Принцесса и вампир: Сбежавшая невеста

Размер шрифта: - +

Глава 21. Огненная бездна

Эльзар Ортис привёл меня в оранжерею.

- Здесь нам никто не помешает.

- А Артхелия не решит вернуться? - мой голос выдал силу неприязни, испытываемой к вампирше.

- Нет. Она ушла.

- Так легко и просто... - с сомнением протянула я: не такой у неё характер, чтобы отступать. - Зачем она хотела меня задержать?

- Потребовать твоего молчания, - черты вампира посуровели, - чтобы ты на неё не жаловалась.

Я удивлённо вскинула брови.

- Ис не делает скидки на родство: любого, нарушившего его волю, ждёт наказание, - что-то в тоне вампира сказало, что наказания эти ох как неприятны! Но меня заинтриговало другое:

- Она его родственница? Я думала... кхм, - я кашлянула, оборвав излишнюю откровенность.

Вампир снова улыбнулся - видимо, угадав невысказанное продолжение.

- Артхелия - его дочь.

- Дочь? - мой голос взлетел к стеклянному полукруглому потолку. - У иса есть дети? У нас считалось, что нет. А в легендах говорится, что... - я прикусила язык. Обсуждать наши легенды с вампиром - вот до чего я дошла!

- Она - единственный ребёнок нашего короля, - подтвердил вампир. – Незаконный. Только об этом не принято говорить, особенно чужим.

Последнее слово резануло слух.

- Зачем же тогда ты рассказал мне? – недружелюбно уточнила я.

- Ты - часть меня, - просто ответил вампир.

Я нахмурилась.

Хмуро обвела взглядом редчайшие цветы и растения, в изобилии росшие здесь и вновь повернулась к вампиру. Сейчас мне было не до лицезрения богатств оранжереи.

- Этот ритуал... - резко начала я и замолкла, подбирая слова. Попросила, сбавив тон - что даст мне ссора? – Расскажите о нём.

И он рассказал. О том, какая это древняя традиция; что прежде на месте фонтана был источник; что таких источников несколько на территории Исара и они охраняются, как святыня – не меньше, чем дворец иса.

- Что-то я не заметила особой охраны, - пробормотала я. Ортис сдержанно улыбнулся, не торопясь посвящать меня в тайны защиты. – Да и кому нужно портить источник?

- Нашим врагам.

Я вспыхнула, метнула в него сердитый взгляд.

- Я не имею в виду оборотней. Они славятся своим стремлением к честному бою. Но у нас и других врагов хватает, куда более бесчестных.

Задетая, я перестала поддерживать разговор. Но вампир продолжил рассказывать, не дожидаясь расспросов. Я слушала с недоверием, но не перебивала, гася в себе насмешки и возражения. "Сначала надо понять на чём основана их позиция. А главное - почему отец принял её всерьёз?!" От меня-то это не укрылось. Мы могли уехать сразу, вместо этого остались, и теперь отец тесно общается с теми, кого у нас на дух не переносят! Узнай об этом в Иллирии, и его заклеймят предателем. Не говоря уж обо мне. Я покраснела, представив какие грязные слухи распространятся обо мне, когда "правда" о моём сожительстве с вампиром всплывёт наружу. Гнев забурлил, заставив потерять выдержку.

- А о моей репутации вы не подумали? - прервала я его россказни. Что мне их традиции, когда наши - во всём им противоречат?! - Меня предадут анафеме - из-за вас!

Вампир поглядел на меня тяжёлым взглядом из-под полуопущенных век.

- Ты готова пожертвовать истинной любовью, чтобы усмирить пересуды?

Я оторопела.

- Истинной любовью? - медленно повторила, не скрывая смеха. - Если б она была, я бы, конечно, ею не пожертвовала - ни ради чего. Но, учитывая, что её нет...

- Надеюсь, когда ты поймёшь, что неправа, будет не слишком поздно, - пригвоздил меня словами Ортис.

- Ну, по вашим же словам другой "истинной" пары у вас не предвидится сколько лет? - я сделала вид, будто подсчитываю в уме. - О, до конца жизни! А живёте вы, вампиры, долго, значит я могу не торопиться. Поздно не будет. Вы же не разлюбите свою "истинную" любовь, нет? Мы оборотни не разлюбливаем, - с каким-то бравурной, бездумной отчаянностью я жалила Ортиса и не могла остановиться.

- Зря ты насмехаешься, - ледяной голос вонзился в барабанные перепонки, стёр с лица усмешку.

В глазах, резко контрастируя с внешней, чисто вампирской, невозмутимостью, плескался бесовской огонь. Если бы я была человеком, рванула бы прочь с воплями: "Адская бездна!" Даже волчица внутри меня испуганно прижала уши.

- Я не разлюблю тебя, что бы ты ни делала, - признание, сделанное таким голосом, устрашило. - Как бы ты ни измывалась надо мной, - его глаза вспыхнули таким раскалённым багрянцем, что я зажмурилась, - не откажусь от тебя - никогда. Но я могу мучить тебя так же, как ты мучаешь меня.

Я задохнулась от возмущения.

- И это ты называешь истинной любовью? Да у нас если один любит - всё готов для другого сделать! - я, не сдерживаясь, кричала. - Я тебя мучаю? А ты меня спросил, когда делал своей невестой?!

Дьявольский взгляд прожигал, воспламеняя кровь.

- Так было предначертано.

- Ну, значит, и это предначертано! - взвилась я. - Я тебя не люблю! Может быть, я - твоя пара, но ты - не мой суженый! Извини.

К смеху я готова не была. Ортис смеялся, и жгучий огонь плескался в его радужках. Мои бравада и гнев были испепелены в этом пламени. В горле пересохло. Я хрипло сказала:

- Я желаю разорвать эту фиктивную помолвку.

- Ты не сможешь, - теперь уже он явно насмехался.

- Смогу! - приняла я вызов.

- Попробуй - разорви, - прошептал жених, внезапно подаваясь ко мне.

Нет, вампир не коснулся меня и пальцем - лишь заглянул в глаза, приблизившись вплотную. Но я забыла как дышать. Потому что там, в его глазах, и правда была бездна - бескрайний океан огня. Живого, чудесного, удивительного!.. Я провалилась в калейдоскоп всех оттенков красного, оранжевого и жёлтого. И, хуже всего, - мне не хотелось выныривать обратно.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 19.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться