Принцесса и вампир: Пламя Пробуждённого

Font size: - +

Глава 4.

Я проводила его слипающимися глазами, скинула одежду, повалилась на кровать и провалилась в сон. В какой момент сон превратился в кошмар? Сначала мне просто стало жарко и только потом ощутила чьё-то присутствие позади себя. Резко развернулась - и чуть не уткнулась носом в чью-то грудь, обтянутую чёрной рубашкой. В распахнутый вырез виднелась голая кожа - но не она привлекла моё внимание. На теле были надписи! Огненные надписи!

Они жили своей жизнью, то проступая, то погасая, то ярко вспыхивая алым, то темнея до багрового, напоминая тлеющие угольки, подёрнутые пеплом. "Невероятно!" - подумала я, ощущая трепет во всём теле. Пальцы сами потянулись погладить замысловатый узор - и остановились в миллиметрах. Благоговение перед потрясающей красотой, перед этим живым огнём - вот что я испытывала! Тот, чьё тело расписано огненными росписями, вдруг показался одним из богов.

Взгляд скользнул вверх - по сильной шее, поднялся до мужественного подбородка, задержался на чётко очерченных губах... Их кончики дрогнули в лёгкой улыбке, и моё сердце пропустило удар. Благородной формы нос тоже удостоился разглядывания... Всё кончилось в один миг: как только мои глаза встретились с этими знакомыми, цвета расплавленного золота, я, вскрикнув, отскочила.

- Ты?!

Передо мной стоял Эльзар Ортис. Только я открыла рот, чтобы возмутиться, потребовать, чтобы он не смел вторгаться в мои сны, как он обхватил меня за талию, прижимая к себе, вжимая в руны. Они ослепительно вспыхнули, и я закричала от боли. Чувство было такое, что эти символы прожигают меня насквозь, выжигают напрочь самую мою сущность!.. Я задёргалась, стремясь высвободиться, избавиться от этой нестерпимой боли. Но Ортис лишь крепче стиснул меня.

- Ты - моя! - выдохнул, склоняясь к моему лицу.

Сквозь слёзы я смотрела, как расширяются зрачки в насыщенном золоте этих глаз - оно обволакивало, и я зажмурилась, не желая поддаваться его воздействию, подчиняющему себе. И застонала - от боли, когда моих губ коснулись обжигающие губы Феникса.

- Моя! - шептал он. - Моя!

И снова была пытка - хуже прежней! Ибо я испытывала не только физическую боль. Я сгорала в пламени рун, тонула в золоте этих глаз, теряла себя от его поцелуев; желала оттолкнуть вампира от себя, но вместо этого обняла за шею... И в какой-то момент мне стало безразлично сгорю ли я - лишь бы это безумство не прекращалось! Я больше не помнила, что это лишь сон, ужасный сон и не пыталась проснуться. Больше того... я уже не хотела просыпаться.

И когда я с криком распахнула глаза и обнаружила себя в чужой комнате, из глаз хлынули слёзы. Я зарыдала, как ребёнок, у которого отняли любимую игрушку. Упала на подушки и с содроганием поняла - я не хотела, чтобы он останавливался! Припухшие губы всё ещё горели; я коснулась их кончиками пальцев, ощущая себя преступницей! "Я предала свой народ... Я предала себя!"

Как же я ненавидела его, этого Ортиса, повстречавшегося на моём пути! Не иначе, как я прогневала чем-то Богиню, раз она послала мне такое испытание! Слёзы обжигали глаза; в груди словно огненный сгусток поселился. Казалось, ещё чуть-чуть, и ненависть сожжёт меня дотла! Стало нечем дышать, голову сжало будто тисками... Вскочив, я подбежала к окну и, распахнув его, жадно втянула влажный ночной воздух. Ещё не рассвело, и он был свеж и прохладен. Но горящую гневом и стыдом душу не охладил, как и разгорячённую кожу, всё ещё помнящую огненные прикосновения Феникса.

Облегчения ветерок не принёс. Зато я поняла как спастись от раздиравших на части эмоций, выворачивающих меня на изнанку. Убежать. Обернувшись волчицей, я спрыгнула прямо с подоконника на портик, крытый черепицей и оттуда - на землю. Немного высоковато, конечно, зато дискомфорт в лапах от удара отвлёк от жара во всём теле, от пульсировавших болью запястий и... От тлевшей где-то глубоко внутри неудовлетворённости.

"Лес - вот что мне нужно!" - мелькнула спасительная мысль. Сейчас я нуждалась в нём так же сильно, как в воздухе. Чужой двор и охрана не стали препятствием для меня: полностью положившись на чутьё дикого зверя, я понеслась куда-то влево. Стражи проследили за мной настороженными взглядами, однако остановить не пытались. Должно быть, узнали во мне гостью Арминты - тётя наверняка уже всем рассказала обо мне. А может, почувствовали, что я вне себя и любая попытка меня задержать обернётся дракой?

Впрочем, я забыла о них сразу, как только проскользнула мимо, отдавшись бегу - единственному, что могло мне помочь придти в себя. Я приникла к своей животной сущности так, словно другой, человеческой, не существовало. Сейчас я была зверем, и желала быть только им - и никем больше.

Звери не рассуждают, они чувствуют. Анализировать трезво и холодно будучи зверем невозможно. Тогда как мой человеческий мозг лишь плодил сомнения и оспаривал животные инстинкты, мечась между желаниями и страхами, волчица была проста и категорична. И, когда, измученная отчаянной скачкой, я, тяжело дыша, опустилась на землю, её голос прозвучал ясно и... до ужаса неожиданно. Низко опустив голову, я зарычала и перекинулась.

- Да как ты можешь?! - выкрикнула в темноту, прижав ладони к пылающим щекам. Мучительный стыд опалил с головы до пят. - Как же это отвратительно! - беспомощно всхлипнула я, не зная что делать.

Я... меня влекло к нему. К вампиру, выродку проклятого племени, столько лет убивавшего наш народ! К полукровке-Фениксу, нисколько не колебавшемуся причинять мне боль своим пламенем...

- Хуже просто невозможно представить! - простонала я, обеими руками вцепившись в волосы.

Никаких логических объяснений этому влечению у меня не находилось. Противоестественно, дурно, безумно!..

- Это какой-то морок, - с надеждой пробормотала я. - Я не могу испытывать к нему того, что испытываю! Нет, это не я!

Впервые я разделила нас... Впервые отказалась от части себя, отринув инстинкты своей животной ипостаси! Болью резануло по сердцу: волчица обиделась, жестоко и глубоко. И обиделась она на меня.



Сафронья Павлова

Edited: 13.10.2018

Add to Library


Complain