Принц под Новый год

Размер шрифта: - +

Глава 2. Белые пятна, или Куда пристроить принца?

 

Глава 2. Белые пятна, или Куда пристроить принца

 

Кристина разгуливала из угла в угол своей крохотной хрущёвки и поглядывала на кресло, в котором сидел… принц. Принц в Кристининой хрущёвке?! Что за бред? Не будь это канун Нового года, когда голова всякой романтической чушью забита, после просмотра всех этих рождественских лирических комедий, она бы наверно психушку вызвала – или ему, или себе. Но магия Нового года работала – Кристя смирилась. Принц, так принц. В её кресле, так в её кресле. Кстати, представитель королевских кровей всё время порывался встать, утверждая, что не в его правилах сидеть в присутствии дамы. Какая галантность! Но Кристина парировала:

– Вы ведь должны делать всё, что я вам скажу?

– Да, миледи.

– Вот и сидите.

Только стоящего столбом мужчины в лосинах ей не хватало.

– А кстати, почему вы согласились делать то, что вам велел ваш дядя? – подозрительно прищурилась Кристя.

– Ну, скажем так, я наказан.

– За что?

Принц нагловато улыбнулся – это у него от дядюшки – и ответил:

– Я не хотел бы это обсуждать.

Карету что ли какую-нибудь дорогущую разбил в ДТП? Ну, не хотел, так не хотел. Больно надо Кристине вникать в их семейные разборки.

Она прошлась ещё пару раз взад-вперёд, разглядывая Фердинанда, чтоб его, второго, и рассуждая, что же ей делать со внезапно свалившемся на голову «счастьем». Нет, ну, вот что у принца не отнять – хорош собой. Однозначно надо брать на вечеринку в качестве своего парня. Пусть бывший видит, как прекрасно Кристина без него проводит время, а Лиза ногти грызёт от зависти. А заодно и все приятели и приятельницы, наконец, перестанут бросать на Кристю эти жалостливые понимающие взгляды, от которых уже тошнит.

– Значит, так, – Кристина перестала разгуливать по комнате маятником и пристроилась в кресле напротив Фердинанда. – Вы должны делать всё, что я вам скажу, так? Так, – тут же ответила за него. – Значит задание такое – будете изображать моего парня.

Принц ни грамма не удивился, а только уточнил:

– Чтобы досадить вашему бывшему кавалеру и той даме, которая коварно его увела?

Кристина округлила глаза – как он догадался?

– У меня четыре сестры, – снова расплылся он в улыбке. – Две старшие и две младшие. Я знаю все дамские штучки. Не переживайте. Сделаем всё по высшему разряду. Я даже могу вызвать вашего бывшего кавалера на дуэль. Уверен, в сто раз лучше него владею шпагой.

Кристя в этом тоже почему-то ни капли не сомневалась. Представила себе прижатого к полу шпагой Тараса с вылупленными глазами и насладилась кровожадными чувствами. А нечего было клясться в вечной любви, когда уже вовсю крутил с Лизой. Но, ладно уж, пусть живёт.

– Нет, дуэли не надо. Будет достаточно, если вы изобразите, как пламенно меня любите.

– Жаль, – хмыкнул принц. – Искал жертву – поупражняться. Но как скажете, миледи.

– И не называйте меня «миледи». Раз уж вы теперь мой парень, то нужно общаться на «ты» – это раз. А два – моё имя Кристина.

– Кристина, – послушно повторил он.

– А я буду называть вас, вернее тебя, Фёдор или Федя. Фердинанд – звучит слишком непривычно.

Принц поморщился. «Фёдор» явно не пришёлся ему по душе. Ничего потерпит.

– А почему мы до сих пор сидим в чулане? – поинтересовался «Федя». – Может, отведёшь мне какие-нибудь покои, и я пойду готовиться к балу, чтобы быть во всеоружии.

– Чулане?! – поперхнулась Кристя.

Нет, её однокомнатная хрущёвка, конечно, не царские хоромы, но всё ж таки отдельная жилплощадь.

– А позволь поинтересоваться, насколько ты вообще имеешь представление о земной жизни?

– Имею, – самоуверенно заявил Фердинанд. – Я тут у вас, конечно, впервые, но дядя, которому по долгу службы иногда приходится здесь бывать, многое успел мне рассказать.

Видимо, в рассказе остались огромные белые пятна.

– Вот в этом чулане, – Кристина обвела руками свои просторы, – я и живу. И никакой это не чулан. А собственная, пусть и небольшая квартира, которую, кстати, в нашем мире далеко не каждая девушка моего возраста имеет, – с гордостью отметила она.

– Какого возраста? – тут же поинтересовался принц.

Вот нахал.

– Если у тебя целых четыре сестры, разве не научили, что спрашивать у девушки возраст неприлично?

– Это если девушке уже больше двадцати, а до двадцати прилично.

Ох, как выкрутился. Ладно уж, возраст у Кристи пока такой, что действительно нечего скрывать.

– Мне и есть двадцать. А тебе?

– Месяц остался до совершеннолетия.

Что?! Кристина пристально вгляделась в достаточно мужественную физиономию. Ну, никак парню не может быть восемнадцать.

– Совершеннолетие у нас наступает в двадцать шесть, – догадался добавить он немаловажную информацию.

М-да. Забавные законы. Хотя… Мама Кристи всё время говорит, что до двадцати пяти мужчина ещё и не мужчина – ребёнок, а вот после уже начинает мудреть.

А вот про маму Кристина вспомнила не зря. Они же как раз сейчас с папой должны прийти – с наступающим поздравить. Потому как потом сразу к тёте Вере праздновать – уже до утра. Упс. А тут это чудо в лосинах. Ох, что будет. Особенно с папой. Он у Кристины, конечно, прогрессивный… Но это пока дело дочери не касается.

Трынь-трень. Трынь-трень. Издевательски так протыренькал дверной звонок, самым безапелляционным образом намекая – что вот, собственно, родители и на месте.



Ольга Обская

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться