Принц Трех Морей

Размер шрифта: - +

1.1

Проснулась с пульсирующей болью в висках. Мышцы спины ныли от неудобной позы, ноги занемели, фарфоровая кожа зудела от жесткой соломы, заменившей постель.

Хотелось снять с себя неудобное, сковывающее движения, платье, освежиться и позавтракать. В этот момент желудок издал громкие звуки, требуя заполнить ноющую пустоту.

Осмотревшись и заметив, что некоторые казематы стали пустыми и стул надзирателя пустовал, спросила:

— Что происходит?

Девушки с заплаканными мордашками притихли и одна, с огненной копной, вскинула на меня полные лютой злобы глаза.

— Эти … — она ругнулась на непонятном языке, сжимая руки в кулаки, — увести их еще утром. Мы слышать, как капитан приказал высечь тех, кто шуметь и возмущаться. Они забрать красавиц наверх, а нас заставить есть вот это!

Девушка снова ругнулась и пнула стоящую на полу миску, ее содержимое едва не пролилось, и я заметила такую же чашку в своей каморке неподалеку, прямо возле двери. Я взяла в руки утварь и понюхала. Хорошо, что желудок был пуст, иначе его содержимое присоединилось бы к отвратительной каше. Неужели они такое едят?

— Что еще вы слышали? — поинтересовалась я, поднявшись на ноги и отряхивая дорогой помятый шелк от соломинок.

— Только это, — ответила рыжая, перекидывая алую волну через плечо.

— Ни разговоров с торговцами, ни споров, ни криков? — не унималась я. Для меня сейчас любая крупица информации была очень важна. — Может куда держим курс?

— Отставить разговоры!

От осипшего голоса, раздавшегося над головами, мы дрогнули, а к нам спустился мужчина, Грег кажется. Он бегло осмотрел каждую девушку и, заметив полные миски, нахмурился. Выплюнул оскорбительную речь в адрес благовоспитанных и порядочных девиц, привыкших к свежим и изысканным блюдам и воротящих нос от повседневной пищи обычных людей. Затем достал связку ключей и подошел к первой камере.

— Мне плевать едите вы или нет, но отрабатывать свой хлеб будете. Приказ капитана, — зачем-то добавил он, будто боялся, что мы примем его действия за доброчестивые намерения помочь изнеможенным девушкам, оказавшимся по злой воле судьбе на этом судне.

Мы по очереди покидали свои клетки и поднимались наверх по широким деревянным ступеням. Оказавшись на палубе, нас выстроили в ряд, раздавая указания на весь день. Мне не повезло. Я и еще две девушки должны были немедля отправится на кухню, помогать кокку стряпать ужин. Остальным же выпала участь прачек, портних и поломоек.

Сейчас, стоя в строю, я ощутила себя белой вороной, испытывала крайнюю неловкость и смущение за свой наряд. Мое платье ярким пятном рябило в глазах на фоне простеньких поношенных одеяний остальных девушек, и это привлекало ненужное внимание со стороны разбойников, с интересом глазеющих на нас.

Когда Грег закончил свой монолог, нас разделили и повели в противоположные стороны.

— Вот, Креп. Принимай помощниц, — заявил Грег, едва мы переступили порог довольно просторной комнаты.

Объемный мужчина, что-то мурлыкая себе под нос, оторвался от чистки гигантской рыбины и повернулся к нам.

— О, морские креветки! Грег! — он задержал взгляд на мне. — Чем эти белоручки мне помогут?! Забирай их, пусть капитан определит их в другое место!

Мужчина заслонил собой столешницу, скрестив руки на груди. Грег же, скрипя зубами силился сохранять хладнокровие, но это плохо у него получилось, все же он сказал пару непристойных фраз, услышав их на бледных девичьих лицах вспыхнул багровый румянец, достигая и кончиков ушей. Спор двух пиратов длился от силы пару минут, а я силилась не рассмеяться, ибо вид у кокка был перзабавный.

— Передай капитану, что я не отвечаю за их сохранность. Если порежут свою нежную кожу…

— Довольно, Креп, — в глазах молодого пирата блеснул недобрый огонек. — Хочешь высказать свою мнение, капитан его выслушает. А у меня и так дел по горло!

— Сопляк! Ишь как оперился, — недовольно пробурчал пират, но Грег его уже не услышал, покинул кухню, громко хлопнув дверью, а я не выдержала и рассмеялась.

Три пары глаз недоуменно уставились на меня.

— Простите, у вас на голове, — я силилась не рассеяться вновь, когда маленькие черные бусины округлились до размера монеты, а цветная водоросль, ярко-синей прядью свисала на коротких рыжих волосах, придавая забавный вид. Девушки прятали глаза, уставившись в пол. Хотя на губах играла едва заметная улыбка.

Пират смачно кашлянул, обтер руки о грязный передник, и посмотрелся в поверхность ножа, точно в зеркало. Толстые пальцы быстро нащупали инородный предмет, и водоросли оказались в огромном тазу с зеленоватой жидкостью, в которой были замочены какие-то травы.

— Имена, — гаркнул мужчина. Веселье вмиг слетело.

— Что простите? — переспросила я.

— Оглохли что ли? Имена свои назовите, — уже спокойно ответил он и вперился взглядом в высокую брюнетку, которая неожиданно икнула, видимо от страха.

— Ирма.

— Жизель, — последовала примеру первой девушки, миловидная шатенка с черными глазами и родинкой возле левого глаза.

— Эмилия, — представилась я и непроизвольно сделала книксен, за что и получила тяжелый пристальный взгляд пирата.

— Ты, — он указал на Ирму, — чистишь овощи. Ты, — теперь Жизель насторожилась, выслушивая приказ. — Разделываешь мясо. А ты, — очередь дошла и до меня, однако, прежде чем назначить мне работу, он призадумался. — С ножом обращаться умеешь?

Я кивнула. Глупый вопрос!  Конечно, я умела орудовать ножом. Знала тысячу и один способ, как накрошить травы и различные ингредиенты для зелий и эликсиров, превращая крупные листья папоротников и редких лиан в пыльцу. Но об этом говорить, естественно, не стала.



Эн Бауэр

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться