Принцесса и вампир: Сбежавшая невеста

Глава 18. Встреча

Следующие два часа я провела в купальне, окружённая благоуханиями ценных масел и экзотических ароматов солей. И только когда каждая клеточка расслабилась и перестала волноваться, сердиться и беспокоиться, я вышла из воды – обновлённая, будто заново родившаяся, как никогда понимая людей, верующих в рождение Афродиты из воды. Я тоже ощущала себя богиней красоты – пока не надела вампирское платье. Тогда всё ощущение чуда сошло на нет.

Однако решив, что не позволю мрачному одеянию испортить себе настроение, усилием воли снова вернула себе беззаботность. «В конце концов, никто не мешает представить, что на мне – любимое белое платье в зелёную полоску» Взгляд сам собой опустился на чёрную юбку. Я зажмурилась: и действительно сумела вообразить себя в любимом наряде!

- Ой! – распахнув глаза, я возмущённо уставилась на ту, с кем столкнулась лбами. Точнее, это я ударилась лбом о её подбородок. – Аккуратней надо!

Я потёрла место ушиба. «Будет синяк!»

- Это ты открывай глаза время от времени, - разозлилась девица. – Псина неотёсанная!

- Что?! – обомлела я от такой наглости. - Метла, на себя посмотри!

Сжав кулаки, вампирша со свистом втянула в себя воздух.

- Если б не отец, я б тебя размозжила о стенку! – прорычала она, растеряв всё хвалёное вампирское хладнокровие.

А вот я, наоборот, преисполнилась спокойствия и уверенности в собственной защищённости. Король обещал, что никто во всём Исаре не посмеет меня тронуть, а он болезненно относится к нарушению своей воли – это мне отец говорил.

- Как страшно! – изобразив ужасный испуг, я присела, прикрыла голову и заголосила: - Не бейте, не бейте меня!

На девицу было страшно взглянуть: так она вся посинела и перекосилась от бешенства.

- Ладно, не трусь, жаловаться твоему папаше не буду, - сменив тон, снисходительно пообещала я.

Зашипев как змея, она рванулась ко мне. Оборот... Но вонзить зубы в вампиршу не довелось: хлёсткий окрик-приказ - и она застыла в двух шагах от меня. "Ортис!" - фыркнула я, следя за его приближением. Он что-то негромко сказал вампирше, отчего она дёрнулась; глянула на него с ненавистью и удалилась, почти убежала, стуча каблуками по каменному полу.

- И как ты умудряешься всё время вляпываться в неприятности? - присев на корточки, заглянул мне в глаза вампир. - Ты только что приобрела могущественного врага в лице Артхелии.

У меня было что сказать - много чего; но представать перед ним голышом в мои планы не в мои планы не входило. Поэтому я только низко зарычала и прыгнула, толкнув передними лапами в плечи. Ортис опрокинулся на спину, но успел перехватить мои лапы, отчего я теперь стояла на его груди, с одной стороны попирая врага, а с другой - будто в кандалах.

Оскалилась, намекая, что волки - свободные животные, и если ущемлять их свободу можно остаться без наглых конечностей. Но вампир будто не заметил угрозы. Его руки приподнялись, скользнув вверх по лапам. Пальцы зарылись в мой мех, касаясь кожи - легко, ненавязчиво. Я до того удивилась, что даже не сообразила отпрыгнуть или цапнуть за руки. Вместо этого просто стояла, ощущая как эти пальцы легли мне на шею, провели сверху вниз в ласкающем жесте.

Очнувшись, я зарычала и рванулась к его шее. Молниеносный перехват - и моя пасть очутилась в капкане из тех же самых пальцев. Только если минуту назад они были нежными и гибкими, то сейчас - сильными и жёсткими. Покоряющими.

Требующими покорности. Он надел мне своеобразный намордник. Удивление, которое я испытывала, когда Ортис вдруг решил меня погладить не шло ни в какое сравнение с изумлением, охватившем меня сейчас.

Мотнула головой - капкан на месте; рявкнула - всё так же; зацарапала "намордник" лапами - одна рука вампира перехватила мои лапы; другая - не сдвинулась с морды ни на йоту! Теперь к наморднику прибавились кандалы. Запаниковав, я попятилась назад - и ощутила себя на свободе. К пережитому страху добавилась ярость. Хрипло рыкнув, я бросилась на обидчика - и угодила в ту же ловушку.

И вновь никакие попытки вырваться не дали результата. Я не высвободилась, пока он сам меня не отпустил. В третий раз броситься на него я не торопилась. «Так он, наверное, тренирует своих грифонов! - пришло запоздалое понимание. – Дрессирует меня, как животное!» Обида затопила душу. Щелчок по носу сбил её, как меткий бросок камня сбивает спелое яблоко.

- Не обижайся, я не хочу тебя обидеть, - попросил вампир. – Но и кусать себя не дам. У меня, конечно, отменная регенерация, но к чему мне шрамы на теле?

"Они у тебя ещё появятся!" - пообещала себе я, пылая оскорблёнными чувствами. Но сейчас сила была не на моей стороне: пришлось покормиться - точнее, сделать вид, что покормилась. От оборотней покорности не дождёшься - если только они сами не решат склониться. И то, это решение в любое время можно изменить. Развернувшись спиной к "жениху", направилась в комнату.

Возникшая мысль "Кстати, что эта Артхелия здесь делала?!" заставила резко затормозить. Из-за чего пострадал мой кончик хвоста: его ощутимо придавили. Взвыв, я обернулась и щёлкнула зубами в сантиметре от лодыжки неосторожного вампира, наступившего на мою великолепную часть тела! Он успел отпрянуть, вызвав во мне восхищение быстротой реакции. Всё же, пожалуй, из всех рас мало кто сравнится с вампирами по стремительности! Что, конечно, не значило, что я собираюсь прощать нанесённую мне обиду - даже после последовавших извинений.

- Прости, я не хотел!

"Засмотрелся на мой хвост? - сердито подумала я. - Странно, что с его реакцией он вовремя не отдёрнул ногу! Или он нарочно?" Низко опустив голову, я зарычала. И прыгнула. На этот раз уходить от моих зубов Ортис не стал, как и ловить мою пасть в капкан. И ничто не помешало мне вонзить клыки в его ногу. Удивление от непонятного столбняка врага не позволило углубить укус: тяпнув, я отскочила в сторону, готовая отражать нападение. Но вампир спокойно смотрел на меня.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 19.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться