Принцесса и хулиган

Размер шрифта: - +

Стремительный взлёт и падение в бездну

Стремительный взлёт и падение в бездну       

      - Ну лентяй кончилось твоё безделие. Вставай лежебока. 
Толян с удивлением смотрел на сияющую и прыгающую как ребёнок Свету.
    - По какому поводу веселье, на какую прибыльную работу ты меня записала? Предупреждаю, я с костылями не очень то много наработаю. 
    - Ну, если костыли тебе мешают, надо их просто выкинуть, а не сваливать на них свою лень .
    - Я требую объяснений. За что это честного больного обзывают лентяем и бездельником. Мне что снимают гипс?
    - Ты угадал. Быстро, на всех четырёх прыгаем к врачу и если все нормально, сегодня же перебираешься в реабилитационный центр. Пора  начинать настоящую подготовку к поступлению на учебу.
С тех пор, как он поговорил с отцом Светы, они много времени проводили с нею обсуждая его будущее. Главное было  побыстрее встать на ноги и придти в форму. Учебный год начинался через два месяца и необходимо было усиленно готовиться к предстоящим вступительным испытаниям. Толя начал приводить своё тело в норму задолго до того , как разрешили снять гипс, так что оставалась без дела только нога. Слава богу трещина на ней была вполне излечима и они только ждали момента, когда смогут начать тренировать отвыкшую от нагрузок часть тела. Они, это потому, что все Толины дела и проблемы Света воспринимала как свои. 
Её отец сперва ворчал на ежедневные сидения около своего принца- хулигана. Но когда узнал, что ради него она усиленными темпами стала изучать дополнительный для себя, но так нужный для будущей Толиной учебы французский , успокоился. Да и видно было, что общение с этим хулиганом очень положительно сказывается на ней самой.
       Она очень сильно поменялась после встречи с ним. Из меланхоличного, вечно о чем то мечтающего подростка, она превратилась в целеустремленную, спортивную и вечно чем то занятую девушку. А самое главное, что у неё теперь всегда было хорошее, приподнятое настроение. Это не могло не радовать сурового родителя, правда при этом и сильно напрягало. Не такой пары желал он своему единственному воробышку, но до поры до времени решил не вмешиваться в их взаимоотношения. Зная твёрдый характер дочки он знал, что ничем хорошим это закончится не может. 
     Было много сомнений, что Толя сможет подготовиться к вступительным испытаниям. Ни физически, ни в плане экзаменов по предметам. Но у молодых людей было такое непреодолимое желание воплотить свои мечты в жизнь, что к началу учебы было сделано все, что нужно. Света, как будущая учительница, практиковалась с ним по всем необходимым предметам. Да так, что вскоре можно было подумать , что она его готовит в академию, а не в какую то там школу, хоть и для настоящих суперагентом. Ну а телом он занимался так, что тому было просто  некуда деваться и оно быстро пришло в форму. 
    В общем скоро, на построении вновь принятых слушателей, её Татошка(только так она теперь его называла) стоял в строю таких же как он молодых и крепких парней. Ну а Света с детским восторгом кричала вместе с ними уррра в ответ на поздравления начальника школы будущим генералам. Не все конечно станут генералами, но они то со Светой точно знали, что этого добьются. Она ему так и сказала:
     - Ты как хочешь, а я меньше чем на генеральшу не согласна.
Шло время, Толя до того втянулся в процесс учебы, что уже и представить себе не мог, как это он раньше мог без всего этого обходиться. Подъем в шесть, интенсивная зарядка, завтрак , уроки, обед и тренировки после дневного отдыха были до того привычны, что он уже скучал по всему этому в выходные дни. Но не так что бы очень, потому что в выходные полагался бонус, в виде встречи с любимой. Они правда и так встречались каждый вечер, но совсем ненадолго. Небольшая прогулка по соседнему парку, занятия по иностранному языку, который и был официальным поводом их ежедневных встреч. А потом долгие, сладкие прощания с обещанием встречи назавтра и любви на веки вечные. В выходные полагались более длительные отлучки из казармы и они счастливые от того, что столько времени впереди, носились на старенькой генеральской машине по городу и окрестностям. 
      Два учебных года пролетели так быстро, что когда пришло время ехать в лагеря для завершающих испытаний, влюблённые неожиданно поняли, что пришло время расставаться. Пусть не надолго, но им казалось что на век. Особенно тяжело приняла это известие Света, которая видимо каким то шестым женским чувством понимала, что может случиться что то непоправимое. Как только не пыталась она отменить эту поездку, но Толя с улыбкой, а отец со строгой отповедью объяснили ей, что это невозможно. 
          Так или иначе, но после двух лет их ежедневных встреч и мечтаний, им впервые пришлось расстаться на три долгих месяца. Во время последней их встречи, в парке перед училищем, Света металась как раненая птица, чем только вызывала снисходительную улыбку на Толином лице. Сейчас то он понимал, что надо было послушать её ,плюнуть на все и остаться в городе. Заболеть, сбежать, бросить училище в конце концов. Но ему тогда все это казалось простыми девичьими капризами.
      В лагерях он оказался среди таких же как сам курсантов. Их собрали со всех концов страны, для того чтобы под присмотром офицеров подготовиться к выпускным испытаниям. Те тоже, недавно проходили эту трудную школу, а теперь делились опытом с молодым поколением. Для Толиного взводного курсанты вообще были первыми в его жизни подчиненными. Генеральский сынок, он и себе поставил амбициозную цель как можно быстрее пройти всю служебную лестницу. Не имея для этого никаких данных, кроме папиной поддержки, он почему то глубоко уверовал в свою исключительность. На первом же построении они с трудно скрываемыми улыбками, слушали его разглагольствования о желании побыстрее получить ещё одну заветную звездочку на погоны. При этом он сразу предупредил своих воспитанников, что для этого придётся потрудиться всем.
    - Ну что дистрофики! - так он начал знакомство с ними, и так же он обычно начинал любое построение.
    -На выпускных испытаниях мы обязательно должны быть первыми. Так что с сегодняшнего дня начинаем тренироваться по настоящему. Что бы к концу лагерей все выглядели как я.
Он скинул гимнастерку и все увидели плоскую и худую фигуру лейтенанта. 
Сначала все подумали, что это шутка, так как в строю стояли настоящие спортсмены и здоровяки. Но вскоре поняли, что он и правда считает себя эталоном во всем, включая и красивой мужской фигуры. Конечно никто в открытую смеяться не стал, они уже знали , что дисциплина на службе самое главное. Только когда на первой же пробежке лейтенант начал кричать:
        - Вперёд девочки. Покажите на что вы способны. Не отставать от меня. Кто на финише будет последним, пойдёт мыть туалет, - парней это задело.
         Ребята, которым быстро надоело тащиться за медленно бегущим командиром, потихоньку обошли его и побежали в привычном для себя темпе, а затем ещё и добавили скорости. Лейтенант потом долго стоял за казармой,  пытаясь отдышаться, а запах валерианки целый день преследовал все его передвижения. Но как ни странно это никак не повлияло на поведение задаваки. Он так и начинал каждую для себя тренировку со слов
       -Ну что дистрофики, пора приводить тело в порядок.  
Правда тренировок он почти никогда не проводил, доверяя это дело в основном сержанту  Иванову Анатолию. Ему присвоили это звание сразу по прибытию в лагеря, и видимо за одно для солидности сменили имя. Толей его теперь уже никто не называл -только строго официально- Анатолий.
    Время летело быстро и скоро должны были состояться последние испытания, ну а затем и встреча с любимой, письмами от которой была уже завалена прикроватная тумбочка. Первое время он с тоской и восторгом зачитывался ими, но чем ближе была встреча, тем меньше было для этого времени и сил. Взводный, которому уже не терпелось пришить ещё одну звездочку, в последние дни просто озверел. Парни просто валились с ног от круглосуточных занятий с инструкторами и тренерами. Но если взводный видел, что они иногда пытаются дать отдых изнуренным уже телам, начинал орать, обвиняя их в нежелании помочь ему в получении заветной звезды на погонах. Постепенно, то один, то другой из курсантов стали посылать его подальше. Не в глаза конечно, а просто игнорируя его приказы. Повоевав так какое то время, и видя бесполезность своих потуг, тот нашёл более простой и эффективный способ добиться своего. Просто стал требовать с Анатолия то, что по сути дела должен был делать сам. И все бы ничего, если бы требования были нормальными, а не выжимающими перед самыми итоговыми испытаниями последние силы бойцов. 
    Однажды, после очередного ночного марш броска, когда  ребята только улеглись наконец то по койкам, Анатолия кто то начал трясти за плечо. 
    - Иванов, вставай. Поднимай всю роту, надо провести занятие по новому виду оружия. На экзамене всех удивите тем, что знаете такие вещи, про которые ещё никто не слышал. Я сегодня ночью в интернете нашёл, очень интересно.
     Конечно, откуда ему было понять, что ребята просто не в состоянии сейчас что либо изучать. Он же ночные марш броски не бегает, хотя в общем то и дневные тоже. Сиди себе в интернете и дурью майся. А парни выжаты полностью, как лимоны. Всё таки постарались ночью от души, что бы первыми выйти на рубеж.
    - Товарищ лейтенант, бойцы очень устали. Не стоит их сейчас будить, тем более, что  в таком состоянии никто из них ничего не поймёт.
    - Разговорчики сержант. И встать когда разговариваешь с целым лейтенантом.
Анатолий уже давно понял , что переубедить того в чём-то либо совершенно невозможно и просто замолчал притворившись внезапно уснувшим. Человека, самого прошедшего ночной марш-бросок, вполне могло убедить его притворство. Но только не этого генеральского сыночка, судя по всему и лейтенантские погоны получившего просто по блату. Через какое то время кто то рывком сдернул на самом деле уже провалившегося в сонное царство Анатолия на пол. Он с удивлением открыл глаза, пытаясь понять что происходит. Лейтенант, красный от бешенства орал на него наклонившись вперёд. Слова ещё туго доходили до  сознания Анатолия, пребывающего до сих пор под властью сна, но удар ногой по рёбрам помог с пробуждением. Боли он не почувствовал, но было крайне неприятно. Да ещё дневальный, как раз моющий пол шваброй в казарме, смотрел  так, как будто на его глазах рушился мир. Весь лагерь уважал Анатолия за его трудолюбие, физическую силу и отзывчивость. И вот кумира всех курсантов , лучшего бойца, не раз доказавшего это на спаррингах,  как пацана избивает какой то там папенькин сыночек, которого и не уважал то здесь никто.
     - Да врежь ты ему Анатолий разок, чего ты терпишь. Клянусь я подтвержу, что он сам упал. 
Но Анатолий не зря был первым во всем. Он знал, что за избиение командира, да ещё и генеральского сынка, легко можно угодить в дисбат . И тогда прощай все. И карьера, и интересная, наполненная приключениями жизнь, и любимая девушка, которая вряд ли захочет связать с ним свою жизнь, когда он через пару лет вернётся из тюрьмы в свой пригородный посёлок. Он посмотрел на дневального и отрицательно покачал головой, чем только видимо подстегнул вошедшего в раж лейтенанта.
   - Да куда ему дистрофику,- он опять ввернул любимое издевательство, - кишка у него тонка. Сорок пять секунд, одеться и встать передо мной, время пошло.
И увидев, что Анатолий и не думает одеваться, стукнул его ногой в грудь, все же бить он где то научился. Тот упал на кровать, а когда поднялся, увидел как командир достаёт из его тумбочки вещи и швыряет на пол. Шерстяные носки, которые связала ему мама, дембельский альбом, который он старательно готовил для отчета перед Светой, а так же все её письма, все валялось в грязи, которую развел мокрой шваброй дневальный. Теперь лейтенант держал в руках фото Светланы.
     - А это что за вертихвостка? Почему всякие непотребные девки лежат в тумбочке у солдата?  Порвать и выкинуть.
И не успел Анатолий прокричать, что бы тот не смел этого делать, порванное фото любимой уже плавало в ведре с грязной водой, стоящем рядом с дневальным. От такого надругательства над святым для него изображением у Анатолия даже задрожали руки. Он сквозь слезы смотрел на плавающие в ведре обрывки фотографии и Светины глаза, смотрящие на него с одного из них, казалось о чем то его просили. Теперь то он точно знает, что они просили не трогать этого урода. Но тогда он понял все по другому. Он не слышал, о чем ещё кричал этот бесноватый подонок, но когда почувствовал боковым зрением летящий к его лицу кулак, просто присел под руку и коротко рубанул тому по лицу. Послышался громкий хруст, и крикун замолк. Он повалился как бревно на пол вниз лицом и застыл в неестественной позе без всяких признаков жизни. Тоненькая струйка крови потекла по мокрому после уборки полу. Дневальный с дрожащими бледными губами ещё пытался расстегнуть гимнастерку на его груди, но Анатолий уже знал, что это бесполезно. Он видимо со злости не рассчитал силу своего удара и проломил тому носовую перегородку, а это почти всегда фатально. Казарма все так же крепко спала изнуренная ночными гонками, а у него видимо карьера уже закончилась. Сейчас придут, скрутят и прощай все его мечты. А провокатор дневальный, который недавно буквально умолял его побить лейтенанта, теперь испуганно шептал .
    - Тебе лучше не дожидаться когда за тобой придут. Забирай документы и беги пока не поздно. Сам знаешь кто у него папаша. Тебе и сидеть то больно не придётся, удавят в камере и свалят на суицид. Про его злого папашу итак легенды ходят, а уж за сынка он отомстит точно. Беги, я сразу шум поднимать не буду. Но минут через пять, думаю тебе хватит времени, чтобы выйти за территорию, мне это сделать придётся. Давай, давай, не стой столбом. Только деньги и документы не забудь забрать.
     Анатолий сам не понимая зачем он это делает, достал из тумбочки документы, в открытой каптёрке схватил пакет со своей одеждой и деньгами и бегом побежал на выход из казармы. Увидев группу офицеров, идущих в сторону КПП, решил в сторону проходной не идти.Пробежал вдоль здания спортзала и за ним перемахнул через забор. Сразу начинался лес и найти беглеца тут было не так то просто. Он переоделся во все гражданское и легкой трусцой побежал в сторону автострады, которая была недалеко от их полигона. Он все ещё не был уверен, что поступил правильно послушавшись дневального, но понимал, что обратного пути уже тоже нет. За побег с места преступления наверняка ещё добавят. Хотя судя по всему добавлять итак было некуда



Энтони

Отредактировано: 17.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться