Принцесса и бобовые

Размер шрифта: - +

Принцесса и бобовые

…Вот только не надо мне сказок рассказывать! «Принцесса на горошине», «Принцесса на горошине»… Можно подумать, я не знаю, как всё было на самом деле!

И занес же меня нечистый в это королевство! Ехала по своим делам, торопилась, между прочим… Остановилась буквально на четверть часа – письмо родным отписать: мол, жива-здорова, чего и вам желаю… простите, что сорвалась, никого не предупредив, но так обстоятельства сложились… А когда, сдав письмо почтарю, на улицу вышла, получила целых три сюрприза: лошадь потеряла подкову, карета – рессору, а кучер – совесть. В результате лошадь захромала, карета зашаталась, а кучер запил. Еще и в гостинице огорошили: мол, у нас, ваше высочество, для вас апартаментов достойных нет. Вон, мол, через площадь – дворец королевский, туда и идите.

Я говорю:

- Меня и недостойные апартаменты устроят.

А мне в ответ:

- Ну, как же можно, ваше высочество, у нас король лицензию отберет. Нам строго-настрого приказано всех незамужних иностранных принцесс во дворец направлять, там принц на выданье…  тьфу ты… то есть женить его хотят.

И как я ни брыкалась, взяли меня под белы рученьки и с почетом в королевский дворец отвели. А там – всё, как полагается: король, королева и их прыщавый наследник «на выданье». И хотя мне о возможной женитьбе никто открытым текстом не заикнулся, посмотрели на меня оценивающе. Очень оценивающе. Мне даже не по себе стало.

Проводили меня в парадно-гостевую комнату, баульчик мой туда доставили, вещи на первое время приготовить помогли… Вот только удивило меня, что на кровать – и без того немаленькую – целую гору перин навалили. Для чего бы, думаю? Я вроде барышня не изнеженная, это и по моей внешности видно…

Стала я к ужину переодеваться. Хотела ожерелье жемчужное надеть, а оно возьми и порвись. И хотя и успела я ниточку перехватить, несколько жемчужин упали и по комнате раскатились. Кинулась я их собирать, за кресло у камина зашла… а у кресла спинка высокая… Слышу – шаги в коридоре, крадущиеся такие, и – прямо к моей комнате. Постучали. Молчу, не отзываюсь. Присела за креслом, выглядываю осторожненько, жду, что будет… Двери тихонько открываются, и входит… королева. Оглядела комнату, меня не заметила, к кровати подошла… что-то маленькое в перины сунула… и вышла поскорее.

Выбралась я из-за кресла – и давай сама в перинах шарить. Гляди-ка! Королева мне горошину подсунула! Причем под самую нижнюю перину. Это что за шуточки?

Не успела я горошину обратно спрятать – снова шаги в коридоре. И снова кто-то к моей комнате крадется. Куда деваться? Снова за кресло – могу просто не успеть. Подобрала юбки и под кроватью спряталась. Только бы не чихнуть, думаю. Дворец – королевский, а пыли под кроватью… Притихла, нос в платочек кружевной спрятала… Гляжу – король появляется. Огляделся так вороватенько, шагнул к кровати и… что-то на пол уронил. Фасолина! Я чуть не фыркнула. И этот туда же!

Король меня, к счастью, не заметил. Фасолину свою подобрал, спрятал под перины – и к выходу. Двери открыл – и прямо с наследником столкнулся. Его величество смутился, а его высочество хоть бы вид сделал, что ему неловко. Проводил папашу взглядом и… Да-да, прямиком к кровати моей протопал. Вот печенкой чувствую: тоже какую-то гадость между перинами прячет!..

На этом паломничество в мою комнату закончилось. Выбралась я из-под кровати, отряхнулась. Уф… в прятки, кажется, на всю оставшуюся жизнь наигралась! Даже про ожерелье разорванное забыла.

Меня любопытство одолевает: королева мне горошину презентовала, король на фасолину расщедрился, а вот принц на что разорился? Вы не поверите! Целую горсть бобов из-под перин вытащила! И где же его высочество таких крупных бобов насобирал?

За ужином мы все вчетвером честно делали вид, что ничего не произошло. Я как можно любезнее отвечала на расспросы и, как подобает воспитанной принцессе, взгляд от тарелки высоко не поднимала. Когда же, наконец, в комнату вернулась, первым делом замочную скважину жеваной бумагой залепила – чтобы ближних во искушение не вводить. Мне и засова на двери хватит. Спала по-походному – сбросив на пол с кровати пару перин.

Проснулась рано. Как ни странно, выспалась. Вспомнила про урожай бобовых, собранный на кровати… Шутить любите, господа? Добро! Пошучу и я над вами… Я умылась и занялась утренним макияжем.

К завтраку вышла, закрыв лицо вуалью.

- Как вам спалось, ваше высочество? – елейно поинтересовалась королева. Король выжидательно смотрел на меня. Принц от предвкушения последствий своей шуточки ерзал на собственном стуле.

- Отвратительно спалось, ваше величество, - манерно ответила я. – Меня и так бессонница мучит, а тут… Мне кажется, перины мне нехорошие достались… Всю ночь ерзала, пытаясь улечься поудобнее… Под утро только задремала, да, видно, зря…

С этими словами я откинула вуаль. Присутствующие ахнули да так и остались с открытыми ртами. Я их понимаю: зрелище, которое им открылось, - явно не для слабонервных. Представьте: темные, почти черные круги под глазами, а на щеке отчетливо проступают багровые отпечатки горошины, фасолины и двух бобов в натуральную величину.

- Синяки будут, - капризно пожаловалась я, осторожно потирая щеку ниже отпечатков – чтобы грим не размазать. – И что мне теперь папа скажет!!! – и я в голос разрыдалась.

…Задерживать во дворце меня не стали. Король с королевой единогласно решили подыскать для единственного отпрыска более крепкую душой и телом невесту. Я и не возражала. Быстренько умылась, подхватила вещички – и к гостинице. Отвесив пару тумаков спящему в конюшне кучеру, обрела душевное равновесие. Карету, естественно, еще не починили. Но лошадь уже подковали. Ну ее, эту карету. Верхом доеду. Не впервой.



Наталья Похиленко

Отредактировано: 06.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться