Кто ты?

- Я из другого мира, Земля называется. А говорить могу по-разному, как правильно-то?

- Пока живешь у меня, говори по-простому, - решила Глошана, когда пойдешь с герцогом Леондийским встречаться, тогда и наряд сменим и говор свой заменишь, а то тебя к нему и не допустят.

- Так наш герцог сноб, оказывается? Кто бы мог подумать. Небось снобизм ему поотшибали, пока бомжатничал, - усмехнулась я, вспоминая вонючую одежду и вшей.

- Я не поняла твои слова, кто наш герцог? Что ему сделали?

- Да нет, ничего, это я так, тихо сам с собою.

Старуха наконец-то закончила варить зелье, понюхала, посмотрела струю на прозрачность, наконец, налила порцию в симпатичную чашечку, напоминающую глиняную гжельскую посуду.

- Выпей. Это зелье равновесия. Оно поможет уравнять твою магическую ауру с человеческой.

- Астральное тело с физической оболочкой? – хмыкнула я, отмахиваясь от вопросительного взгляда Глошаны на незнакомые слова.

- Завтра поднимемся на восходе Виолеты, потому что все знания и умения лучше усваиваются с утра, займемся сначала тренировками тела, потом через пять-шесть дней будем учить простейшие магические заклинания для стихии света и воздуха. И зелье каждый день, два раза в день. Да. Должно сработать.

- Виолета – это ваше солнце?

Старуха задумалась и покосилась на тёмное окошко.

- Красивое название – солнце. Значит, ваше светило называется Солнцем? Соолнеси, - пропела старушка, смакуя слово. – Как правильно-то назвали. Сол – сила, несс – несущий, несущее силу. Как раз для магов света, таких как ты.

- Разбираетесь в древнеславянском языке? – хмыкнула я, расстилая постель.

- Древний язык? Древний. А что. Вполне может быть, ну-ка, сними переводчик, скажи мне что-нибудь.

Сняла, а что сказать-то?

- О чем сказать?  На какую тему?

Глошана закрыв глаза прошептала:

- Сказать, сокозать, соколать, соколати! Ета, овый ноли гларр!

Я нацепила опять переводчик.

- Соколати - это «разговаривать» на древнем общем языке, а ты о чем спрашивала? – открыла глаза Глошана.

- Да, так и спрашивала, «о чем говорить».

Мы уставились друг на друга, переваривая информацию.

- Давай спать, сестра по разуму, - никогда не была сильна в могучем русском языке, не стоит и голову морочить на ночь, итак мозги одеревенели. - Вполне может быть, что наши планеты один божественный инопланетянин населял.



Rina Nikiforova

Отредактировано: 10.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться