Принца нет! Я за него!

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая. Ювенальная юстиция и сладкая жизнь

Глава двадцать первая. Ювенальная юстиция и сладкая жизнь

После того, как вся наша выручка вместе с ведрами была отправлена домой, мы налегке двинулись дальше. На опушке леса вдоль дороги размазалась небольшая деревенька. Деревянные домишки, корявые заборчики из переплетённых веток и чахлая поросль рядом, которая передумала тянуться к солнцу и просто склонилась к земле в ожидании момента, когда станет удобрением – вот и весь пейзаж. Захиревшие босые дети играли в какой-то луже, бегая по воде босыми ногами. Завидев нас, они стали бросать в меня камнями и палками. Но сил у них не было, чтобы докинуть, поэтому я молча проехала мимо. Мрачные, бедно одетые взрослые, ковырялись в земле, недобрым взглядом поглядывая в мою сторону.

- А чьи это земли? – поинтересовалась я, роняя пару лягушек и одну змею. Не хотелось бы знать, что это - наши владения. Уж больно душераздирающее зрелище.

- Маркиза, маркиза, маркиза Карабаса! - задорно пропел кот. - Шучу. Не наши. Выдыхай. У нас все отлично. Единая налоговая система на всех землях, дотации, пенсии, пособия … Я тебе потом презентацию проведу. Со слайдами.

Мы тормознули рядом с крестьянкой, которая подвязывала какой-то вялый побег к деревянной палке, в надежде, что он воспрянет духом и передумает умирать. Но его засохшие соседи свидетельствовали о том, что палка прорастет раньше.

- Простите, пожалуйста, - обратилась я к ней, осторожно стряхивая лягушек и жабу на землю. - Вы не подскажете, как проехать в лес? Я ищу ведьму…

Все в округе резко подняли головы и выровнялись, как суслики, каждый на своей поле. На меня смотрели, как на потомка Дункана Маклауда.

- А что это у вас изо рта сыпется! – настороженно поинтересовались крестьяне, шарахаясь от меня.

- Одна ведьма прокляла меня. Я ее убила, а проклятие осталось! Я сражаюсь с ведьмами и колдунами по всему миру! – пафосно заявила я, выпячивая грудь вперед. Котишка подавился, но промолчал. Нам тут и так официально не очень рады, но говорящий котэ только усилит незабываемый эффект от нашего появления.

Дети быстро поймали большую жабу, и стали макать ее в лужу, зато взрослые посмотрели на меня с уважением.

- Не езжайте к ней! Она – чудовище! Она нас прокляла! Гляньте, что творится! Ничего не растет! Сколько не сажай, все бесполезно!– наперебой заорали крестьяне, показывая на жалкие ростки, которые проклюнулись явно с одной целью –побыстрее завянуть и сдохнуть. - А еще она похищает детей!

- Добраться бы до нее! Сжечь ее на костре! – воскликнул какой-то дед, потрясая кулаком.

- Детей похищает? И много уже похитила?– с удивлением спросила я, представляя, с кем придется иметь дело.

- Да! Десяток, но вернулись только Гансель и Гретель! Она их похитила, но они сумели ее обмануть и вернуться! Такие страсти рассказывают. Она их съесть собиралась! Бедные детки! Что им только пришлось пережить! Родители чуть с ума не сошли, когда узнали, что они заблудились в лесу! А теперь она нас прокляла!

- Весь покрытый зеленью, абсолютно весь…. – тихо и ядовито заметил котофей, глядя на примотанные к палочкам вялые саженцы. - Дачники-неудачники…

Эпитетов, описывающих ведьму, аборигены не жалели, а у меня сразу же холодок по коже побежал при мыслях о предстоящей встрече. Воображение явственно рисовала картинку в виде избушки на курьих ножках и бабой Ягой на завалинке. Волосатая бородавка на носу и метла прилагались по умолчанию.

Толпа расступилась, и я увидела бедно одетую семью. Двое коротко стриженых детей лет десяти в каких-то лохмотьях жались друг к дружке и смотрели на нас волчатами.

- Левый – мальчик, правая – девочка, - тихо заметил на ухо кот.

- Вот! – заорала какая-то селянка, положив руку на плечо ребенка. - Гансель и Гретель. Ну, расскажите, как ведьма над вами издевалась?

Отец толкнул высокого мальчика c маленькими глазками и тяжелой нижней челюстью вперед.

- Она нас мучила! - заплакал парнишка, утирая грязным кулаком слезы. - Меня зовут Гретель! А это – мой брат Гансель.

- Тяжелый случай! – тихо офигел кот.

Гансель тоже залился слезами, в красках описывая свои приключения.

- Она нас била каждый день! Гретель она била вожжами! А меня хотела засунуть в печку! Она сказала, что приготовит из меня жаркое, а сестре придется его съесть! Она лишала нас еды, держала в клетках! Мы ее обманули и сбежали! - парнишка размазал слезы по лицу, заходясь в истерике.

Народ тоже негодовал, хотя судя по лицам, историю слышал явно не в первый раз.

Из остальных сбивчивых сведений, которые мне удалось вытрясти из аборигенов, подарив взамен целую партию земноводных и пресмыкающихся, я поняла, что мне предлагают просто «идти лесом», а потом свернуть с дороги в непролазные дебри, а дальше ориентироваться на местности. Мы с котофеем молча двинулись навстречу судьбе.

- Ты на счет своей сестры не расстраивайся, - котик погладил меня хвостом. - Она просто всю жизнь тебе завидовала. Слушай, у меня есть предложение. Давай купим квартиру этажом выше и почувствуем себя богами? Каждый день с раскатистым и громогласным смехом будем потоп устраивать. И тут уж Ной не ной!



Кристина Юраш

Отредактировано: 26.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться