Принц Тёмных

Размер шрифта: - +

Глава 3

До Кайзерштрассе они, не сговариваясь, шли пешком. Центр Франкфурта, раскинувшийся вокруг, пострадал от войны крайне мало. Похоже, задета была только гордость Тёмных.

Каково им было сдаваться? И каково было тем Тёмным, которые остались в своём городе на правах побеждённых? Ходить по улицам, задыхаясь от чужой ненависти? Они не могли надеяться на помощь Светлых кураторов. Дир стал для Таиссы другом, но здесь Тёмных ждали только надсмотрщики.

Неудивительно, что здешние Тёмные только и ждали возвращения кого-то вроде Майлза Лютера, чтобы восстать. Непонятна была лишь гибель двух Тёмных.

– Зачем Майлзу Лютеру было убивать Тёмных? – сказала Таисса вслух.

– Андрис сказал, что на вас в самолёте напал какой-то Тёмный, – напомнил Павел. – Значит, фракций как минимум две: сам Майлз Лютер и этот мальчишка. Возможно, те двое парней играли на его стороне.

Его друзья. Друзья Л.

Таисса прикусила губу. Теперь реакция Тёмного сделалась куда яснее. Если уж его друзья погибли здесь, понятно, почему он не хотел отпускать сюда её.

А вот её отец отпустил сюда Павла, хотя тот едва успел восстановиться после операции. И восстановился ли?

– Ты не жалеешь? – негромко спросила Таисса. – О том, что прилетел сюда? Что ты фактически работаешь на Тёмных?

– Почти треть наших ребят с имплантами раньше были такими же людьми, как я или Алиса, так что не совсем на Тёмных, – хмыкнул Павел. – Кроме того, прямо сейчас я сражаюсь против Тёмных, если ты не заметила.

– Против Майлза Лютера и его Тёмных.

– Которые от этого Тёмными быть не перестали. – Павел поднял голову, разглядывая золотистые кроны лип. – Я ещё не знаю до конца, где я и с кем я. Но мы долго говорили с твоим отцом, и… Эйвен умеет найти нужные слова.

– Но ты воевал против него.

– И мы оба хотим, чтобы следующей войны не было. – Павел взглянул на неё. – Я не за Тёмных, подруга. Но идея равновесия, сдерживающей силы, мира, где у всех есть право голоса… – Он помолчал. – Об этом стоит подумать.

Они прошли мимо яркой кроны серебристого абрикоса, миновали тихий дворик и зашли в исчерканный граффити переулок прямо к чугунным литым перилам, украшавшим лестницу, ведущую вниз. Козырёк подвала был также украшен чугунным литьём, элегантная дверь была приоткрыта, и всё выглядело так, словно здесь и впрямь собирались посетители, заслуживающие уважения. Даже рядом с местом для курения стояла изогнутая сверкающая пепельница в виде полуобнажённой девицы с многочисленными пятнышками от окурков на вполне реалистичной груди.

– Серьёзное место, – заметила Таисса.

Павел только усмехнулся, взял её под локоть и развернул.

Грязная, залитая краской дверь сливалась со стеной. Стену подпирали мусорные баки, вокруг валялось разбитое бутылочное стекло, а прямо над дверью маячила настолько похабная и физиологически аккуратная картинка, что Таиссе захотелось отвернуться.

– Светлые даже не подумали, что искать нужно напротив, – негромко сказал Павел. – Но новый полномочный инспектор додумался приказать Андрису отправить сюда дронов и заметил пару посетителей, заходящих именно в эту дверь.

– Умный парень.

Павел посмотрел на неё, подняв брови:

– А тебе разве не сказали, кто он?

– Нет. Я его знаю? Он ведь даже ещё не прилетел.

Павел вздохнул:

– Неважно. Когда встретитесь, тогда и встретитесь. Лучше скажи, что мы делаем?

Таисса взглянула на него:

– Я думала, это очевидно. Светлые захотят уничтожить всех, кого здесь найдут, но пока здесь лишь мы, и нам стоит этим воспользоваться. Майлз Лютер – Тёмный, а мы представляем Тёмных и бывших Тёмных. Это шанс на переговоры.

– Опасные переговоры, – заметил Павел.

– Мой отец дал тебе другие указания? – тихо спросила Таисса.

Он покачал головой:

– Действовать в соответствии с обстоятельствами. А обстоятельства, пожалуй, таковы, что другого выхода у нас и впрямь нет. Потому что, когда прибудут Светлые, шанса на разговор не будет вообще.

– Только допросы и пытки, – тихо сказала Таисса. – И возможность уладить всё мирным путём исчезнет. Майлз Лютер будет посылать детей вроде Венди Аткинс на смерть, продолжит убивать, и кто знает, к чему это приведёт?

– Нам предстоят тяжёлые переговоры, – заметил Павел.

– Или почти безнадёжные. Но попробовать всё равно стоит.

Таисса открыла дверь, наполовину ожидая, что на неё повеет запахом мочи и гнилых овощей. Но воздух был совершенно свежим, лишь слышался далёкий гул: где-то работали мощные вентиляторы.

В зале с низким потолком царила полутьма. За барной стойкой сидела молоденькая брюнетка, скорее раздетая, чем одетая. Столиков было немного: очевидно, Тёмные не любили компаний.



Ольга Силаева

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться