Принц по обмену

Размер шрифта: - +

Глава I (1)

I

 

Я с трудом разлепил налившиеся свинцом веки и уставился в плотно пригнанные друг к другу доски деревянного пола. Часто-часто заморгал, прогоняя плывущую перед глазами алую муть, попробовал открыть рот, но не смог выдавить из себя ничего кроме болью царапнувшего глотку хрипа. Руки, казалось, были стянуты чем-то за спиной, и я не мог помочь себе подняться с пола или настила, на котором лежал. Вместо этого я попытался подтянуть к груди ноги и перекатиться лицом вниз, так чтоб приподняться хотя бы на коленях. У меня почти получилось, когда сзади, а затем одновременно справа и слева послышались приближающиеся тяжелые шаги, и чьи-то невидимые руки, подхватив меня под мышки, рывком вздернули на ноги. Я зашатался от обрушившегося на меня приступа дикого головокружения, и если бы не все те же руки, грубо сжимающие меня за плечи, непременно рухнул бы назад на дощатый пол. Но пол ли?

Я болезненно сощурился от бьющего прямо в глаза солнечного света. Но самым краешком сознания все же успел отметить мелькнувшую перед моим взором картину: высокие, кирпичные или каменные, здания под островерхими, рвущимися ввысь крышами, отделяющая меня от них пестрая толпа и край помоста, обрывающегося буквально в паре шагов передо мной. Помоста, с которого я и взирал на плещущееся в отдалении, за невысоким металлическим ограждением, человеческое море.

– Какого?... – прохрипел я, поворачивая голову, чтобы посмотреть на одного из тех, кто удерживал меня за плечи, и обмер.

На меня смотрело до зеркального блеска отполированное стальное забрало диковинного, такого я не видел ни в одной книжке по средневековым доспехам, шлема. И два пронзительно-зеленых глаза в узкой смотровой щели.

Шаги. В поле моего зрения, чуть левее парня в шлеме, с которым мы невыразимо-долгое мгновение играли в гляделки, вплыла ярко-красная с серебром клякса. Я встряхнул головой и попытался сосредоточить взгляд на ней. Мужчина, пожилой, с короткой окладистой бородкой и усами. Белыми, не седыми, а именно что белыми, словно платина. И такого же цвета зачесанными назад волосами. Одет в красный, с черной оторочкой, балахон. Было в нем что-то еще непонятное и неправильное, что-то, бросавшееся в глаза, но упорно не воспринимаемое сознанием. Однако, я так и не успел разобраться в этом.

Старик что-то спросил. Голос и слова я слышал и, кажется, даже понимал сказанное, но смысл вопроса ускользнул от меня. Я нахмурился и переспросил:

– Что?

Но тот уже, видимо, приняв какое-то решение, шагнул ко мне, вытягивая вперед руку с неким блестящим предметом. Я инстинктивно отшатнулся, но державшие меня руки сильнее впились в плечи, буквально толкнув навстречу узкому серебристому обручу в руке старика. Холодный метал коснулся моего лба, и я вновь погрузился во мрак.

 

II

 

Очередное пробуждение оказалось не в пример приятнее предыдущего. Я открыл глаза и уставился в высокий сводчатый потолок. Было тихо и очень хорошо. Не было боли, не было страха, руки свободно лежали вытянутые вдоль тела, сам же я покоился на чем-то мягком. В небольшое полукруглое оконце под потолком лились солнечный свет и приглушенные птичьи трели. Где-то поблизости лязгнул металл, но затем все снова стихло.

Я повернул голову вбок и обнаружился совсем рядом с собой давешнего старика в красном. Он сидел в пол оборота ко мне, на непривычной формы деревянном стуле с высокой резной спинкой, играясь металлическим обручем в длинных, совсем не старческих пальцах. Тем самым, что пытался одеть на меня там, на помосте, в городе...

Старик поднял голову, встретившись со мной глазами.

– Вы очнулись, – то ли спросил, то ли констатировал очевидный факт он.

Я облизнул губы.

– Вы понимаете меня? – озабоченно нахмурился старец, и обруч в его руках замер.

– Да, – скорее на-пробу, нежели отвечая на заданный вопрос, выдавил я из себя.

Старик удовлетворенно кивнул.

– Кто вы? – тут же ошарашил он меня.

– Я... – я заморгал и попытался приподняться на локте. Темное шерстяное одеяло подо мной зашуршало. – Я – Горелов Константин Васильевич, восемьде... – я осекся, заметив набежавшую на лицо собеседника тень, замер, почувствовав внезапный укол страха.

– Откуда вы? – потребовал белобородый старик. – Из какой страны?

Я попытался рассмеяться.

– Ну как же... из России, конечно же... – Ничего не выражающий взгляд старца вновь заставил меня запнуться. – Это же Россия, да? – я затравленно осмотрелся по сторонам.

Небольшая, метра три на четыре, как в родительской двушке, комната. Тщательно выбеленные стены, высокий потолок и единственное крошечное окошко почти у самого свода. Узкая односпальная кровать у стены с невысоким комодом в ногах, у стены напротив – деревянный столик, круглый трехногий табурет и маленькая, скругленная сверху дверца в самом углу. В стене справа, за спиною моего загадочного собеседника, массивная металлическая дверь. Проклятье! Что это? Камера?

– Какой вы расы? – ошеломил меня очередным вопросом старик.



Дмитрий Кленарж

Отредактировано: 28.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться