Принц на закланье.

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Принц на закланье.  Глава 2

Глава 2.

Маша сидела в мягком кресле авиалайнера и пыталась разобраться в своих мыслях.
За два прошедших дня столько событий произошло, что пора их «разложить по полочкам», так всегда говорит её отец, когда не может найти правильного решения дальнейшим своим действиям.
Девушка тяжело вздохнула и посмотрела на Марата, спокойно сидящего рядом в соседнем кресле. Сейчас он не походил на горячо влюблённого в неё мужчину, пытающегося завоевать доверие её отца. Правда, надо признать, что эту роль Марат сыграл замечательно. Маша в течение двух дней не спускала с него взгляда и не нашла ни единой погрешности в его игре. Более того, даже она сама стала ему верить!!!
Она тряхнула головой, стараясь выкинуть из неё всё наваждение от Марата.
«Мне кажется, что я стала тонуть в омуте его чар. – Невольно подумала она. – А моя голова мне нужна теперь совершенно ясной и чистой от любых эмоций, тем более, от любовных. Иначе… – Она вновь посмотрела на своего невольного жениха. - Иначе мне, ему не помочь. А я не хочу, что бы он вдруг исчез в никуда! Я хочу в этом разобраться! Не может быть, чтобы не было другого пути развития событий. Отец всегда говорит, что за явным путём на земле, есть ещё много других путей обходных, по воздуху и даже под землёй. Главное: найти туда вход! Ну, что же так и будем действовать. – Маша с облегчением вздохнула и поняла, что приняла правильное решение. – Итак, начнём с тщательного изучения обстановки и всех персонажей этого спектакля, под названием «Принц на закланье».
Маша посмотрела на свой перстень, который сиял на её пальчике, как ночная звезда. Оценивая его красоту, она понимала, что сейчас и сама выглядит, как эта драгоценность. На ней надет замечательный дорожный брючный костюм цвета нежного хаки,с шёлковой серебристой блузой, известного итальянского модельера с, сопутствующими к нему,  аксессуарами. 
Она вспомнила свою дорожную сумку, наполненную всевозможными женскими принадлежностями, и чуть содрогнулась. А ведь её багаж состоит из пяти больших чемоданов, в которые она даже не заглядывала!Там, наверняка, столько вещей и одежды?! А она даже не знает применение некоторым из них! Как же она сможет разобраться в событиях, которые ждут её впереди?
Маша закрыла глаза и попыталась  успокоить, нахлынувшее на неё, отчаянье.
- Перестань волноваться. – Услышала она голос Марата и почувствовала его рукопожатие. – Не забывай, что ты не одна. Я рядом с тобой! И всегда помогу тебе.
«Это тебе нужна помощь. – Подумала Маша. – Я со своими эмоциями совладаю, если, конечно, ты не будешь ко мне прикасаться».
Она открыла глаза и чуть «не утонула в глубине его глаз». Марат склонился над ней, обжигая её щёку своим дыханием.
- Что тебя беспокоит? – Спросил он, удерживая её взгляд своим.  
«Твоя близость!» - Хотелось крикнуть Маше, но она сдержала свои эмоции и произнесла: - Меня немного мутит. Возможно, я не переношу перелёты.
- Через полчаса мы приземляемся. – Сказал Марат и вновь по-дружески сжал её ладонь. – А там ещё два часа дороги и мы дома.
- Ты хочешь сказать, что мы увидим твой дом через три часа?
- Да, именно это я и хочу сказать. Мы будем дома, и ты сможешь отдохнуть.
«Сомневаюсь. – Подумала Маша. -  Мне нужно отдохнуть до приезда в твой дом, Марат, потому что, на его пороге и начнётся моя основная работа: работа следователя по особо тяжким преступлениям. Цель - предотвратить твоё исчезновение в никуда. Смогу ли я это сделать? Не знаю, но буду бороться за тебя,  … любимый». 
Маша смотрела ему в глаза и не могла ничего сказать. Она была благодарна ему за то, что он устроил её отцу санаторную путёвку в Крым на лечение. И за время его отсутствия, их квартира будет отремонтирована. Она была благодарна Марату за то, что он дал ей возможно, хоть ненадолго, но посмотреть мир. И ещё за то, что  был рядом…
Какое-то время, она сидела и думала, каким будет «её новый дом»?  Марат сказал, что скоро они будут дома. Так, каким же будет её новый дом?
Она попробовала представить его, но ничего, кроме двухкомнатной квартиры, ей на ум не пришло.
- Марат, - спросила она «мнимого мужа» и улыбнулась ему соблазнительной улыбкой, - расскажи мне, какой он из себя, мой новый дом?
Марат молчал, и какое-то время не мог оторвать взгляда от её глаз. Маша поняла, этот взгляд, но решила «играть невинность». Она вздохнула и откинулась на спинку кресла.
- Опиши мне его, что бы я не так его боялась. 
- Хорошо. – Ответил он, но Маша поняла по его голосу, что Марат чем-то недоволен. – Мой дом – это большой замок XVI века. Правда, теперь он выглядит так, только снаружи.  Треть внутренней части замка реконструирована. В ней живёт мой  двоюродный брат Леонард с моей тётей Мойрой, своею мамой. Они очаровательные люди и тебе понравятся. 
Марат вдруг опустил свою ладонь на ладонь Маши и чуть сжал её.
- Лео мой друг. Мы с ним жили и воспитывались вместе. Более того мы родились в один день. Только вот у меня было всё, а у Лео…
Маша вопросительно посмотрела на Марата.
- Что это значит? – Спросила она. – Ваших миллиардов не хватило на жизнь твоему кузену? Он такой растратчик?
- Нет, Маша, ты не понимаешь. – Голос Марата посуровел. -  Дело  в том, что все миллиарды Перро получает лишь один наследник, после исчезновения первенца. И он решает, как распределить деньги между всеми членами семьи. И, скажем так, отец не очень-то благоволил своей сестре Мойре, потому что не любил её мужа, дядюшку Отто. Он считал его приспособленцем. А Отто просто был очень хорошим и мягким человеком. Он любил природу и защищал её. Он часто вступал в конфликт с директоратом фармацевтической фирмы, возглавляемой отцом, по поводу природоохранения. 
- Тогда понятно! Ничего себе замашки?! – Невольно вырвались слова из уст девушки. Она тут же прикрыла рот ладошкой и с удивлением посмотрела в глаза Марату.
- Ты хочешь сказать, что один человек решает судьбы всех членов твоей семьи?
Марат спокойно  кивнул.
- Такова была воля основателя фамилии Ричарда Перро. Так и записано в его завещании. Более того, все члены семьи обязаны были работать на главу семьи и умножать миллиарды Перро, иначе они лишались не только денег и поддержки семьи, но и её фамилии.
- Не понимаю. – Отрицательно качнув головой, сказала Маша. – А, что если, родится девочка и она захочет выйти замуж за человека из другого города или даже страны? Она тоже лишается покровительства семьи Перро?
- Нет. – Ответил Марат и улыбнулся. – Таким примером является моя младшая сестра Мия. Она была замужем за англичанином, но страшная трагедия оборвала её счастье. Она вместе с мужем попала в автокатастрофу и стала калекой. Муж Мии погиб и теперь она живёт в замке, вместе с Лео и Мойрой. Они приняли ее, и теперь она помогает им в работе.
- В какой работе?
- Наш замок, хоть и является собственностью семьи Перро, но одиннадцать месяцев в году открыт для туристов, как историческая достопримечательность старой Ирландии. Туристов очень много, поэтому рядом с замком был построен отель для них. Эта одна из статей дохода нашей семьи и тётушка Мойра с Лео  управляют отелем.
- Понятно. – Сказала Маша. – А кто ещё из членов твоей семьи будет  в замке?
- Будут все. Вся семья Перро во главе с моим отцом Робертом.  Мойру, Лео и Мию ты уже знаешь. Ещё у меня есть младший брат Алекс. Ему восемнадцать лет и он отчаянный любитель автогонок. Ещё одна тётушка Селина Перро, родная сестра отца, замужем за адвокатом Пьером  Стоуном. У них два сына близнеца, почти моего возраста, Поль и Жан Перро.
- Как Поль и Жан Перро? – С удивлением спросила Маша. – Их отец носит фамилию Стоун, а у его сыновей фамилия Перро?
- Это тоже одно из условий завещания Ричарда. – Марат вновь сжал руку Маши дружеским рукопожатием. – Любая женщина рода Перро обязана носить эту фамилию даже вступая в замужество. Более того первый её ребёнок, рождённый в браке, тоже обязан носить эту фамилию.
- Очень умный у тебя был предок.- Ехидным голосом сказала Маша. – Обеспечил себе не только продолжение рода, так ещё и новых работников на благо своей фамилии. Я так понимаю, что эти Перро Жан и Поль тоже обязаны  работать на свою фамилию?
Марат кивнул и ответил: - Всё верно. Жан и Поль тоже адвокаты. Они ведут все юридические дела семьи и входят в состав директоров фармацевтической компании Перро.
- Какая благочестивая семья! – Восхитилась Маша. – Все так покорны воле четырёхсотлетнего завещания! Неужели не было в вашей семье ни одного отщепенца? То есть я хотела сказать, неужели не было никого, кто бы поставил свои желания выше завещания?!
Марат какое-то время молчал, а потом ответил.
- Конечно, были, но о них не говорят в нашей семье и они не отмечены на нашем генеалогическом древе. Никто не поддерживает с ними связь. О них, даже не говорят.
- А мне кажется, что ты  исключаешь это правило из своей жизни. - Сказала Маша и внимательно посмотрела в глаза жениху. – Может я, и ошибаюсь, но кое с кем ты всё-таки поддерживаешь отношения. Не правда ли?
Марат постарался улыбнуться и чуть развёл руки в стороны.
- Не понимаю, о чём ты говоришь?
- Я говорю о мужчине, чуть старше тебя, красивого русоволосого в очках в роговой оправе. – Маша увидела, как замер взгляд жениха, но решила продолжить. -  У него красивый и дорогой брючный костюм, он тщательно следит за своими волосами и у него такие же скулы, как у тебя. Я, когда в первый раз увидела его, сразу же подумала о тебе. И теперь понимаю, почему. Он твой родственник.
- Ты говоришь о Джоне?
- Мне его представили, как господина Диллона. И он предложил мне работу несколько дней назад. Надо сказать, что он произвёл на меня впечатление.
- Ты очень внимательная девушка. Но ведь ты, же дочь хорошего детектива.
- К тому же я сообразительна, хитра, настойчива и любознательна. Короче, я тот ещё «крепкий орешек». – Сказала девушка и усмехнулась.
«Влюбилась в человека, которому жить осталось несколько месяцев. – Мысленно, не говоря вслух, продолжила свою фразу Маша. - И которая должна оборвать ниточку бессмысленных трагедий в этой семье. Но, вот удастся ли мне это»?
- Так, что ты можешь сказать мне о Джоне Диллоне? Кем он работает в вашей фирме?
- Он руководитель отдела зарубежных поставок, но, видно, ненадолго.
- Почему?
Марат не сразу ответил на вопрос Маши.
- Маша, пообещай мне, что никому в семье не расскажешь о Джоне. Дело в том, что он мой двоюродный брат, но эта ветвь семейного древа давно отпилена и отброшена от него.
- Почему?
- Джон - сын родного брата  моего отца, Ричарда. По иронии судьбы, именно дядя Ричард первым восстал против завещания своего предка Ричарда Перро. Он объявил о том, что собирается опротестовать это завещание на общем собрании семьи.
- И что? – С нетерпением спросила Маша, когда Марат замолчал на долгое время.
- И тут же был лишён всего и изгнан из семьи не только фактически, но и юридически. Теперь не существует ни одного юридического документа, удостоверяющего его личность, как члена семьи Перро. Это было более тридцати лет назад на свадьбе его старшего брата, которого он очень любил и который…
- Должен был исчезнуть на своей свадьбе ради благолепия всей семьи? – С нетерпением спросила Маша, когда Марат вновь замолчал и углубился в свои мысли.
Марат не ответил. Он кивнул и тяжело вздохнул. 
- Хороший человек был, твой дядя. – Тихо заговорила Маша, стараясь придать своему голосу сочувствие, хотя в душе у неё клокотало от возмущения. – Значит,он восстал и был изгнан. И ему от миллиардного денежного пирога не досталось ни крошки. Ему пришлось эмигрировать. Взять другую фамилию. У него появилась семья, которая возможно ничего не знала о его  прошлой жизни и о знатной родовой фамилии. Но случай открыл его семье всю правду и тогда на «сцене сладкой жизни семьи Перро» появился новый персонаж Джон Диллон. Он познакомился и возможно подружился с тобой, а потом получил «тёплое местечко» в фамильной фирме. И теперь ему…
Маша, даже не заметила, что говорит сама с собой. И только сильное рукопожатие Марата вернуло её к действительности и заставило замолчать.
- Я не знаю, каким образом ты почти верно описала жизнь семьи Диллонов, но  Джона ты не знаешь, что бы, хоть как-то, судить о нём. Так что лучше будет, если…
- Ты сам мне о нём расскажешь. Не правда ли? – Закончила его речь Маша. – Замечательно. Только, пожалуйста, говори чистую правду и только правду, а выводы я буду делать сама. Люблю людей оценивать по-своему, по-женски. Ты не возражаешь?
Марат усмехнулся, улыбнулся и расслабился.
- По-женски? Не возражаю, а то мне вдруг почудилось, что ты собираешься всеми силами спасти меня от моей судьбы. Не стоит этого делать, дорогая. –  Сказал Марат и  повернул свою голову к девушке.   В его глазах было столько боли и нежности, что Маше пришлось сдержать свои слёзы  и постараться улыбнуться в ответ, чтобы не выдать себя.
- С Джоном меня познакомила моя бабушка - Ролана. Я восхищаюсь своей бабушкой. Ей восемьдесят лет, а она молода не только внешне, но и разумом. Когда ты с ней познакомишься, то поймёшь, какая это хорошая женщина. Она перенесла тяжелые жизненные испытания, но не пала духом. На свадьбе своего первенца -Рогволда, она пережила не только его исчезновение, но и изгнание из лона семьи второго сына Ричарда…
Маша вдруг прервала Марата на полуслове.
- Ты хочешь сказать, что все миллиарды Перро достались твоему отцу?
- Да. Он  был третьим сыном  Роланы и унаследовал по завещанию всё.
- Не понимаю. – Тряхнув головой, вновь заговорила Маша.  – Почему миллиарды  доставались сыновьям, если ещё был жив их отец? Я  надеюсь, что муж Роланы, твой дед, ещё жив?
- Он умер десять лет назад, но по завещанию терял  право распоряжаться деньгами семьи после свадьбы первенца и его исчезновения. Все богатства переходили к его второму сыну.
- Какой-то лабиринт тщеславия и безумства. Ваш предок был тронут на голову! – Воскликнула Маша и тут же прикрыла рот ладошкой.
- Нет. – Спокойно ответил Марат. – По преданию, он был опозорен своей женой.  Он обличил её в прелюбодеянии и не верил, что его первенец был одной крови с ним.
- Понятно. На почве его ревности и недоверия к женщинам, вся семья и потомки, должны страдать.
Марат чуть кивнул головой в знак согласия.
- Давай вернёмся к Джону Диллону. – Спустя минуту молчания, сказала Маша.
- Я знал о его существовании с шестнадцати лет. Бабушка познакомила нас на Альпийском горнолыжном курорте. Я учился кататься на горных лыжах, а Джон в свои восемнадцать лет, был уже мастером горнолыжного спорта и увлекался альпинизмом. Мы сдружились довольно быстро и почти каждый год вместе проводили недельный отпуск в различных уголках нашей земли. Где мы с ним только не были? – Марат замолчал и вздохнул с блаженством. – Я провёл свои тридцать лет, очень хорошо, Маша, и ни о чём не жалею… И я пригласил Джонаработать, в нашу фармацевтическую фирму. Он закончил Оксфорд и обладает всеми качествами хорошего управляющего. Даже мой отец благодарил меня за то, что я нашёл для фирмы такую «крепкую голову», как он высказался о Джоне. И я прошу тебя, Маша, сохранить его инкогнито от всех членов семьи.
Марат смотрел в глаза Маше до тех пор, пока она не кивнула в согласие.
В оставшееся время, она больше ни о чём Марата не спрашивала, решила дать своей голове отдохнуть и расслабиться, что бы на пороге её нового дома быть с «трезвым умом и светлой памятью».



Biffiy

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться