Принцесса и вампир: Пламя Пробуждённого

Font size: - +

Глава 2

К усадьбе подруги... бывшей подруги я подъехала ближе к вечеру, когда солнце потускнело. В его прощальном, предзакатном свете дом произвёл на меня неблагоприятное впечатление: мне даже показалось, что в нём никто не живёт – наверное, из-за того, что окна были тёмными.

- Чушь какая! - передёрнула я плечами. Тем не менее за звонок колокольчика взялась с некоторой тревогой.

Ждать пришлось долго. Я даже допустила, что дом и правда пуст: никогда прежде Тайнира не заставляла гостей ждать на пороге. Но, едва я собралась уйти, дверь отворилась.

- Рэгнар! - воскликнула я, увидев старого дворецкого.

Он молча поклонился и распахнул дверь шире, приглашая войти. Что я и сделала, удивляясь непривычной молчаливости оборотня. Нет, болтуном он никогда не был, но меня неизменно встречал с теплотой и доброжелательностью. А тут будто выморозили его! Однако отступать было не в моих планах; пройдя в гостиную, я попросила его сообщить о моём приходе Тайнире.

- Её нет, - был ответ.

- Нет? - приподняла я брови. - А когда она вернётся?

- Хозяйка не вернётся, - угрюмо сообщил пожилой слуга.

Я похлопала глазами, пытаясь определить шутка ли это... "Не похоже!"

- Что ты имеешь в виду?

- Наша девочка уехала, - с тоской сказал Рэгнар, печально глядя на меня.

- Куда?

Он помолчал, словно примериваясь можно ли мне говорить правду.

- Ну же, Рэгнар, говори, - потребовала я. - Я хочу знать!

Он покачал головой, не одобряя мою невыдержанность, но мне было всё равно. Я уставилась на него требовательным взглядом, и оборотень, наконец, неохотно рассказал, что хозяйка уехала в спешке, сразу после... Тут дворецкий на миг замялся и продолжил:

- После вашего отъезда.

Нетрудно было догадаться, что сначала он хотел сказать "побега", а потом подменил на более нейтральное слово. Я нетерпеливо кивнула, поторапливая рассказчика. Достаточно ожидаемо: наверное, Тайнира догадалась, что я узнала об их интрижке с моим женихом. А вот то, что она вышла из клана - и отец ей позволил - стало неожиданностью. Весьма неприятной, кстати. Сердце царапнуло, будто железо – стеклом, однако анализировать свою реакцию было некогда. Сперва требовалось собрать сведения.

Сначала дворецкий, всю жизнь прослуживший роду Тайниры, не был расположен беседовать со мной откровенно. "Обвиняет меня в том, как всё вышло" - это было понятно, но горько. Проглотив колючий ком в горле, я продолжила расспросы. Видя, что интерес к судьбе хозяйки неподделен, дворецкий разговорился.

Выяснилось, что первой уехала Тайнира - и только потом Тор. Перед этим у них состоялся разговор с альфой, после которого Тайнира вернулась в слезах, закрылась до утра в своей комнате, а, выйдя, принялась собирать вещи. И уехала в тот же день. «Значит, отец изгнал её», - почему-то наказание обожгло меня своей несправедливостью. А ведь у нас это - обычная практика: разлучника изгоняют. Если только он или она - не половинка своей истинной пары. Перед этим законы бессильны.

- Её приняли обратно в клан Ррастик, но как временного члена, - дрогнувшим голосом проговорил преданный хозяйке слуга.

А я нахмурилась, глядя на огонь, который развёл для меня дворецкий: в доме было сыро и царил дух запустения. "А ведь не так уж много времени прошло!" Если кого-то признавали временным членом это означало, что оборотня не хотят видеть в клане. Но и отказать не могут по каким-то причинам: например, он был чьим-то родственником или родился на этой земле. Такого члена могли изгнать в любой момент. Он почти не имел прав. Во рту сделалось горько. "Зачем отец это сделал?!"

Из гостиной я вышла задумчивая. Такой жизни, на которую её обрёк отец, я Тайнире не желала. И если хотела помочь - надо было что-то делать. Разум подсказывал прежде всего поговорить с отцом. Но к общению с ним не лежала душа. Пожалуй, никогда я ещё на него так сильно не обижалась. А ещё - и это ранило сильней всего - в моём чувстве к нему появилось отчуждение. "В жизни бы не подумала, что я испытаю это к родному отцу!" - я поглядела на последние лучи заката и, понурившись, поехала домой.

Разговор пришлось отложить, потому что отец снова куда-то умчался. "Видать, собирать доказательства невиновности вампиров!" - я хмыкнула и машинально почесала левое запястье.

- Придётся подождать. Да и спешка уже не влияет особенно ни на что - дело-то уже сделано: Тайнира выгнана!

Поэтому я просто легла спать и уснула, как убитая - настолько вымотала меня предыдущая бессонная ночь в сочетании с нервным и тяжёлым днём. И снова не удалось поспать нормально! Эльзар Ортис явился мне во сне - да так натурально, будто вживую. Стоял рядом и просто смотрел в глаза. От этого взгляда меня бросило в пот; стало жарко, проступила вязь браслетов на руках в виде каких-то замысловатых символов. А в крови будто огонь забурлил. Стало больно; я закричала - и проснулась от собственного крика.

Сердце колотилось, как бешеное, запястья жгли, словно от ожога, хотя никаких браслетов на них не просматривалось. Мне было нестерпимо жарко и душно. Вытерев пот со лба, сменила рубашку - та, которая была на мне стала влажной и противно липла к телу. Открыв окно, я некоторое время постояла, жадно вдыхая прохладный воздух и ощущая, как он приятно холодит разгорячённую кожу. Вспомнился уверенный вид Ортиса, когда он заявил, что получит меня, стоит только захотеть.

- Блеф! - заверила я себя. - Наглый блеф.

"Тогда почему отец позволил надеть на меня эти браслеты?" - вступилась логика. - "Он стоял далеко и не успел бы помешать" - заступилась любовь. "Он сам позволил этот разговор с вампиром!" - громко возразила обида. Я царапнула зудящие запястья. Вывод напрашивался один:

- Он уже тогда был готов меня отдать!



Сафронья Павлова

Edited: 13.10.2018

Add to Library


Complain