Принцесса и хулиган

Размер шрифта: - +

Скажи ка дядя


                                                 Скажи ка дядя                       

      Когда Анатолий наконец то с трудом открыл глаза, то ещё долго не мог придти к однозначному выводу-жив он или не очень . Стояла полнейшая тишина, но при этом почему то рядом беспрерывно скользили какие то тени. Вдруг вспомнились Мэри с Мишелем и волна сочувствия и обиды за них сжали его сердце. Что с ними сделали эти изверги? От одной только мысли об этом его передернуло. Про себя почему то таких жалостливых  мыслей не было, вроде жив да и ладно. Вдруг кто то наклонился к нему и резкий запах нашатыря заставил дернуться. 
   - Этот вроде шевелится. Давай, поднимай его на ноги.
Его схватили какие то сильные руки и протащив немного посадили на стул. 
Оказывается вокруг было полно людей. И они отнюдь не молчали. Просто к оглушенному после сильного удара Анатолию, не сразу вернулись все его чувства. Постепенно пелена с глаз стала сползать и он стал лучше видеть, а вскоре вернулся и слух. Все бы ничего, но вместе с этим появилась и боль во всем теле. Хотя по большому счету ему грех было жаловаться на свою судьбу, ведь он хотя бы живой. Ну а почти все, кого он видел совсем недавно в этом спортзале, лежали на полу в неестественных позах, что говорило о том, что они вряд ли уже встанут. Кругом суетилась целая куча полицейских и каких то гражданских с фотоаппаратами. Видимо проводят следственные мероприятия, подумал он. Кто же натворил тут такое? Это же надо столько людей положили. И любитель шуб лежит с разбитой головой, и огромный Бари с палкой в глазу и ещё какие то парни арабской  внешности. Что это? Какой монстр зверствовал тут. Он  с ужасом вспомнил про своих друзей. Что же с ними. С трудом повернул голову и с радостью увидел Мишеля. Живехонек. Стоит перед каким то серьезным дядькой в гражданской одежде и о чем то рассказывает. Чьи то сильные  руки опять подняли Анатолия и, подведя прямо к этой парочке, посадили на стул. Слишком не церемонились, хотя он и показывал всем видом, что ему очень больно. Один из тех кто его тащил , даже напоследок бросил презрительно:- ничего, не развалишься. 
      Видно было, что Мишель очень сильно напуган происходящим. Увидев Анатолия он молча ему кивнул и опять повернулся к серьезному дяде. 
    - Я честное слово все рассказал как было, вернее то, что сам лично видел дядя Жан. Я ведь большую часть времени вообще был в отключке.
    Дядя Жан? Анатолий уже совсем ничего не мог понять. Какой такой дядя? Чей дядя? 
    - Мишель, скажи пожалуйста что с Мэри? Почему ее нигде не видно, с ней все в порядке? 
      Вместо него ответил тот, кого Мишель называл дядей Жаном.
      -С ней слава богу все в порядке, а вот ты парень попал в самый настоящий переплёт. 
      - Да уж иначе и не скажешь. Но мне я смотрю ещё повезло, в отличае от этих парней. Кто же их так всех?
     - Ты посмотри ка на этого русского, Мишель. Он ещё и спрашивает. Ты лучше скажи парень, откуда в вас северных варварах такая злоба и такое бешенствао. Зачем было столько жертв и издевательств?
     -Я что то не понимаю. Вы так говорите , как будто  я могу иметь какое то отношение ко всему этому. Когда я уходил из этого кинотеатра с фильмом ужасов, все ещё были живы и здоровы. Вот этот здоровяк мне и выключил судя по всему свет.
      - Это тот, которому ты вместе глаза подзорную трубу вставил деревянную. 
      - Я? Да вы что? Мишель, да скажи ты ему, что я этого не делал. 
      - Здесь я тебе Энтони не помощник. Как ты говоришь, из этого кинотеатра я ушёл ещё во время титров, а вернулся когда уже писали кто был в ролях. До сих пор голова как в тумане. Как ты то сам? 
      - Лучше тебе не знать, как это бывает больно. Но главное, кто нибудь может мне объяснить что тут произошло. Мишель, кто этот грозный мужчина которого ты почему то называешь дядей?
     - Так это и есть мой дядя. Брат моего отца и с недавних пор начальник полиции этого района. Раньше на его месте работал мой папа. Он был наверное единственный в этом городе , кто хоть как то пытался бороться с этим бардаком. При нем тут эта шушера так не высовывалась, потому что он умел поставить их на место. Потом ты сам знаешь что произошло. Бандиты просто избавились от слишком дотошного полицейского и наступила благодать. Для них конечно. Да и для всех правозащитников тоже. Никто больше не обижал бедных детей бывших рабов, которые заполонили наши улицы. В общем никто не горевал по поводу гибели моего отца, просто для всех одной проблемы стало меньше. А мы с сестрой остались одни на всём белом свете и ты сам видел, как мне приходится зарабатывать на жизнь.  
     - Да уж, а я то думал вы тут на западе живете как в раю. Все у вас тихо и спокойно , не то что у нас. 
    - Скажешь тоже. Сидим как на пороховой бочке. Город битком забит слоняющимися без дела , скучающими бездельниками со всего мира, которые почему-то считают, что мы им обязаны делать все- кормить, одевать, дать жильё , развлекать, да ещё и отдать им своих женщин для развлечений.
    - Ну все, хватит вам рассуждать о мировых проблемах. Все то вы знаете, а того, кто положил стольких людей на ваших глазах, вы почему то не помните. Что то это странно очень. Ну ничего, слава богу камера в зале работала в это время, сейчас эксперты как раз ею занимаются. Да вот и они идут. Ну что, видно что нибудь на записи? 
Это он уже к парню с девушкой, идущих к ним с кучей снимков на руках. Парень как то странно посмотрели на Анатолия, а девушка начала показывать снимки своему начальнику. Ее напарник вдруг достал наручники и ловким движением руки замкнул их на запястьях Анатолия. У того от такого поворота событий просто брови поползли вверх. Что же там такое на снимках , что его вина не вызывает у них сомнений. Дядя Жан долго с недоумением смотрел на снимки, потом позвал к себе Мишеля. Тот мельком взглянув на них даже ойкнул и отвернулся. Да что там могло быть такого, что даже Мишель, на что уж повидавший видимого всякого парень, вдруг побледнел. Дядя Жан вдруг рывком поднялся и не глядя на Анатолия ткнул в его сторону пальцем, 
       -Этого в предварительную, да поаккуратнее с ним там. Такой и сбежать может, ему терять нечего. 
И уже Мишелю:
    -  А ты чего стоишь, чего ждёшь. Там сестра дома одна, места наверное себе не находит, переживает за тебя. И за этого тоже все переживала, кричала  по телефону, что бы мы побыстрее приезжали. Он один говорит тут от них отбивается. Думала, что они его точно убьют. Можешь успокоить, что не убили. Наверное зря, таких зверюг уничтожать надо. 
   Анатолий был просто в шоке, чего такого мог он натворить, ведь он вообще лежал без сознания когда творились все эти зверства. Это наверное какая то мистификация.
    - Мишель, скажи ты ей, что я не делал ничего такого , за что меня можно было бы называть зверем.
Но Мишель только устало махнул рукой и пошёл к выходу. 
Дальнейшие события проплывали мимо Анатолия не задевая его , как бы на подсознании. Оно оказалось гораздо мудрее чем мозг и не стало искать причинно следственные связи происходящего, а просто повесило белую штору между ним и окружающим. Его, закованного в наручники, вывели на улицу и посадили на заднее сидение полицейской машины. Привезли в какое то здание за большими воротами и проводили в камеру. Все это никак не отразилось на нем. В глубине души он был очень далеко от всего этого и оно, это настоящее его нисколько не трогало. Единственно, что ему ещё мешало, так это суета каких то людей вокруг него. Хотелось , что бы все они оставили его в покое и дали сосредоточиться на главном. На том, на чем он в прошлый раз остановился. Он был уверен, что если хорошо разобраться в прошлом, он найдёт оплошность, что его выбила из того счастья, в котором он находился все время, после встречи со Светой



Энтони

Отредактировано: 17.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться