Принцесса и Дракон

Font size: - +

Глава 41

Оказавшись на улице, девушка осознала, что понятия не имеет, куда идти. Впрочем, путей у нее было всего два: вперед — в Кале, или назад — в обитель Святой Фелиции. Добраться до Кале без денег, оружия, защиты, находясь в розыске и не зная дороги, представлялось совершенно нереальным, а потому Эмили решила избрать монастырь. В конце концов, они ехали оттуда всего около суток, значит пешком она сможет добраться обратно за несколько дней. Да и дорогу до Монтрерского аббатства отсюда проще найти, чем до далекого портового города.

Приняв решение, девушка пошла в направлении обратном тому, каким они прибыли сюда. Эмильенна шла по довольно широкой проселочной дороге, с одной стороны был лесок, с другой тянулись луга, частично скошенные. Девушка проплакала всю ночь и ничего не ела со вчерашнего дня, а потому еле держалась на ногах, но продолжала бездумно идти вперед. От ощущения полной беззащитности и одиночества, слезы снова навернулись на глаза, и Эмили даже не трудилась утирать их. Иногда на дороге попадались люди, по большей части, крестьяне. Они хоть и оборачивалась на одиноко бредущую девицу в городском наряде, с заплаканным лицом, но никаких попыток заговорить или тем более, остановить ее не предпринимали.

Через какое-то время, Эмильенна, несколько раз споткнувшись, и с трудом удержавшись на ногах, поняла, что просто не может идти дальше. Она свернула в лесок, упала на траву под раскидистым вязом, благо день выдался солнечным и земля была теплой. Не прошло и нескольких минут, как девушка погрузилась в сон, больше похожий на забытье. Проснулась она оттого, что все тело затекло — руки, ноги, спина и шея ныли от долгого лежания на твердой земле в неудобной позе. Однако в целом, после сна, Эмили почувствовала себя лучше. Мысли стали более ясными, в душе затеплилась надежда, что она все-таки сможет добраться до монастыря и забыть об этом приключении, как о страшном сне.

Примерно через час девушка дошла до деревни, которую они с Арманом объехали в прошлый раз. На сей раз Эмильенна решила не обходить деревню стороной, а, напротив, направилась туда, тем более уже вечерело. План Эмили заключался в том, чтобы найти кого-нибудь, кто ее приютит и накормит. На гостиницу или даже постоялый двор рассчитывать не приходилось, но стоило попробовать договориться с кем-нибудь из крестьян. Полное отсутствие денег, конечно, не облегчало Эмильенне задачу. Из вещей, которые были на ней, лишь одна могла послужить предметом расплаты — небольшой серебряный гребень с бирюзой. Для городской мещаночки, чей образ примерила на себя Эмили, это была лишь изящная безделушка, но для крестьянина подобная вещица может послужить предметом роскоши, а потому можно надеться променять ее на ночлег и еду. Кроме того, хорошо бы в стоимость гребня включить немного еды, которую можно будет взять с собой в дорогу. Если подготовится таким образом, да еще расспросить точную дорогу до монастыря, то надежда добраться туда превращается из совершенно эфемерной в более-менее реальную. Правда, следующие дни придется ночевать под открытым небом, поскольку кроме серебряной побрякушки девушке нечего было предложить в обмен за ночлег и еду. Но все это можно пережить, лишь бы попасть обратно под уютный кров Святой Фелиции и ласковое покровительство матери Люции.

Распланировав подобным образом свое ближайшее будущее, Эмильенна стала приглядываться к людям в деревне, выбирая того, кто больше достоин доверия. Естественно, обращаться Эмили решила только к женщинам, а больше всего женщин толпилось у общественного колодца. Они здесь не только набирали воду, но и делились с товарками последними новостями и сплетнями.

В конце концов, Эмильенна решилась подойти к полноватой и добродушной на вид женщине.

- Добрый день, сударыня. Могу ли я за плату переночевать в вашем доме? - девушка не знала как лучше построить фразу.

- Чего?! - крестьянка опешила. - За какую такую плату?

Эмили тут же выдернула из прически гребень и протянула женщине.

- Ты меня за дуру держишь, милочка? - крестьянка уперла руки в пышные бока. - Предложишь мне безделицу, а сама мой дом обокрасть, поди, собралась...

- Ты смотри, Мадлон, как бы она заодно и мужа твоего не украла, - хохотнула другая деревенская тетка.

- Иди, иди отсюда, бродяжка! Переночевать она просится, а сама вырядилась-то как! Сразу видно, воровка! - Мадлон, оскорбленная намеком на неверность мужа, принялась травить девушку с удвоенной силой. - И побрякушку ты свою украла! Только меня не проведешь! Не на такую напала!

Гневная тирада Мадлон нашла горячую поддержку у прочих сельских матрон, возмущенных слишком хорошим платьем незнакомки и еще больше ее красивым личиком.

Не желая слушать гадкую трескотню деревенских теток, Эмильенна поспешила прочь от колодца. Но не успела она пройти и десятка шагов как ее остановила какая-то чернявая женщина в яркой, но грязноватой одежде.

- Послушай, милая, здесь ты приюта не найдешь, - голос незнакомки был добродушным, но в лице Эмили почудилось что-то неприятное. - Не сочти за обиду, но больно уж ты хороша. Кто ж захочет такую кралю в дом к себе пустить, хоть на одну ночь? Мужьям-то глаза не выколешь...

- И вы туда же! - вскинулась Эмильенна. - Идите домой, любезная, и охраняйте своих мужей!

- У меня-то как раз мужа нет, - крестьянка лукаво посмотрела на Эмили. - А потому я могла бы и пустить тебя на ночку. Только сначала покажи ту красивенькую штучку.



Литта Лински

Edited: 05.08.2017

Add to Library


Complain