Принцесса и отшельник. Согреться холодом.

33 часть.

- Милорд, разумно ли всё это? Все эти четыре дня мы только и делаем, что унижаемся перед ними. Наши послы неустанно проводят переговоры, но это не приносит никакой пользы! Наши враги нацелены на свою выгоду! Они не пойдут на уступки, - тревожился лорд Адамс Гаян.

- Лучше десять лет вести переговоры, чем один день - войну! - мирно пояснил Дияр. В отличае от встревоженных лордов он выглядел слишком спокойным. Сидел в кресле, откинувшись на мягкую спинку. 

Дияр прекрасно видел недовольство своих подчинённых, раздражение принца Марка и сердитый вид Анабеллы. Регент с любопытством оглядывал каждого из присутствующих, словно заглядывая в их сокровенные мысли.

Краем глаза Дияр, конечно, замечал как принц Марк учтиво обнимает свою невесту, иногда случайно прижимается к ней ближе. Дияр молчал, старался не смотреть на них, но чувствовал, что в первый раз ревнует. Это — смесь гордости, оскорбленного самолюбия, горечи, мнимого безразличия и глубочайшего возмущения. И он ничего не мог с этим поделать...

Анабелла казалась чужой, отстраненной, но всё такой же прекрасной. Ангельские черты её лица отличались чистотой и нежностью. Но, принцесса ни разу не подняла своих глаз...Упрямо глядела перед собой и порой её взгляд становился сердитым и беспокойным.

- Итак, что мы имеем?! А имеем мы следующее: пошатнувшийся мир и два грозных врага в лице Северной державы и Тарханской республики, которые пытаются завладеть нашими землями...- мрачно подытожил главный советник.

- Если бы каждый не старался непременно убедить другого в своей правде, люди, может быть, реже воевали бы, - с неким раздражением бросил регент и, поднявшись с кресла, подошёл к окну. Вид безоблачного неба успокаивал его.

- Что ж, тогда мы будем ждать новостей от послов, - сказал главный советник, тяжело вздыхая, - Милорд, возможно имеет смысл подготовить дополнительное предложение о мирном союзе? Ну, на случай, если у наших посланников не получится договориться? Предложим им больше превилегий... 

- Да, подготовьте, - не оборачиваясь, соглашается Дияр. Столько горечи и раздумья в его голосе, что многие лорды переняли этот настрой.

- Тогда, с вашего позволения...- казначей встал, дождавшись лёгкого одобрительного кивка. Так лорды понемногу покидали кабинет короля. Все, кроме принцессы Анабеллы. Она убедилась, что все ушли и тогда плотно закрыла дверь. Дияр по прежнему стоял к ней спиной. Девушка ощущала себя в другой реальности. 

Тишина давила, но Анабелла была уверена, что он знает о её присутствии, хотя делает вид, словно остался в одиночестве. Принцесса бесшумно подошла чуточку ближе, но дрожащие ноги не давали ей возможности сделать уверенные шаги.

- Прости меня...- целую вечность спустя, прошептала принцесса. 

- Не нужно передо мной извиняться. Мы оба совершали ошибки, не зная, что ошибаемся.

Услышав совершенно безликий голос, девушка чуть ли не зашипела от злости. Только не это! Снова этот холод, недосказанность, отчуждённость, тонна снега, что разделяют их...

Дияр прекрасно понимал, что она не уйдёт. Стояла у дверей и наверняка хлопала своими длинными ресницами. Потом решилась и сделала маленький шажочек. Всё на, что её хватило! А потом эти два слова...Он слышал дрожь в ее очаровательном голосе и это несколько заводило, но не физически, а лишь душевно.

- Дияр...я хотела, чтобы ты знал, что я...Я очень благодарна тебе за всё! - она ждала от него хоть какой-то реакции, но взамен ничего не получила. 

- Спасибо за то, что было, пусть было не так много. Странно представить, что тебя могло и не быть. Спасибо. Хорошо, что ты есть. Я желаю тебе побед и радости и никогда ни о чем не жалеть. И себе желаю того же...- задыхаясь и вздрагивая вывалила Анабелла. Ей было легче говорить, когда она не видела его глаз. 

- Меня всегда забавляло то, какими странными путями порой следуют человеческие мысли...- загадочно произнёс Дияр, словно не слышал признания принцессы.

- Ты тоже считаешь, что война неизбежна, да? - обречённым голосом произнесла девушка. Она хотела слышать его голос и совершенно не важно, о чём он говорит. 

- Нет, я так не считаю.

Анабелла тяжело вздохнула. При разрыве ты можешь вынести любые жестокие слова, но ни что не уничтожает тебя больше, чем молчание. Молчание — это финиш. Молчание — это как выстрел в темноте, ты пытаешься определить — в кого, тешишь себя иллюзиями, что не в тебя. Спустя некоторое время начинаешь истекать кровью, ни сразу, а потихоньку, а в сердце всё ещё лелеешь надежду, что ещё можно попытаться что-то сделать. Его молчание давило на девушку и поистине, вдвоем человек бывает более одиноким, чем наедине с собою.

Анабелле хотелось бы, чтобы рядом с ней был человек, в присутствии которого её сердце билось бы ровно и мерно, человек, рядом с которым ей было бы спокойно. И время бы тогда текло медленнее, и они могли бы просто молчать, зная, что для разговоров у нас впереди еще целая жизнь. И Анабелле не надо было бы принимать трудные решения, ломать голову над серьёзными вопросами, произносить жесткие слова. 

- Война — это когда за интересы других гибнут совершенно безвинные люди.

Анабелла смаковала каждую секунду присутствия рядом с ним. Каждое слово впитывала, как губка. Его голос тронул какие-то чувствительные струны её души. И Анабелле было страшно подумать, что когда-нибудь Дияр исчезнет из её жизни. 



Леонсия

Отредактировано: 28.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться