Принцесса горы Авалор

Размер шрифта: - +

О привале в беседке, письме для Воскрешенной и одной тысячи девятьсот пяти ступенях, а так же об имени ежика

   После натерпевшегося на мосту мы пошли дальше по лесной тропинке, огибающей зелёный горный лес с правой стороны, и проходящей мимо кустов красной смородины, растущей на одном из склонов, вымытых старым и высохшем со временем водопадом, слевой. 
   Каждый из нас изредка останавливался, отставая от путников, чтобы осмотреть представшие перед ним красоты. А иногда останавливались все.
   Лимонные лучи солнца проникали в самую глубь грота, где освещали, доводя до прозрачно зелёного цвета, листики маленьких кустиков, с неизвестными нам ягодами. Остатки бурного водопада медленно, словно тонкая и ленивая водяная ниточка, текли по своему глиняному устью, расмывая все камушки на своём пути. Пушные животные на том берегу занимались каждый своим делом, или просто делали вид, что не замечают заглянувших в гости людей: рыжая лиса плутовала между деревьев, старательно обнюхивая каждый ствол, ярко белый, словно искусственный, зайчик петлял в изумрудных кустах, только изредка промелькивая между веток и оглядываясь после каждого прыжка, серо- коричневые белки со смехом наблюдали за происходящим со своих убежищ- просторных дуплов возле самых верхушек деревьев, бурый мишка разгонял всех своим грозным рёвом и, ломая попадающиеся на пути и мешающие проходу ветки колючих кустарников, пробирался в темную чащу. 
   После могучих деревьев тропинка, изрытая толстыми корнями, плавно переходила в дорогу, к обустройству которой была приложена рука человека. Эта широкая дорога, ведущая в желтое поле, на котором высокими побегами колосилась рожь, светившаяся под солнечными лучами, была устелена фиолетовыми плитками, переливающимися на солнце всеми цветами радуги.
   Посередине жёлтого поля, деля дорогу на две равные части, элегантно и аккуратно возвышалась резная беседка, походившая на деревенскую маленькую церковь  с полукруглой крышей. Из далека она казалась маленькой, даже можно сказать, что очень маленькой, рассчитанной на одного или двух человек, но, как оказалось, когда мы всей весёлой и уставшей толпой туда зашли, что она вместит ещё человек сто и ещё место останется.
   -Расширитель пространства,- высказалась, пересмотревшая волшебных мультиков, я и добавила,- умно.
   Слева громоздился дубовый стол во все пространство и лавочки, прибытие к стенам, справа же было семь мягких уютных кресел, в одно из которых мы скидали свои сумки, выложив на стол еду и  принявшись за обед, или все же ранний ужин, если судить по заходящему солнцу.
   От приёма пищи нас отвлекло тихое фырканье, сразу замеченное нами в тишине. Каждый из нас замер с булочкой, не донесенной до рта, и повернулся на источник звука.
   -Письмо для Анастасии,- важно объявил нам ёжик.
   -Это я,- в один голос сказала две девушки, являющиеся полными противоположности друг для друга.
   -Возьми ты, ты ближе,- предложила Елизарова, сидевшая возле дальнего угла стола, не имеющая возможности беспрепятственно выйти.
   Я встала и аккуратно сняла с иголок незваного гостя письмо, так чтобы не порвать бумагу, скрученную в рулончик, с чайным оттенком желтого, чем-то напоминающего старые газеты,  одним быстрым движением развязала фиолетовый бант и начала читать полуразборчивый текст: 
- « Воскрешенная - празднующая свое четырнадцатое воскрешение, приходящееся на двадцать седьмые солнечные сутки сентября, должна явиться в замок правителя горы Авалор, взяв с собой еще трех человек: Воскрешенную, уже  отпраздновавшую своё четырнадцатое воскрешение. И двух Защитников.» 
   После минутной паузы я задала не уместный вопрос: 
   -Защитники написаны с большой буквы, кто пойдет?
    Мы спорили, что-то бурно обсуждали, пока гостю из леса не надоели наши размышления. Ежик громко фыркнул, так что все замолчали и наконец обратили на него своё внимание. 
   -Повторю ещё раз подсказку,- начал он в полной тишине,-  Воскрешенная- это Анастасия. Значит, идут две Насти.
   - Защитник,- подхватила мысль Ксюша, – написано с большой буквы и во множественном числе. Если предположить, что это чье-то имя....
    -Защитник- это Саша, значит иду я и Харитонов,- не выдержал Андросюк Саша, по прозвищу – Андерсен. 
    -Сообразили…- протянул гость, закатывая глаза,- пошлите, нас ждут. Остальным сейчас нельзя, только после посвящения,- грозно добавил он, наблюдая как начали подниматься и остальные.
    Протесты на корню были подавлены его проникновенный взглядом.
   Мы, четверо подростков, покорно встали с мест и направились следом за Ежиком. 
    Сколько бы вопросов мы не задавали, как не выпытывали из Ежика хоть крупицу информации, как не пытались узнать, куда он нас ведет, лесной житель  всегда молчал и смотрел так по-доброму и так хитро. Это только будоражило наши нервы, подливая масла в уже и так пылающий костер нашего  интереса и любопытства.

   Когда прошли лес, перед которым находилось поле и беседка, в которой мы сидели, то увидели небывалой красоты гору, разделенную на двое. От её подножия до середины, там где в свои права вступал белоснежный лед, коричневой ниточкой шла лестница. 
   -Одна тысяча девятьсот пять,- озвучила я число ступенек, остановившись на самой последней. Перед нами возвышался изумрудный  огромный дворец с несколькими башенками, по бокам. Через большие окна можно было разглядеть все, что творилось внутри. 
   Большие ворота замка открылись с грудным скрипом, приглашая зайти в гости. Ежик, до сих пор без имени, пошел первый, за ним две одноклассницы-кузины Анастасии, а за ними, разглядывая и пытаясь понять, как построен дворец не успевали парни. Лесное животное резко развернулось, пройдя несколько метров от входа,  и наконец-то назвало своё имя:
    -Меня зовут Алеон.
    -Очень приятно,- мягко выговорила я. 



Настя Нова

Отредактировано: 23.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться