Принц на закланье.

Размер шрифта: - +

Глава 18.

 Глава 18.

- Ну, наконец-то! – Воскликнула Маша и бросилась к большой кровати, стоящей у стены комнаты. Она быстро  пошарила руками под нею и вытянула на себя  плоскую плетёную корзину. В ней лежали два спортивных костюма чёрного цвета и две пары спортивной обуви.
Маша быстро скинула с себя плащ Перро на кровать и оделась в новую одежду. И, только, когда на её ногах была надела обувь, блаженно села на кровать и вздохнула.
- Так замёрзли ноги, что  хоть вой. – Сказала она и только теперь посмотрела на Марата.
А он продолжал стоять «как вкопанный» у двери комнаты. Он рассматривал комнату с таким ужасом,  что это немного рассмешило Машу. Но, прежде чем что-то сказать, она достала ещё из-под кровати  старую бензиновую лампу и зажгла её от пламени свечи. Комната осветилась более ярким светом и стала даже уютной.
- Марат, что ты там стоишь? Иди и надень обувь, а то ноги простудишь.
Но парень не шелохнулся. Он продолжал рассматривать «новый образ» Маши.
Тогда она сама подошла к нему и обняла его голое тело под плащом, стараясь  согреть.
- Одевайся, нам следует поговорить. – Сказала она и потянула его к кровати. – Одень хотя бы обувь. Простудишься!
Марат, увлекаемый её руками, подошёл к кровати и медленно на неё опустился. Он продолжал с удивлением смотреть то на жену, то на обстановку в комнате.
- Какая страшная комната. И она ещё называется комнатой первой брачной ночи?
- И не говори!  Спасибо Фердинанду, что организовал для нас этот свет и одежду, а то… - Маша махнула рукой и протянула Марату спортивные брюки. – Надень их, будет теплей. Организовать  обогрев комнаты не удалось.  Камин занят, а свет с обогревателем Фердинанду не удалось сюда провести. – Она повернулась к столику, на котором стояла  еда и съела одну тефтельку. – Тебе следует поесть, набраться силы для будущих испытаний.
Парень отрицательно махнул головой и произнёс: - Яне хочу есть. Я хочу  объяснений. Я не столько удивлён этой комнатой…  Что-то такое я и предполагал. Я удивлён твоими словами. Ты здесь уже была? И, причём здесь Фердинанд…?
- А так же Алекс, бабушка Роллана, Энн, Полин  и тётушка Селина? – Закончила его слова Маша. – Я объясню, только сначала оденься и поешь. В нашем распоряжении есть ещё час или два, прежде чем…
- Прежде чем, что…?
- За тобой придут. Только я не знаю, с какой целью: тебя убить или украсть?
Марат замер, так и не успев надеть на себя спортивные брюки.
- Пожалуйста, оденься. Мне трудно думать и одновременно смотреть на тебя голого.
Марат быстро надел брюки и спортивную обувь. Запахнув на себе плащ Перро, он прошёлся по комнате, рассматривая гобелены на стене, и подошёл к большому камину.
- Не думал, что здесь есть камин?
- Есть. И именно он сыграет в нашей истории большую роль.
Марат долго смотрел Маше в глаза. Затем он подошёл и сёл рядом с ней на кровать.
- Ты до сих пор не можешь поверить, что пророчество нашего рода реально? Ему уже  четыреста лет и ни разу оно не промахнулось. Первенец рода исчезал в никуда со своей свадьбы, и наш род продолжал дальше жить. Никому этого ещё не удавалось изменить. Смирись, Маша, и продолжай дальше жить…
- А я на это и надеюсь, уж больно мне не по нраву первенец вашего рода.- Ответила Маша с бравадой в голосе и  запустила себе в рот ещё одну тефтелину. – Господи, до чего же вкусно!
Марат схватил её за руку и не дал взять следующую порцию еды.
- Что ты говоришь?! – Почти выкрикнул он.
Маша быстро встала и обняла его за шею. Она положила голову Марата себе на грудь и сказала: - До чего же я тебя люблю. -  Затем взяла его лицо в ладони и, глядя ему в глаза, продолжила говорить. – Я говорю, что  с удовольствием посмотрю, как  исчезнет первенец  вашего рода, потому что люблю я тебя, а не его.
Марат заморгал, и рот его приоткрылся. Маша нежно поцеловала его губы и продолжила говорить: - Дело в том, любимый мой муж, что не ты первенец рода! Не ты! Первенец рода Леонард! А ты, всего лишь его двоюродный брат, сын леди Мойры и сэра Отто.
Он так от неё отшатнулся, что ей  пришлось  крепко схватить его за плечи. Маша потрясла Марата за плечи и вновь заговорила, когда он сумел посмотреть в её глаза.
- Я понимаю, что это трудно тебе представить и принять. Это была большой тайной рода Перро, которая так тщательно скрывалась, что знали о ней только два человека, или три… - Она немного подумала и продолжила говорить. -  Нет, наверно  три. Третьей была леди Мелисса,   твоя мама.
- Я не верю! – С ужасом произнёс Марат, пытаясь встать. Но Маша не выпускала его плечи. Она крепко вцепилась в них и парень смирился. – Я не верю! – Уже шёпотом добавил он.
- А бабушке своей поверишь? Именно она утвердила моё предположение, хоть ни сказала, ни слова. Надо отдать ей должное, клятву верности этой тайне она сохранила, но к тому времени я уже знала всю правду, потому что…
- Потому что…
- Я увидела портрет сэра Отто. Вы с ним – одно лицо! Тому свидетелей было достаточно.
- Что это значит? Каких свидетелей?
- Твоих и моих друзей, которые мне помогали, которые хотят, что бы ты жил, а не умирал за кого-то другого! Я говорю, о Фердинанде и бабушке, об Энн и Полин, об Алексе и Селине.
- Бабушка всё знала? И молчала…
- Она жила под гнётом этой тайны и преданностью перед родом.  Ей было очень тяжело, но она дала клятву и была ей верна до конца. Я могу только предположить, что случилось в то время. Вы с Лео родились в один год с разницей в один день. – Маша подождала, пока её слова не будут осознаны Маратом. И, когда он кивнул в согласии, продолжила говорить. -   Так вот, идея вас  подменить видно пришла на ум или леди Мелиссе, или самому сэру Роберту. Но она заставила их действовать и они это совершили втайне от леди Мойры, но видно бабушка Роллана стала тому свидетельницей. Ей пришлось дать клятву молчания, ради сохранения рода. – Маша презрительно скривилась, прежде чем продолжить говорить. – Сэру Роберту и леди Мелиссе было наплевать на чувства леди Мойры и сэра Отто, им было важно сохранить своё дитя от проклятья рода! Своё! А на чужое, пусть даже от родной сестры, им было наплевать. Ты вспомни, как высокопарно сэр Роберт говорил о чести и преданности к родовой истории за свадебным столом.  О какой чести он говорил, если сам…
Договорить Маша не смогла. Она вдруг поняла, что совершила ошибку, говоря о чести рода. Лицо Марата изменилось. Он стал строгим и задумчивым.
- А, что, если отец, то есть сэр Роберт,  был прав? – Тихо спросил он, и от этих слов Маша «похолодела». – Видно, судьбе так угодно, что бы именно я, а не Лео, стал…
- Козлом отпущения вашего рода?! – Резко оборвала его Маша. – Значит, ты согласен  принести себя в жертву родовому проклятию, что бы остальное семейство продолжило жить в богатстве, даже не вспоминая тебя?!
- Это мой долг не только перед ними, но ещё и перед многими тысяча  людей, которые от нас зависят. – Марат встал и прошёлся по комнате. -  Меня готовили к этому долгу с детства, и я смирился. Я был обласкан семьей и счастлив всю свою жизнь, и счастлив даже сейчас, смиренно принимая свою  судьбу. Я должен вернуть им долг!
Маша вздохнула и в отчаянье откинулась на кровать. Она понимала, что разговор будет трудным, но и представить себе не могла, что её не поймут! А Марат отказывался понимать! И тут её желудок вновь предательски затрещал от голода. 
Она резко встала с кровати и подошла к столику, на котором стояла ладья с бараньими тефтельками.  Подвластная голоду, она взяла одну тефтелю и съела. Потом ещё одну и ещё одну… Она была в отчаянье, тело ее бессознательно поглощало пищу, а пальцы…  пальцы её нащупали  что-то твёрдое в фарфоровой ладье с едой.  Она быстро достала эту вещь и в свете лампы обнаружила, что это был пластмассовый  тюбик с губной помадой.
- Что это? – Невольно произнесла она и протянула тюбик Марату. – Я видела эту помаду на столике леди Ролланы в её комнате, когда ночью пробралась туда.
Марат схватил тюбик и открыл его со словами: - Зачем ты это сделала?
- Что бы сохранить бабушке жизнь. Заодно узнала, что Мия, змея такая, что, несмотря на то, что влюблена, способна ещё отравить и родного человека.
Трудно было понять, что привело Марата в ужас: слова, сказанные Машей, или текст записки, которую он обнаружил в тюбике  из-под помады.
Прошла минута, прежде чем он заговорил.
- Так, что ты там говорила о Мии? Кого она хотела отравить?... Она влюблена?!
Маша подошла к Марату, взяла записку из его рук и прочитала: «Милые мои, боритесь за свою любовь и жизнь, несмотря ни на какие условности и проклятия.  Ни какие деньги мира не нужны, если нет любви! Марат, послушай Машу и поверь ей. Я в неё верю. Ваша любящая бабушка Роллана».
«Ну, спасибо! – Мысленно восхитилась запиской Маша. – Как раз во время я тебя достала. Может эти слова немного «подхлестнут» тебя, Марат, и заставят включить мозги? Хорошо бы?».
- Твоя мнимая сестричка хотела отравить нашу любящую бабушку Роллану настойкой из болиголова, которая приносит мучения и  длительную смерть. И только потому, что та, видите ли, не была согласна с нею, а поддержала мои пожелания. – Стараясь говорить спокойно, ответила  Маша и протянула Марату записку. – Тебе предлагают верить мне. Так, ты веришь, или нет?
Марат стиснул зубы и кивнул.
- Я тебе верю, но тогда исчезнуть должен Леонард? А он знает, что нас подменили? Он знает, что является первенцем Рода Перро, что его отец сэр Роберт?
- Точного ответа я не знаю. Но, судя по тому, как он общается с сэром Робертом, я могу предположить, что знает. Поэтому он такой наглый и заносчивый. Он думает, что они обманули судьбу, принося тебя на закланье проклятью. Знаешь ли ты, как он поступил, встретив меня возле двери большого зала? Я была в свадебном платье, но это его не остановило. Он признался мне в любви. И, если бы рядом не стоял Фердинанд, он был готов броситься на меня со своими поцелуями. Его глаза  горели огнём страсти и желания. Я даже испугалась.- Маша пыталась разжечь гнев с душе Марата, что  бы он начал, хоть как-то, реагировать на обстоятельства. И это у не получилось. Он  «ожил».
- Я могу его понять, но не могу … простить. -  Заговорил он. Голос его стал твёрдым и возмущённым. – Он обещал мне, что позаботится о тебе и отправит на Родину в Россию, обеспечив всем необходимым,  а он…
- Он «положил глаз» на твою жену. – Громко добавила  своё слово Маша. – Он тебя обманул. От никуда меня не отправит, а возьмёт силой и женится на мне, даже, если я буду сопротивляться. Меня никто не защитит. Единственно, кто это может сделать, это ты.
Марат резко обнял её и притянул в себе на грудь. Маша обняла его голый торс и нежно поцеловала в основание шеи.
- Не отдавай меня ему.
- Но как? Как я могу это сделать? Мы уже здесь, да и родовое проклятье…
- Оно подождёт. – Твёрдо сказала Маша и вновь услышала «призыв» своего желудка. – Я предлагаю сесть, поесть тефтельки и подумать. Вдруг всё и разъясниться?
На удивление ей, Марат согласился. Они съели ещё по две тефтели,  когда его рука вынула из фарфоровой ладьи  небольшой сверток, запакованный в полиэтиленовый пакет.
- Эта еда наполнена сюрпризами. – Сказал он, разворачивая пакет. – Надо будет сказать Эмме «спасибо» за такое угощение.
Маша порадовала его словам, но промолчала, боясь спугнуть, зародившуюся в нём надежду на жизнь.
- Да это же китайская шкатулка? Маша, чья она? Я видел такие шкатулки в Китае. Они с секретом. Надо собрать иероглиф на крышке, и она откроется.
- Верно. – Ответила Маша. – Так сказала и Ли-Су, когда дала её мне для нас. Ещё она сказала, что  только ты на это способен.
- Ли- Су, жена Су-Янга? 
Маша утвердительно покачала головой.
- Открой её. Это подарок от них на нашу свадьбу.
Прошла минута, прежде чем Марат собрал  иероглиф на крышке шкатулки и показал его жене. – Это иероглиф, обозначающий слово «любовь». – Сказал он и открыл шкатулку.
В ней был свиток. Марат развернул его и прочитал текст, написанный на нём, молча. Затем он с таким удивлением посмотрел Маше в глаза, что та заволновалась.
- Что там написано? Говори! Не пугай меня.
- Ты, что, даже не догадываешься об этом? - С таким удивлением спросил он, что Маша испугалась не на шутку. – Говори, или дай прочитать мне.
Но Марат спрятал руку с запиской за спину, а свободной рукой притянул Машу к себе на грудь. Он поцеловал её взволнованные губы и произнёс: - Ты действительно даже об этом не подозреваешь? Ты ещё об этом не знаешь? – Он чуть усмехнулся и улыбнулся. – Это же чудо, а ты и не знаешь?
Марат обнял её и целовал долго, пока Маша не устала от его поцелуев.
- Я ничего не понимаю. – Шептала она. – Скажи мне, что  я не знаю.
- Да, ради этого стоит жить. Стоит! Милая моя, я хочу жит! Я хочу жить! – Воскликнул Марат, смотря ей в глаза. – Да, я хочу жить и буду бороться за свою жизнь, за тебя и за нашего ребёнка. Ты беременна, Маша! У нас будет ребёнок! Эта написано в записке! Об этом нас поздравляет Ли-Су, и она не может ошибиться!
Маша онемела от восторга, не в силах произнести ни слова. Из её глаз текли слёзы счастья, которые Марат вытирал своими губами, нежно её целуя.
- А я-то думала, почему мне постоянно хочется есть? И ещё, я стала такая чувствительная к запахам, особенно к противным. Когда Леонард наклонился ко мне, что бы сказать о своей любви, то меня буквально чуть «не вывернуло наизнанку» от него парфюма.
Марат засмеялся и вновь притянул её к себе на грудь.
- Обещаю, что лишу тебя возможности, общаться с ним. – Сказал он.
- Если, конечно, это не сделает за тебя проклятие рода Перро. – Дополнила его слова Маша. – Ведь он является истинным первенцем вашего рода. А, что, если он действительно сегодня исчезнет?
- Ты должна мне рассказать всё, что знаешь. Всё, что вы тут приготовили с Фердинандом. Я должен это знать, что бы противостоять этому.
В течение получаса Маша рассказывала Марату все свои приключения в замке, начиная с первого дня появления в нём.  О том, как она нашла потайные ходы и исследовала их. О том, как лазала по каминным проходам и вылезала с их помощью на крыши башен замка. О том, как напугала своими передвижениями Энн и Полин.
Марат удивлялся её ловкости и бесстрашию, и смеялся над испугом девушек.  Но, когда она говорила, что всё это делала ради их любви, то тут же заключал любимую в объятия и покрывал поцелуями её лицо.
Маша рассказала и о «странностях» Мии. Марат был в шоке, когда узнал, что она может спокойно ходить на ногах и пользуется передвижной коляской с какой-то непонятной целью. А, когда узнал о тайном поклоннике Мии, который, ради свидания с ней, перелетает с материка  на крышу замка по натянутому металлическому тросу, даже восхитился его умением и романтичностью поступка. 
Он был удивлён, почему Мия его скрывает и не знакомит с семьей, но  и был разгневан, желанием её отравить свою бабушку. 
Маша рассказала о помощи Фердинанда и его самоотверженности, когда он спрыгнул с башни в воду океана, что бы ни встретится с этим незнакомцем на крыше. Марат был растроган этой историей.
Дальше она перешла к истории с Алексом. И вновь поразила Марата, сказав, что  с этой истории, она стала задумываться над первородством Марата. Именно тогда, она поняла, что гибель Алекса была на руку только Леонарду.
Марат, немного подумав, согласился с её выводами. Он объявил, что обеспечил Алексу безбедное существование, после  его исчезновения. Маша только улыбнулась в ответ и поцеловала мужа, зная, как тяжело ему это далось.
И наконец, свой рассказ она закончила историей приготовления к похищению Марата из комнаты первой брачной ночи в башни брата.
- Значит, на крыше этой башни стоит установка с двумя натянутыми металлическими тросами, ведущими на материк? – Задал он вопрос, когда Маша закончила свой рассказ. – И ты не знаешь до сих пор, кто этот незнакомец? Вы с Фердинандом даже не представляете, зачем  был натянут второй трос? 
Маша только кивала в согласии на его  вопросы.
- Могу предположить, что он нужен, для передвижения дополнительного груза.- Сказал Марат. – Возможно, этим грузом должен быть я. Но, как меня должны были похитить из этой комнаты?
Маша указала пальцем на камин.
- Через камин. – Сказала она. – Я через него уже прошла. Там довольно большой дымоход и ты через него пройдёшь, вернее твоё безучастное тело через него перетянут на крышу, а там… - Она махнула рукой и добавила. – Прямиком по тросу на материк.
Марат подошёл к камину, а затем и вошёл в него. Он немного постоял в нм и вернулся к Маше, уже сидящей на кровати. Он потёр лоб ладонью, вздохнул и поднял хрустальный кувшин с водой к губам. 
Отхлебнув немного воды, произнёс: - Никак не могу понять, как всё это можно было придумать? И, как у них  всё это выйдет? Ведь я намерен сопротивляться!
- Но тогда мы не узнаем, кто этот тайный незнакомец?
- Так ты думаешь, что именно он  будет меня похищать? Один? Тогда, причём здесь Мия?
- Мне кажется, что она его помощница, поэтому так тщательно скрывает своё выздоровление. Кто подумает на калеку в коляске, что она является одним из похитителей первенца рода? И ещё, мне кажется, что похитителей будет трое: Мия, незнакомец и Леонард!
Марат ещё раз отхлебнул холодной воды из кувшина.
- Почему ты так решила?
- Потому что это выгодно Леонарду, как наследнику рода после тебя, во-первых. Во-вторых, Мия всегда поддерживала Лео во всех его  начинаниях и поступках. Об этом мне сказала бабушка Роллана. А в-третьих, Мия могла уговорить своего ухажёра помогать им, ради благосклонности Лео в дальнейшей её жизни. Ведь он становится во главе рода Перро, и именно он будет  распределять  миллиарды рода, после их получения.
- Да ты права. Мия завистливая и меркантильная девушка. Я замечал эти черты в её характере, но думал, что это только каприз избалованной  молодой девушки.
- Мне бабушка Роллана сказала, что леди Мелисса передала все черты своего характера своим детям. А твой характер совершенно иной. Зато у Мии и Леонарда он идентичен. 
- Так, что же нам делать?
- Ждать начала их действия? Для этого  нам следует лечь в кровать. Я думаю, что ждать нам осталось совсем не долго. Уже далеко за полночь и наступает самое тёмное время. – Маша протянула Марату спортивную куртку.- Так как здесь холодно, то наличие на нас накидок Перро не вызовет никаких вопросов. Надень её на себя, но сними обувь. Закутайся в накидку, которая скроет спортивный костюм, я сделаю то же самое, только обувь снимать не стану. Уверена, что меня никто не тронет. Им нужен ты, а не я. 
 Вскоре все приготовления были выполнены,  и в комнате был наведён порядок. Бензиновая лампа была потушена и отправлена под кровать. Комната погрузилась в мрак, освещённый только одной полусгоревшей свечёй. 
Маша и Марат легли в постель и закутались тяжёлым одеялом. Они лежали рядышком, прижавшись, друг к другу.  Голова Маши покоилась на плече Марата.
- Мне следует делать вид, что я сплю? – Спросил Марат, целуя её в макушку.
- Да, будь безучастен к их действиям, если конечно они не захотят тебя усмирить. Боже, только не это?! – Воскликнула она, но тут же постаралась успокоиться. – Нет, конечно, нет. Им не стоит тебя усмирять, ты же и так спишь или они… -  Маша услышала сонное сопение Марата и посмотрела ему в лицу. И тут ей на ум пришла догадка, которая её так поразила, что она не сразу её осознала.
- Не может быть?! Как же я допустила? – С ужасом прошептала она сама себе. Она посмотрела на хрустальный кувшин с водой. – Марат пил из него воду. – Господи, неужели Мии удалось отравить воду? – Она прислушалась к спокойному  дыханию мужа и от сердца отлегло. – Нет,  не отравила,  а усыпила. И на том спасибо. – Тяжело вздохнула она и ту услышала шорох, доносившийся со стороны камина.



Biffiy

Отредактировано: 08.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться