Принц под Новый год

Размер шрифта: - +

Глава 4. Времена изменились, или Приросшая корона

 

Глава 4. Времена изменились, или Приросшая корона

 

Кристина и мама были утянуты отцом в комнату, и допрос продолжился:

– Доча, а теперь объясни мне прямо, кто там, – папа кивнул в сторону кухни.

– Пап, ну, говорю же, приятель по институту.

– И ты с ним собралась ехать на эту вашу вечеринку?

– Да.

– Нет, доча, давай лучше с нами к тёте Вере Новый год встречать.

– Пап, ну, ты чего?! – остолбенела Кристя. Ничего себе перспектива. Вечер «Кому за пятьдесят».

– Не нравится он мне, – нахмурился отец.

– А, по-моему, хороший мальчик, – вступилась мама. – Такой обходительный.

Она подхватила папу под руку и усадила на диван.

Мамин аргумент и новое – сидячее – положение не возымели на отца действие.

– А почему на нём чулки? Он, что, из этих?

– Пап, это карнавальный костюм, – с другого бока от отца подсела Кристина.

– Карнавальный костюм, – недовольно пробурчал отец. – В наше время за такой карнавал мужика бы…

– Дим, – перебила его мама. – Времена изменились. Ну, дурачатся ребята, веселятся. Праздник же.

– Праздник, – папа глянул на маму исподлобья. – Тогда объясни, почему на нём моя олимпийка?

Вот тут уже мама не нашлась, что ответить. Нужно было Кристине вступать в игру. И как только отец узнал свою старую кофточку? Уже давно пора было забыть о её существовании.

– Понимаешь, пап, Фёдор заехал за мной на вечеринку немного заранее. Даже сильно заранее. Мне ещё собраться нужно, дела поделать – вот я и дала ему твой спортивный костюм переодеться, чтобы он свой карнавальный раньше времени не испачкал и не помял.

– То есть он по городу в нём ехал? – у отца снова глаза на лоб полезли. – И на чём интересно? На городском транспорте?

– Почему? На машине.

– Что-то я никакой машины под подъездом не заметил.

А Кристя-то по простоте душевной подумала, что к принцу и лимузин прилагается. А ей безлошадный достался. Но ничего, Фердинанд и без лимузина сойдёт. Ничего такой – невозмутимый сообразительный и не из робкого десятка. Нагловат, но галантен. В общем, не бесперспективен.

– Он на такси приехал. А машину пока отпустил, – на ходу придумала новую версию Кристя.

– Дим, прекращай уже свой допрос, – снова пошла в наступление мама. – Что тебе, костюм столетней давности жалко?

– Ну а сантехником-то он зачем представился? – не унимался папа.

– Это шутка была, Дим. Ты что, не понял?

– Шутка – это когда смешно, – парировал папа.

– А, по-моему, и было смешно, – мама вдруг звонко рассмеялась. – Нет, ну ты когда-нибудь такого сантехника видел?

Вот что-что, а смеяться мама умела очень заразительно. Так солнечно и беззаботно. Легко, воздушно – все проблемы начинали казаться мелкими, и очень хотелось смеяться вместе с ней. Отец мужественно хмурил брови, показывая, что вот совершенно ничего смешного не видит, но уголки рта предательски дёргались.

– Уж если с кем и не страшно отпустить дочь на вечеринку, так это с таким находчивым остроумным неунывающим парнем, – вдоволь насмеявшись, добавила мама. – Вот сразу видно, что он из простой порядочной семьи, а не какой-нибудь там мажор.

Ну, насчёт «простой» семьи мама, конечно, немного промахнулась, но аргумент про «не мажора» отцу, по всей видимости, понравился. Левая бровь стала хмуриться чуть меньше. Правая, правда, до сих пор низко сидела над глазом.

– Кристиночка, а чего мы сидим? – вдруг подскочила мама. – Давай закусок лёгких сообразим и чаёк – старый год проводить. А то ведь мы с папой к пяти обещались у тёти Веры быть.

Мама весело понеслась на кухню, и Кристина за ней.

Фердинанд к этому времени уже полностью успел переодеться. Наконец-то, Кристя увидела его в штанах. Старый отцовский спортивный костюм придал принцу вполне милый домашний вид. Только величественно венчающая голову корона к брюкам с вытянутыми коленями как-то не вязалась. Выбивалась, так сказать, из образа. Что ж он с ней всё никак не расстанется – приросла, что ли?

Но маму внешний вид гостя не смутил. Она опять приняла это за остроумную выходку – и лишь улыбнулась.

Там и кроме короны, сказать по правде, было чему улыбаться. Фердинанд, чтоб его второй, увлечённо пялился в экран телевизора. У Кристи на кухне имелся старенький маленький допотопный экземпляр, который редко когда использовался, но сегодня весь день был включен дабы создавать новогоднее настроение. По телеку прогнозируемо показывали бессмертное творение Рязанова. Страсти в фильме как раз начали накаляться.

Хулиганка! – заплетающимся языком обозвал Мягков с экрана Барбару Брыльски. – Где мой пиджак?.. Серый в елочку... Из Мосторга…

Обычно невозмутимое лицо принца выражало фонтан эмоций.

– Вам тоже нравится эта комедия? – обрадовалась мама, увидев в Фердинанде единомышленника.

– Нравится. Но я бы этого лорда за такое обращение к леди на дуэль вызвал, – на полном серьёзе заявил принц.

На что мама опять весело рассмеялась. Нет, определённо «Федя» маму покорил.

– Как хорошо, Фёдор, что вы заранее за Кристиной заехали. Проводим вместе старый год. Мы сейчас на стол будем собирать. Вы нам поможете?

– К вашим услугам, миледи, – с готовностью откликнулся Фердинанд.



Ольга Обская

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться