Принц Тёмных

Размер шрифта: - +

Глава 13

Пожалуй, этот зал мог бы вместить и сто, и двести гостей. И вмещал. Ради такого случая Майлз Лютер плюнул даже на безопасность и эффективность, разбазаривая ресурсы и отменяя операции, лишь бы собрать всех Тёмных в одном месте.

Таисса была не в состоянии разглядеть как следует ни гостей, ни наряды: живой блеск переплетающихся аур, изливающих на неё все оттенки тьмы, ошеломил её. Таисса не помнила, когда видела столько Тёмных вместе. Да и видела ли? Разве что давным-давно, на очень-очень далёкой планете. В другой жизни.

– Майлз!

Женщина с короткими волосами бросилась к Лютеру, и у Таиссы подкосились ноги. Она уже видела эту женщину в постели Лютера. Но тогда ей не удалось взглянуть на её лицо.

Сейчас она видела его вблизи. Видела – и не узнавала.

У её матери больше не было роскошных кос. Похудело лицо, чуть печальнее стали глаза, в которых светились теперь яркие линзы. Но она была красива, очень красива своей прежней красотой, когда под её каблуками расстилался весь мир, а она была самой знаменитой Тёмной актрисой на планете.

И она вовсе не выглядела пленницей, раз уж бросилась в первую очередь к своему тюремщику, а не к родной дочери. Впрочем, Майлз Лютер и впрямь выглядел куда хуже: лицо Таиссы не было ни разбитым, ни окровавленным, и на ней не было поножей экзоскелета.

Но всё же – даже если он поступил умно и обращался с Мелиссой Пирс по-королевски, с какой бы стати ей…

Таисса чуть не хлопнула себя по лбу.

Она же видела свою мать в постели Лютера. Они были любовниками. Как такой простой факт выпал у неё из памяти?

Потому что он был невозможен. Закусив губу, Таисса глядела, как Майлз Лютер бережно обнимает её мать, стараясь не запачкать кровью шёлковое платье. Потому что её мать принадлежала её отцу и никому иному. Потому что её отец всю жизнь принадлежал её матери. Потому что разум Таиссы отвергал любые другие варианты.

Потому что…

…Остался ли бы её отец человеком, если бы Мелисса Пирс не ушла от него? Отказался ли бы от боевых имплантов?

Наверное, теперь Таисса никогда этого не узнает.

Таисса моргнула. Она отвернулась, чтобы не смотреть на Майлза Лютера, и её взгляд случайно упал на изящную раковину-грот силового поля, украшавшую зал в нескольких шагах от неё. И «жемчужину» в дорогом белоснежном костюме, небрежно развалившуюся в этой раковине.

Вернона облепили две девушки чуть старше самой Таиссы, забравшись в грот с двух сторон от него и даже не скинув туфельки, состоявшие, казалось, из одних шпилек. Впрочем, их облегающие платья с глубокими вырезами тоже оставляли мало простора для воображения. Ни одна из них не была Тёмной, но красотой они могли поспорить с кем угодно. Других, разумеется, в этот замок просто не привезли бы.

Вряд ли они находились под внушением. Чтобы услужить сыну всесильного хозяина замка, не нужно было ни посулов, ни убеждений. Достаточно было поманить пальцем.

Что Вернон только что и сделал, небрежно отставив недопитый бокал с мартини и приглашающе похлопав по колену. Миниатюрная брюнетка в искристом колье кокетливо повела плечом, вытащила изо рта вишенку коктейля и кошечкой свернулась у него на брюках. Вторая девушка, стриженная под мальчика, кинула на неё завистливый взгляд и промурлыкала что-то Вернону на ухо. Тот вскинул бровь, повернулся – и заметил Таиссу.

В его собственных старых джинсах, едва державшихся на бёдрах, в драной футболке, со следами от фиксаторов и всё ещё ноющей рукой.

Она не успела отвести взгляд. Она просто глядела, и на лице у неё, Таисса знала, не было сейчас никакого выражения. Только где-то глубоко внутри родилось понимание, что в случае атаки Светлых эти девушки будут обречены, если никто не вытащит их из зала.

Вернон равнодушно посмотрел на своего отца, потом на неё. Сказал что-то стриженой брюнетке в ослепительном алом платье, и они оба засмеялись.

Это было больше похоже на вечеринку, чем на переговоры об обмене заложниками. Тёмные, совсем юные, смеющиеся за водкой и коктейлями, и обступившие их девушки, почти такие же хорошенькие, как брюнетка на коленях у Вернона. Несколько Тёмных были смутно знакомы Таиссе по довоенным приёмам и вечеринкам, так похожим на эти, когда по желобкам силовых полей спиралями лилось шампанское и парочки устраивались прямо на траве…

Её отец очень чётко объяснил ей все опасности алкоголя и других веществ ещё в детстве. Тёмных, увлекающихся беспорядочным образом жизни, слишком легко было поймать расслабленными на переговорах, достать на них компромат и шантажировать; зачастую они поддавались на самые нехитрые манипуляции.

Но сейчас они были на коне.

Таисса прекрасно отдавала себе отчёт, почему Майлз Лютер собрал их в этом зале. Ему было важно показать свою безоговорочную победу. Практически наверняка он выложит эту запись в сеть. Триумф над Эйвеном Пирсом, у которого он отобрал и жену, и власть. Запись, после которой у Тёмных останется только один лидер.

Ну уж нет.

Таисса окинула взглядом зал. Как когда-то на приёме у Светлых, здесь у неё не было союзников. Никто даже не подошёл поздороваться. Даже…



Ольга Силаева

Отредактировано: 28.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться