Принц под Новый год

Размер шрифта: - +

Глава 14. Концептуальный праздник, или Маска для лица

 

Глава 14. Концептуальный праздник, или Маска для лица

 

Очередь в игре «Лучшее в уходящем году» перешла Тарасу. У него на карточке было написано «лучший сон».

– Обычно сны не запоминаю, но этот… – сделал он многозначительную паузу.

Что там ему приснилось? Его трепетная парнокопытная лань?

– Ну? – хохотнул его дружбан Макс.

– Мне снилась Кристина…

Лиза передёрнулась, а Кристя поморщилась как от зубной боли.

– А вот это уже интересно, – оскалом подбодрил ещё одни из его приятелей  -Сергей. – Детали в студию…

– Не уверен, что детали уместны… хотя… – направил Тарас провоцирующий взгляд на Кристю.

Ей оставалось только отвернуться и рассматривать ёлку. Вот так и думала, что присутствие бывшего испортит весь праздник. Что у него за постоянные намёки?

Но, к счастью, в следующую секунду все присутствующие, в том числе и Кристя, потеряли к Тарасу всякий интерес, потому что вниманием завладела ввалившаяся в зал парочка – Дед Мороз и Снегурочка.

В руке Деда Мороза вместо мешка с подарками почему-то красовался кожаный кейс для бумаг. Снегурочка, на голову выше и гораздо крепче своего спутника, вела его под руку. Они сильно пошатывались, но внучка держалась лучше – спасала её внушительная масса. Деда Мороза заваливало на сторону, однако Снегурочка при каждом шаге выравнивала Дедушку относительно вертикали и придавала импульс для следующего шага. Этой своеобразной походкой они подобрались к ведущему и принялись с ним о чём-то разговаривать.

– Это сказочные новогодние персонажи, – шепнула на ухо принцу Кристя. – Дед Мороз, приносящий детям подарки, и его внучка Снегурочка.

Фердинанд глянул на Снегурочку, которая навскидку была лет на десять старше Дедушки, и понимающе кивнул.

– Друзья, – объявил ведущий, закончив совещаться с внезапно появившимися сказочными персонажами, – оказывается, у одного из гостей сегодня двойной праздник: не только Новый год, но и день рождения. И один очень близкий человек решил сделать ему сюрприз.

Кристя удивилась – она и не знала, что кто-то из однокурсников родился ровно 31-ого декабря.

Ведущий уступил Деду Морозу место за своим столом. И тот с помощью внучки удачно не промазал пятой точкой на стул. Из кейса были извлечены бумаги. Многовато бумаг. У Кристи они сразу проассоциировались с рефератом по технике безопасности. Угу. Дали задание – не менее тридцати листов. А откуда их было наскрести? Какая техника безопасности у программистов? Как палец не сломать, пользуясь мышкой?

– Дамы и господа, – заплетающимся голосом выдал Дед Мороз. Дальше пошло ещё хуже. Запинаясь почти в каждом слове, он произнёс: – Когда приближается этот концептуально-значимый в разных областях общественных явлений праздник, хочется не просто поздравить, а воздать дань глубокого уважения и обозначить многогранность проявления всех сопутствующих реалий. Ик.

Ведущий с опаской покосился на листы, с которых читал Дедушка. Но тот с энтузиазмом продолжил. Когда третий лист подходил к концу, ведущий прозрачно намекнул, что поздравление надо бы заканчивать.

Дед Мороз пошуршал бумагами:

– Да тут немного и осталось. Восемнадцать. Ик.

Снегурочка, видимо, была на стороне ведущего. Она вынула из стопки нижний лист и ткнула пальцем в последний абзац.

Дед Мороз мужественно перенёс штрейкбрехерство внучки и принялся озвучивать конец своей «зажигательной» речи:

– Таким образом, поднимая наши бокалы… – он посмотрел на стоящий рядом пустой бокал и повторил многозначительно: – …поднимая наши бокалы…

Намёк был понят – ведущий наполнил ёмкость, и Дед Мороз, подхватив её, продолжил:

– Так вот, поднимая наши бокалы, хотелось бы подчеркнуть значимость рассматриваемых нами явлений в тех плоскостях понимания, которые спроецированы на разные стороны характерных аспектов.

Кто ему этот спич-то писал? Ведущего, бедолагу, перекосило.

– С наступающим новым годом! – перевела Снегурочка, которой тоже не забыли наполнить бокал.

– И в завершение своего короткого экскурса… – залпом осушив ёмкость, продолжил Дед Мороз.

Ведущий показал глазами Снегурочке, чтобы та забрала у спикера листы. Она поняла немую мольбу и выполнила просьбу, упаковав бумаги в кейс. Но Морозу это не помешало продолжить:

– …так вот, в завершение хотелось бы красной нитью провести мысль, что означенное выше явление, именуемое нами общественным праздником, совпало в пространственно-временном континууме с другим явлением, значимым для конкретного индивида, как дата его появления в этом континууме.

– Поздравляем именинника с днём рождения! – снова пришлось перевести Снегурочке.

Она махнула кому-то стоящему у входа, и в зал внесли большой торт. Дед Мороз и его внучка приняли сие кулинарное творение, и направились к столу. Кристя могла наблюдать за их дефиле только прищуренными глазами, потому как фантазия слишком буйно рисовала картину: что будет, если до стола эта парочка не дотянет. А к этому всё и шло.

Но зря она боялась. Они подошли, сохранив почти вертикальное положение.

– Кто тут Фёдор? – поинтересовалась Снегурочка.

Взгляды как по команде устремились на Кристининого принца. А в следующую секунду ровнёхонько перед ним приземлился торт. Перемещение торта могло бы происходить и по менее удачной траектории, но Снегурочке удалось сбалансировать, упёршись на спину Тараса, которого от внушительной массы Морозовой внучки сильно нагнуло к столу – почти лицом в салат.



Ольга Обская

Отредактировано: 11.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться