Принцесса и Дракон

Font size: - +

Глава 48

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ.

Оказавшись в каюте, расстроенная Эмильенна заснула, стараясь таким способом отгородиться от чувства вины и печальных мыслей. Ламерти же пришел ближе у утру, разбудил девушку, сообщив, что скоро они прибывают в порт Дувр. Тон его, когда он обращался к Эмили, был спокойным, деловым и холодным. Говорил Арман ровно столько, сколько было необходимо, и ни словом больше. Перемена в общении, которую Эмильенна не могла не почувствовать, опечалила ее еще сильнее, однако, гордость заставила девушку принять правила игры и разговаривать с Ламерти в таком же тоне.

Закутавшись в плащ, Эмили вышла на палубу. Ветер, гулявший в открытом море стих, но было холодно, туманно и промозгло. То ли моросил мелкий дождик, то ли туман был таким влажным, но казалось, что воздух вокруг пропитан мелкой водяной пылью. За бортом отчетливо вырисовывался английский берег. С корабля можно было разглядеть крепостные стены и замок, возвышающийся над ними. Возможно, в солнечный день, на фоне синего неба старинные строения из серо-коричневого камня смотрелись бы величественно, но затянутое тучами небо придавало им мрачный и даже устрашающий вид. Франция проводила своих детей солнечной осенней улыбкой, Англия встречала чужаков хмурой холодной гримасой.

Установившаяся между молодыми людьми новая манера общения была под стать погоде. Арман был мрачен, Эмили — обижена. Сойдя на берег, они отправились на поиски дилижанса, который доставил бы их в Лондон. Договорившись с перевозчиком, путешественники направились в центр города с целью поесть и немного отдохнуть. Времени хватало, поскольку утро лишь недавно наступило, а дилижанс отправлялся после полудня. Теперь, когда больше не нужно было скрываться, Арман с Эмильенной могли себе позволить достойные рестораны вместо убогих трактиров, однако, ни у одного из них не было настроения радоваться долгожданным переменам.

Они умудрились практически не разговаривать ни во время короткого пребывания в Дувре, ни во время дороги до Лондона. Впрочем, в карете они были не одни, как и следовало ожидать, а потому полноценно поговорить в присутствии других пассажиров все равно бы не удалось. Дилижанс шел долго, с многочисленными остановками, до столицы добрались лишь на следующее утро, заночевав в придорожной гостинице, которая при всех своих недостатках, показалась молодым людям вполне сносной, в сравнении с тем, что они повидали.

Лондонская погода не сильно отличалась от дуврской, разве что дождь лил вовсю. Еще по дороге выяснилось, что Эмильенна не знает точного адреса миссис Стилби. Девушка никогда не была в Лондоне, а сию даму знала лишь как лучшую подругу матери. Однажды, пять лет назад миссис Стилби со своим сыном, пару месяцев гостила в Париже у Лонтиньяков. Но это никак не помогало отыскать их дом в Лондоне. Правда, Эмили в детстве, когда еще жила с родителями, часто видела письма, которые приходили матери от ее любимой подруги из Лондона. Девочке нравились красивые конверты из плотной кремовой бумаги, которые часто лежали в самых различных местах, разбросанные по всему дому мадам де Ноалье, не склонной к поддержанию строгого порядка. Эмильенна помнила, что на этих конвертах значилось «Фаррингтон роуд», но вот номер дома, она, спустя столько лет, не могла воспроизвести в памяти.

Арман нанял закрытый экипаж, пообещав извозчику изрядную переплату, если тот сумеет найти нужный особняк. Ламерти не ошибся в расчете, кэбмен тут же отыскал какого-то родственника, занимающегося извозом более тридцати лет. Родственник, в свою очередь, знал дома многих обитателей богатых районов и подтвердил, что почтенная миссис Стилби действительно проживает на Фаррингтон роуд, назвал номер дома, и в дополнение подробно описал внешний вид особняка.

И вот экипаж тронулся. Молодые люди оказались наедине в тесном пространстве наемной кареты. Если до этого Арман старался не встречаться глазами с Эмильенной, то теперь, напротив, смотрел на нее неотрывно. Этот выразительный взгляд смущал девушку.

- Почему вы на меня так смотрите? - не выдержала она.

- Хочу сохранить в памяти ваш образ, - ответил Арман. - Ведь меньше, чем через полчаса мы расстанемся навсегда.

- Это обязательно? - Эмильенна нервно комкала подол платья.

- Что именно? - не понял Ламерти. - Запоминать ваше лицо?

- Нет - расставаться. Неужели мы должны сказать друг другу «прощай» навеки? Это очень патетично, но глупо и жестоко! - девушка говорила проникновенным взволнованным тоном, стараясь убедить собеседника в своей правоте. - Почему мы не можем остаться друзьями и видеться тогда, когда пожелаем?

- Друзьями? - Арман презрительно усмехнулся. - Избавьте меня от этих глупостей! Если даже вы верите в возможность такой дружбы, то должны бы уже, хорошо изучив меня, понимать, насколько нелепо предлагать подобное мне. Я вовсе не нуждаюсь в дружбе той, которую хотел бы видеть своей женой!

- А я думаю не о вас, а о себе! - вспылила Эмильенна. - Я нуждаюсь в вашей дружбе! Я не хочу терять вас и расставаться навеки!

- Приступ эгоизма? Чуть ли не первый за время нашего общения, - Ламерти удивленно хмыкнул. - Чего вы от меня хотите?

- Я хочу иметь возможность видеть вас, - честно призналась Эмили. - Говорить с вами.

- Нет ничего проще — выходите за меня замуж! - Арман очень странно и пристально смотрел на свою спутницу, словно пытался понять, есть ли в ее неожиданных словах надежда для него. - Став моей женой, вы будете ежедневно видеть меня и сможете говорить со мной сколько душе угодно.



Литта Лински

Edited: 05.08.2017

Add to Library


Complain