Принцесса и вампир: Сбежавшая невеста

Глава 3. Сватовство

Солнце уже стояло высоко, когда я, вялая и подавленная, спустилась вниз. Отец, как мне сказали, уехал на несколько дней к главе соседнего клана. Я расслабленно выдохнула – и только тогда осознала насколько сильно боялась повторения вчерашнего утра. Снова выслушивать мягкие уговоры, разумные доводы, укоры – нет, это было выше моих сил! Скорее всего, отец понял, что я сорвусь, выйду из себя, устрою истерику и, чтобы избежать ссоры, дал мне возможность остаться наедине с собой, побыть в одиночестве.

Мне стало горько: как же легко меня просчитать! Мои бурные вспышки – я так и не научилась их гасить… «Всё же это лучше, чем наброситься на отца с обвинениями и упрёками! Кто знает, что сболтнул бы мой язык в запале негодования?» - с испугом подумала я. Ссоры между нами случались очень редко – по пальцам можно пересчитать, но каждая болезненно отпечатывалась в памяти.

- Как же хорошо ты меня знаешь! – прошептала я, сморгнув навернувшиеся слёзы. Если бы к тяжести, которая легла на меня с известием о скором замужестве прибавилась ссора с отцом, меня бы просто придавило. Или я впала бы в бешенство и порвала со стаей, умчавшись, куда глаза глядят…

- Ты мудр, отец. – грустно улыбнувшись, признала я его правоту.

Подавив вздох, я отодвинула от себя нетронутую булку и встала за стола. Аппетит пропал напрочь. Но отсутствие аппетита, как и вялость, не являлись достаточным предлогом, чтобы пропустить тренировку.

- Ты ведь хочешь победить? – напомнила я себе. До вчерашнего дня я страстно желала участвовать – и, конечно же, победить – в соревнованиях. Теперь же мне стало почти всё равно: имеет ли значение кто лучше метнёт нож или быстрей всех пробежит дистанцию, когда главное сражение проиграно? Однако, Тэсси рассердится, если я не приду ещё и сегодня – а она мстительная. Вот уж кто никогда не согласится на второе место – что бы ни ждало впереди! Я улыбнулась, чувствуя, как на сердце потеплело. Пожалуй, мне есть чему поучиться у собственной кобылы. Прикрыв глаза, я прошептала:

- Я хочу победить.

Прозвучали эти слова так, словно речь шла о замужестве, а не об играх - и почему-то они придали мне бодрости. "Я ведь ещё не дала своего согласия! – напомнила я себе. - Пока помолвка не объявлена, у меня есть шанс что-то изменить: уговорить отца отказаться от своего плана - да мало ли, что… Придумаю!" Проснувшийся оптимизм заставлял верить в лучшее; утро заиграло красками.

Тэсси встретила меня радостным ржанием и ласково ткнулась мордой в плечо, словно выказывая сочувствие. «Она в курсе о вчерашнем разговоре. – поняла я. - И откуда узнала?» - удивилась я, потом решила, что кто-то из слуг случайно услышал, так как я разговаривала на повышенных тонах. Специально подсушивать бы не стали – отец бы уши таким разведчикам бы оторвал; но у оборотней слух острый…

- Прекрасно! – нахмурилась я. – Значит, теперь это – предмет для сплетен.

Вспыхнув от досады, представила, как одна кумушка «по секрету» рассказывает другой о скорой свадьбе дочери Альфы... Кулаки немедленно сжались.

- Сама виновата! – сердито отругала себя. – Нечего было вопить. Говорил ведь отец: «Всегда и везде, в любых обстоятельствах держи себя в руках.

Я тяжко вздохнула. Не поддавшись моей угрюмости, Тэсси иронично фыркнула мне в ухо – мол, когда мы уже поедем? Я ещё раз вздохнула, дала себе зарок в будущем постараться лучше контролировать себя и, отбросив самогрызство, запрыгнула на лошадь. Не нуждаясь в указаниях, она резво поскакала в сторону полигона.

- Погода могла бы быть и получше, но могло быть и хуже – значит, будем благодарны за то, что есть.

Тэсси досадливо передёрнула ушами: она не уважала мои философские размышления вслух. Я засмеялась: дразнить кобылку поднимало настроение. На ум пришла Тайнира, и я вновь омрачилась, раздумывая как помириться с подругой. Она обижалась редко, зато раз впав в уныние, дулась подолгу – и тогда самым лучшим было не попадаться ей на глаза, ожидая, пока какое-нибудь происшествие или новая, безумно интересная книга, не вынудят её отбросить обиду. Когда между нами случались недоразумения и мелкие ссоры, я терпеливо ждала, пока к ней вернётся хорошее настроение; Тайнира сама приходила ко мне, принося в подоле кучу новостей, и между нами снова всё становилось хорошо.

Сердце немного сжалось при мысли, что мне придётся отойти в сторону, оставив Тайни наедине с её горем: я была убеждена, что она сидит сейчас дома, заливаясь слезами и перебирая вещи, оставшиеся после отца и братьев. Я всхлипнула. Решимость переждать бурю поколебалась.

- Возможно, я нужна ей сейчас.

Остановив недовольно всхрапнувшую Тэсси, я бросила:

- Едем к Тайнире.

Тэсси погарцевала на месте, но потом соизволила повернуть к прекрасно известному ей дому. Тайниру она любила, и даже соглашалась покатать на себе, когда той приходила такая охота – что, впрочем, случалось редко, потому что подруга опасалась лошадей. Как я ни билась, но доказать ей, что, при правильном подходе, это совершенно безобидные создания я не смогла: Тайни предпочитала передвигаться или в карете, или на своих двоих – или четверых – ногах или лапах, в зависимости от того, была она на тот момент человеком или волчицей. Однако, мою капризную лошадку Тайнира не боялась, чувствуя, что та не обидит, и бессовестно баловала её яблоками.

Однако, в дом меня не пустили. Дверь открыл вежливый пожилой оборотень, знавший меня и Тайниру с детства. На мой вопрос: «Как она?», он только удручённо покачал головой. И добавил:

- Извините, Илисса, - среди оборотней принято называть друг друга по имени, - я думаю, ей лучше побыть одной.

Я уныло кивнула, проследила взглядом как закрылась дверь и обернулась к Тэсси. Та мрачно сверлила на меня карими глазами.



Сафронья Павлова

Отредактировано: 19.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться