Принцесса по Госту

Размер шрифта: - +

Глава пятая.  Плебей и девочка - плейбой

Глава пятая.  Плебей и девочка - плейбой

- Я собираюсь тебя убить, изнасиловать и съесть!

- Ой, а можно в другом порядке?

Это была именно та свадьба, для которой нужен кредит. Интересно, где-то выдают нервы в кредит? А то я еще тот,  с предыдущей свадьбы не погасила! Судя по тому, как меня радостно тащили сквозь какие-то кусты в потемках, я могу предположить, что у бедолаги я – первая и единственная. Вот странно! Днем я – говорящий кролик, но стоит только солнцу закатиться за горизонт, как я становлюсь человеком, правда с ушами и хвостиком, который сейчас яро негодует!

- Ыыыы! – как бы решил поговорить со мной мой супруг, чтобы нарушить гнетущую тишину первой брачной ночи.

- Так! – не выдержала я, пытаясь разжать его цепкие пальцы. – Не путай норку с муркой!

- Ыыыы! – вы послышалось в ответ, а я понимала, что любовь не только слепа, но еще и нема, тупа и достаточно шустра.

Мы вышли к какому-то поселку, от которого веяло безнадегой и прошедшими праздниками.

- Ыыыы! – промычал мой новобрачный, тыкая палкой в первую попавшуюся дверь. Он достал старенькую кружку  и протянул ее недовольной седой хозяйке в серой  дырявой шали, жалобно промычав.

- Помогите! – взмолилась я, бросаясь к крестьянке, но меня дернули за руку, прижали к себе и прикрыли рот рукой. Ага, а потом рассказывать всем, дескать, супруг – крупный бизнесмен, который умеет делать деньги из воздуха! Из испорченного собой воздуха! То, что он – крупный по сравнению со мной – видно даже невооруженным глазом. Я едва достаю ему до плеча, если становлюсь на цыпочки.

- Больше не дам! – буркнула крестьянка, кидая в кружку медную монету. – Ночлег в хлеву! К скотине не приставать! А то знаю я вас!

Это был тот самый случай, когда я готова была помычать и поблеять!

- Ыыыы! – согласился или обрадовался супруг, все еще закрывая мой рот, пока я пыталась наподдать ему локтем как следует. Дверь негостеприимно захлопнулась, а меня отпустили, конвоируя в хлев, откуда доносилось жалобное блеяние.

- Ыыыы! – протянул мой новоиспеченный муж, тыкая клюкой в козу. Коза насторожилась, а у меня в руках очутилось ведро.

- Послушай! – вознегодовала я, швыряя пустое ведро на пол. – Я умею доить только мужиков!  И вообще… Это… козел!

- Ыыыы! – требовательно заметил мистер Ыыыы, настойчиво тыкая в сторону замычавшей коровы. Я посмотрела на худосочную Буренку, к портрету которой впору делать подпись «Корова курильщика», и поняла, что когда мне хватит на стакан, ее хватит удар.

- Бык - отличный выбор! – съязвила я, швыряя ведро куда подальше. - Сейчас красную косынку надену и стану передовицей в надоях! Не переживай! За пятилетку ведро я тебе надою!

- Ыыыы! – раздалось в ответ, а я поняла, что пятьдесят оттенков этой волшебной буквы я различать не собираюсь! Меня не просто женили! Меня развели! И ведь чуяла подвох! Чуяла!

Меня снова схватили за руку, пытаясь уложить рядом, но я отчаянно сопротивлялась. Послышался смешок, а я дотянулась до ведра, как бы намекая, что девушка с пустым и увесистым ведром – это очень плохая примета. У меня попытались отобрать ведро, но я оборонялась , как разъяренный хомячок! И вот! Наконец-то, дедшот! Ручка отвалилась, а я попыталась броситься бежать, но меня тут же настигли, насильно укладывая рядом на солому.

- Ы! – коротко заявили мне, сжимая тисками мою руку. Я дергалась, вырывалась, а потом обессилела и злобно засопела. Ночь пробиралась сквозь дырявую крышу, солома безбожно колола, а по мне ползала какая-то букашка. Я лежала и не могла уснуть. «Вот! Ты хотела бизнесмена! Мечта сбылась!», - улыбнулся оптимизм. «Рядом лежит обладатель акций «Подайте на пропитание!», - поставил галочку пессимизм. «И чтобы он был фрилансером!», - пытался ободрить меня приступ оптимизма. «Получай своего дауншифтера», - поддакнул пессимизм, отмечая галочкой следующий пункт.  «Ты хотела вместе с ним увидеть мир!», - снова улыбался оптимизм. «Турагентство «Пустим по миру» к вашим услугам!», - согласился пессимизм, обводя этот пункт. «Как там ты говорила? Чтобы только мой!», - порадовал оптимизм. «Вот и мой его, как следует! Мой и отмывай!», - сардонически улыбнулся пессимизм. «Ты загадывала, чтобы он шарил по жизни?», - настаивал оптимизм. «Вот! Отличный шарящий мужик! Слепой, но настырный!», - поставил двойную галочку пессимизм. «И как там ты мечтала? Чтобы у вас никогда не было пустого холодильника? Да? Я правильно вспомнил?», - развлекался оптимизм. «Нет холодильника – нет проблем!», - закивал пессимизм, снова отмечая пункт. «Чтобы всегда был рядом?», - продолжал оптимизм, шурша списком. «Смотри! Ни на шаг от себя не отпускает!», - вздохнул пессимизм, ставя жирное сердечко напротив пункта, когда мою руку сжали еще сильней. «И чтобы у него была крутая тачка!», - захлопал в ладоши оптимизм. «У тебя будет самая крутая тачка, на которой ты будешь возить ваши пожитки! И в командировки он тебя брать будет! И любить тебя за твой внутренний мир! И плевать ему, что на тебе ни грамма косметики, а волосы превратились в сосульки!», - заметил пессимизм.  «Вот все как ты и просила! Точь в точь!», - поздравила меня судьба, мысленно пожимая мне руку.



Кристина Юраш

Отредактировано: 11.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться