Принцесса и вампир: Сбежавшая невеста

Часть 13. Полукровка

К вечеру я так оголодала, что набросилась на еду, как лев. Со всеми этими волнениями я не ела со вчерашнего дня. В библиотеку мне еду приносить отказались, так что пришлось переместиться в комнату. Угрюмую столовую я предпочла бы больше не видеть до конца дней!

Подкрепив силы, я спустилась вниз, намереваясь снова выйти в сад – я ведь так и не успела его обследовать! А это было жизненно необходимо. Я решилась на это не без опаски, прекрасно понимая, что на этот раз, если что-то пойдёт не так, никто меня защищать не будет. Однако, подумав, рассудила, что те двое больше меня не тронут. Почему? Не знаю. Но интуиция уверенно шептала, что это так.

Проверить не удалось. Мне навстречу по лестнице поднималась эрта Ортис. «Фарханад - мысленно поправила я себя. Дети вампиров брали и материнское и отцовское имя рода. И в права вступали в обоих родах. – Странно, что она назвалась Ортис»

- Илисса, - улыбнулась она, - тёмных ночей!

Я едва удержалась, чтобы не закатить глаза. «Мои ночи – и дни - и без того достаточно тёмные! Темнее некуда» Впрочем, вампирка тут же спохватилась:

- Простите, что приветствую вас в нашем стиле.

- Ну что вы, - в кои-то веки снизошла я до лицемерия. – И ваши ночи пусть будут тёмными!

Кажется, я вложила в своё пожелание слишком много горечи, потому что женщина испытующе прищурилась. А я вдруг спросила, будто дёрнуло что-то:

- А почему вы назвали сына Эльзаром, раз так любите тьму?

Она опешила, а я почувствовала себя нахалкой. «И пусть!» - сердито подумала я.

- Как вы узнали? – она не скрывала удивления.

«Волчица на хвосте принесла!»

- Он сказал.

Судя по тому, как изменилось её лицо, меньше всего Амалия ожидала услышать такой ответ. Настала моя пора удивляться. «Что в этом такого? Это секрет?» С видимым усилием взяв себя в руки, эрта предложила мне продолжить разговор в её будуаре. Секунду поколебавшись, я согласилась. «Похоже, парк опять откладывается». Однако оскорблять вампирку отказом не хотелось. Как и упустить случай вызнать их тайны.

- Илисса… - начала она, когда мы уселись на обитые чёрным вампирским бархатом изящные кресла.

Я слегка наклонила голову, показывая, что вся внимание. Но вампирка молчала, разглядывая свои руки, сложенные на коленях - будто раздумывая. Молчание не тяготило: во мне всё жарче разгоралось любопытство, поэтому я готова была терпеливо ждать столько, сколько понадобится, чтобы услышать разъяснение тайны. Наконец, Амалия взглянула на меня.

- Вы, возможно, не знаете, но у каждого из нас по два имени – светское и сокровенное. Первое используется везде и всегда… Почти везде и всегда, - поправилась она. – Сокровенное – в редчайших случаях.

Она вновь замолчала; её глаза – карие, как жжёный сахар - оценивали меня. А я смотрела на неё - пристально, изучающе, не пытаясь прикрыть ответный интерес улыбками или взглядами исподтишка. Несмотря на всю мою нелюбовь к вампирскому племени, в разы обострившуюся из-за омерзительного поведения её сынка, я не могла не признать, что эрта Фарханад очень хороша собой. Для своих лет она выглядела очень молодо. «Сколько ей?»

По лицу было не угадать. Если бы не лёгкие морщинки у глаз и не умудрённый жизнью взгляд, её можно было бы принять за вампирку лет трехсот. Плавный изгиб тонких губ; брови вразлёт; аккуратный, благородной формы нос; ухоженная кожа; блестящие, тёмные волосы, собранные на затылке – приятная, вызывающая расположение внешность. Даже клыки настолько небольшие, что не видны. Не знающий отличительных особенностей расы и не обладающий нюхом оборотня, мог бы спутать её с благородной дамой человеческого происхождения. Однако никто, хоть сколько-нибудь знакомый с вампирами, не обманулся бы на её счёт: в эрте была видна порода.

Больше всего в этом лице привлекали глаза – их разрез и цвет. Они, да, пожалуй, манера общения – несвойственно мягкая для вампиров, - выделялись… «В ней есть примесь чужой крови!» - внезапно пронзила меня догадка, от которой я вздрогнула. Приоткрыв рот, я уставилась на вампирку самым нескромным образом. «Не может быть - ведь вампиры блюдут чистоту расы с маниакальным рвением! Но как иначе объяснить эти золотисто-карамельные радужки? Цвет слишком необычен – у вампиров такого не бывает! Они все черноглазые.»

Я будто впервые увидела Амалию. И удивилась – почему я не заметила этого раньше? Примесь в ней однозначно была – лёгкая, почти неощутимая. Не в первом поколении и не во втором – раньше, гораздо раньше. «Кем же был её далёкий предок?» - от волнения я прикусила губу, пытаясь определить по запаху. Тщетно – в человеческом облике нюх существенно ухудшался. Да и не факт, что волчица смогла бы определить – слишком давно это было… Эрта Фарханад успела стать настоящей вампиркой… «Почти – глаза-то, хоть и потемнели, но сохранили золотые искорки!»

- Вижу, вы догадались почему мы дали сыну такое имя? – ворвался в мои усиленные раздумья негромкий голос Амалии. Я не сразу собралась.

- Вижу… - пробормотала я, не понимая при чём тут Эльзар. – Я вижу, что в вас… что вы… - я замерла, не зная как сформулировать своё открытие – и надо ли?

- Что я не стопроцентная вампирка, - улыбнулась эрта Фарханад. Однако в уголках губ затаилось сожаление. – Это так.

- Я не хотела… - начала я и вновь остановилась.

- Понимаю, - кивнула она. – Но этого не скроешь.

Мы помолчали. Я подумала как ей, должно быть, нелегко приходится: сколько завуалированных оскорблений, ядовитых намёков приходится терпеть от вампиров. «Отличий нигде не прощают, - с грустью констатировала я. – Будь то в нашей стае или в вампирских родах». Сознание, что мы не так уж и отличаемся, неприятно озадачило. Не вписывалось это в мою картину мира – сложившуюся и устоявшуюся.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 19.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться