Принцесса и Дракон

Font size: - +

Глава 9

Поразмыслив над своими вечерними похождениями, Арман пришел к выводу, что совместная прогулка явно пошла на пользу его отношениям со строптивой пленницей, а потому он немало преуспел в реализации своего плана– покорить ее сердце. Правда, надо сказать, что в последнее время он все реже думал о цели, ради которой все было затеяно, о мести и унижении дерзкой девчонки. Сама игра так увлекла его, что он почти забыл о том, какой победы хотел достичь в этой игре.

Раз прогулки на свежем воздухе, так благотворно влияют на вас, мадемуазель, стоит почаще выпускать вас из темницы, думал Ламерти. Ты любишь этот город, милая, это понятно и слепому. Что ж - сыграем на этой любви!

Довольный собой Арман отправился спать, заранее планируя завтрашнюю прогулку в обществе Эмили. Сама же Эмильенна не догадывалась о его планах, но так страстно желала нового выхода из дома, что невольно мечтала о нем, постоянно одергивая себя и напоминая, что это невозможно, слишком хорошо, чтобы быть правдой. Однако самым смелым ее ожиданиям суждено было оправдаться. После ужина, во время которого они мало разговаривали, Арман как бы невзначай спросил:

- Мне кажется вам понравилась вчерашняя прогулка?

- Я многократно говорила об этом вчера вечером, а потому вы можете не сомневаться. Несмотря на ужасное положение, в котором я нахожусь, это было одно из самых ярких и сильных впечатлений моей жизни! – голос девушки звучал страстно и восторженно.

- Уверен, что ваша последняя реплика относится к моменту, когда вы оказались в моих объятиях, - Арман все-таки не мог оставить этот эпизод без внимания и отказать себе в удовольствии подразнить ее.

- Вообще-то я имела в виду закат на крыше собора, - на этот раз Эмили не дала смущению овладеть собой и говорила спокойно и насмешливо. – Перспектива переломать ноги на узкой лестнице, конечно, впечатляюща, но не настолько, чтобы стать моим главным переживанием.

- А как же сильные мужские руки, удержавшие вас от падения в пропасть? – Ламерти издевался, но достаточно добродушно.

- Об их достоинствах вам лучше судить, ведь это вы их обладатель, - с достоинством парировала Эмильенна.

- Пусть так. Жаль, что вы не оценили моей галантности, но раз сама прогулка пришлась вам по вкусу, то могу предложить повторить ее.

- Когда? – в голосе девушки сквозила неприкрытая заинтересованность и надежда.

- Я мог бы тебя помучить, но не стану. Мы отправимся гулять прямо сейчас.

Ее глаза загорелись от радости. Арман предложил ей свою руку, сопроводив этот жест ехидным замечанием о тех, кто нетвердо стоит на ногах. Но Эмили дала себе слово не замечать его насмешек и сарказма. Она снова вырвется на свободу, хоть и под конвоем.

Выйдя из дома, они сначала прогулялись по улицам Ситэ, навестили Сен-Шапель, которая тоже переживала не лучшие свои времена. Затем Эмильенне показалось тесно на острове, и она предложила перебраться на левый берег, что они и сделали. Всю дорогу молодые люди довольно непринужденно обменивались репликами, словно были если не старыми друзьями, то, по крайней мере, хорошими знакомыми. Завидев шпили Сорбонны, Арман вспомнил годы, проведенные там, и развлек свою спутницу несколькими забавными эпизодами эпохи своего студенчества. Эмильенна, как и накануне, забывшая обо всем на свете, кроме настоящего момента, пребывала в веселом и озорном настроении. В ответ на студенческие воспоминания Ламерти, она поведала о своих приключениях тех лет, когда училась в монастыре кармелиток. Рассказывала она так весело и артистично, что молодой человек от души смеялся похождениям юных воспитанниц монастыря и злоключениям их наставниц.

- А вы, оказывается, тот еще бесенок! Это надо же – склеить страницы требника бедной сестры Руфины! Значит, вам не всегда было присуще столь суровое благочестие, как нынче? – хитро спросил Арман.

- Может и так. Не мне об этом судить. Но и поныне я считаю любой поступок, воздающий сестре Руфине должное за ее обращение с ученицами, проявлением истинного благочестия.

- То есть вы не раскаиваетесь в содеянном?

- Ничуть, и сделала бы это снова! - Эмили не выдержала и расхохоталась: – Смотрите же, не обижайте меня, а то заклею страницы всех книг вашей библиотеки или налью чернил в кофе, который Люсьен вам подает с утра.

- А разве я вас обижаю? – вкрадчиво спросил Ламерти. Вопрос был явно с подвохом. Хорошее настроение девушки моментально испарилось, уступив место прежней недоверчивости и холодности.

- Скажем так, вы причинили мне намного меньше зла, чем могли бы, - осторожно ответила она.

- А добро? Разве я не был к вам добр? – Арман считал, что осыпал пленницу благодеяниями и сейчас самое время пожинать плоды своих благородных поступков.

- Вы сами как-то сказали, что отнюдь не добры. А потому я перестала заблуждаться на сей счет, - довольно жестко ответила Эмили. Желая смягчить сказанные слова, она добавила: - Но это не значит, что я не благодарна вам. Я в равной мере ценю то добро, что видела от вас, и то зло, которого избежала.

- Достойный ответ. И все же совсем не то, что мне хотелось бы услышать.

После этого молодые люди некоторое время шли в молчании, гармоничные отношения установившиеся было между ними, благодаря воспоминаниям юности, были нарушены напоминаем о настоящем. Но через некоторое время Эмильенна вновь развеселилась и, вырвав у спутника руку, побежала к мосту Сен-Мишель.

- Обожаю мосты! Я могла стоять на них часами! – девушка перегнулась через перила, любуясь темными водами реки и отражающимися в ней огнями города.

- Эй, красотка, не упади! Ты что топиться собралась? - компания подвыпивших «граждан», заметивших с берега девушку на мосту, не могла оставить ее без внимания.

Арман в мгновение ока оказался рядом с Эмильенной и одного его взгляда, брошенного в сторону веселящихся гуляк, а также недвусмысленного жеста, которым он схватился за шпагу, было достаточно, чтобы обратить балагуров в бегство.



Литта Лински

Edited: 05.08.2017

Add to Library


Complain