Принц Тёмных

Размер шрифта: - +

Глава 8

Секунда, и над ними раскрылось ночное небо. В море не горели огоньки, маршрутизатора у Таиссы больше не было, но Тёмный летел настолько уверенно, будто проделывал этот пусть десятки раз. Внутри Таиссы шевельнулся червячок подозрения, но она даже не представляла, о чём его спросить: нейросканер ей не выдали, а прямые вопросы Л. сможет обойти с лёгкостью. У него была неплохая подготовка, несмотря на юность. Отец Таиссы не муштровал её так, и возможно, что и зря.

Но у неё было детство. И её отец любил её.

Они долго летели в молчании.

– Куда мы летим? – наконец спросила Таисса. – Понимаю, глупый вопрос, да и несколько поздновато, но всё же?

– В заброшенный замок, – отозвался он. – Правда, романтично?

В голосе Тёмного слышалась улыбка. На этот раз совсем не насмешливая.

– Майлз Лютер что, живёт в развалинах?

– О, там далеко не развалины. Со спутника это, конечно, не разглядишь, но резиденция получилась вполне себе. Я оценил.

– Ты бывал там, – утвердительно сказала Таисса.

– И не раз.

Таисса нахмурилась:

– Какого чёрта ты вообще там был? Вы с Майлзом Лютером соперники.

Негромкий смех.

– Те ещё. Но я не желаю его убивать. Обезвредить до той поры, пока к нанораствору не придумают антидот, – да.

– Если вы были такими приятелями, что не разлей вода, – язвительно сказала Таисса, – зачем тебе вообще его преследовать? Почему не присоединиться к нему за бокалом мартини?

– Не люблю мартини.

– И это всё, что ты мне ответишь?

– Да, – легко согласился Тёмный. – Основные причины ты знаешь.

– Ты выступаешь против него, потому что он посылает Тёмных на смерть? Тебе-то что с того?

Тёмный помолчал.

– Мне всегда хотелось стать героем, – внезапно сказал он. – Спасти деву в беде, расстроить планы Светлых, помочь тем Тёмным, что сами помочь себе не могут. Да, капитально испортить жизнь Майлзу Лютеру – не совсем то, что я бы выбрал. Но я не потерплю, чтобы он мешал моим целям. Как бы мы ни были близки в прошлом.

Это было ей куда понятнее.

…Хотя про мартини он наверняка соврал, не моргнув глазом.

Таисса улыбнулась с лёгкой насмешкой. Да, Л. был истинным Тёмным. Готовым и предать, и спасти, и повеселиться. Пожалуй, он и впрямь начинал нравиться ей не на шутку. Тем более что по воспитанию и привычкам он был куда ближе ей, чем Дир.

Дир, с которым всё было кончено.

– Какой он? – спросила она вслух. – Майлз Лютер?

– Разный. Сильный, уверенный, авторитарный, но я видел, как он… – Тёмный вдруг остановился. – Нет, это слишком личное.

– А что не личное?

– Например, то, что он такой же талантливый, как и твой отец, но куда более беспринципный.

Таисса чуть не поперхнулась.

– Куда уж беспринципнее, – сдавленным голосом сказала она.

– Поверь, всегда есть куда. Твой отец ценил свою семью, защищал других Тёмных. Если убрать и то, и это и добавить мощную, почти патологическую страсть к контролю и к исполнению своих желаний, получишь взрывоопасную смесь. И даже не сомневайся, Лютер подожжёт фитиль, не задумываясь.

– Значит, – мрачно сказала Таисса, – мы летим в логово льва. У него есть хоть какие-то уязвимые места?

– Нет, – спокойно сказал Тёмный. – Даже сына он выгнал из дома. И вряд ли прольёт море слёз, если тот пропадёт без вести.

– А Вернон как раз пропал, – припомнила Таисса. – И те громилы в кабачке были куда как заинтересованы в том, чтобы его найти. Где он, ты не знаешь?

– Даже если бы и знал, для тебя мало что изменилось бы, – философски сказал он. – Что тебе до него? Что ему до тебя? Лучше подумай о том, куда мы летим. Майлз Лютер – матёрый волк, и, что уж там, даже моя уверенность, что я могу тебя защитить, порой даёт трещины.

Он обернулся к ней:

– Но я совершу невозможное, если потребуется. Я Тёмный, в конце концов.

Таисса открыла было рот, чтобы отпустить очередное саркастическое замечание, и вдруг ойкнула: левую ногу свело судорогой, и лететь сразу стало втрое труднее. Они мчались над морем слишком долго. Даже с отцом она не путешествовала на такие дистанции, и это наконец дало о себе знать.

– Кажется, – с трудом выдавила она, – я не долечу.

Тёмный не произнёс ни одной язвительной реплики, даже не вздохнул. Просто одним неуловимым движением приблизился к ней и подхватил на руки.

– Ночь закончится, пока мы летим, – прошептала Таисса. – А утром Лютера будет уже не достать.



Ольга Силаева

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться