Принцесса-попаданка

Эпилог

Любой зад можно поместить на трон,

но не любая голова достойна короны

Джулиана Вильсон

 

Двери в тронный зал отворились, и маленькая ножка Фредерики ступила на зеленый ковер, ведущий от дверей и до самого подножия трона. Головы всех присутствовавших в забитом под завязку помещении обернулись к ней.

Вышагивала принцесса в тяжелом темно-зеленом платье под цвет герба королевства. Непослушные рыжие локоны были собраны нынче в высокую прическу, что оголяло ее покрасневшую от волнения шею. Хоть она долго готовилась и репетировала, во рту все равно пересохло, а пальцы подрагивали. Тем не менее шла Фредерика с высоко поднятой головой, неспешно, как учила ее Виктория. «Тебе следует показать свой статус всей этой противной аристократии», – твердила королева, гоняя ее по ковровой дорожке каждый день по несколько часов. И она не могла упасть в грязь лицом. Просто не могла. Теперь не могла. Слишком много надежд на девушку возлагали. Если для принцессы еще были какие-то послабления, то для королевы… даже споткнуться приравнивалось к автоматическому понижению рейтинга Зеленодолья. Значит, надо держаться. Значит, пережить этот день и все последующие за ним.

Усевшись на бархатную подушечку трона, Фредерика окинула взглядом всех собравшихся и в первом же ряду заприметила серьезные лица Шанеля и Михаэля. Файн, к сожалению, вернулся в Темнолесье к отцу, чтобы за время восстановления Пересмешника выведать как можно больше информации о дальнейших планах князя. Даже письмами нельзя будет обмениваться. Опасно.

Стоявшая с правой стороны от трона Виктория кивнула Вексу, занявшему место по левую. Основная часть церемонии коронации началась.

– Я, Виктория Аманда де Фабьер, королева Зеленодолья и прилежащих к нему территорий, передаю свой титул моей дочери Фредерике Виктории де Фабьер в присутствии представителей всех аристократических домов королевства и заверяю в том, что править она будет достойно и справедливо.

Фредерика шумно сглотнула, быстро захлопала ресницами, но спохватилась, закрыла глаза, медленно выдохнула и взяла себя в руки.

Мелкий мужичок с массивной короной на темно-зеленой подушечке возник откуда-то сбоку и встал перед Викторией на одно колено. Корона перекочевала в руки женщины. Сначала принцесса была крайне удивлена, что корона приносится на подушечке, а не украшает голову королевы изначально, но Виктория тогда пожала плечами и просто ответила: «Так принято». Ну раз так принято, то и вопросов больше нет.

Далее тяжелый показатель статуса водрузили Фредерике на голову. Впервые. Во время репетиций они корону не использовали вообще. Не полагается. Девушка даже зажмурилась от этих лишних двух килограммов на маленькой голове, но опять же спохватилась и открыла глаза.

Теперь была ее очередь говорить. Но как же говорить, когда во рту так сухо? Бутылочка с минералкой подле трона не полагалась, а так не хватало, так не хватало…

Фредерика поднялась. Хотелось поддержать корону рукой, чтобы она ненароком не свалилась, но спохватилась уже третий раз за церемонию. Нельзя, некрасиво, не полагается. Вот уж, действительно, золотая клетка. Вроде как королева, самый важный человек в Зеленодолье, а теперь ни чихнуть, ни зевнуть, ни место отсиженное не почесать без тыканья пальцами со стороны и возмущенного шепота: «Вы видели, что она сделала? Некрасиво, не полагается!» Да тьфу на вас всех… с высокой академической башни. Не зря королева постоянно твердила о противных аристократах. Каину, пока он был наследником князя, поди, тоже почесать ничего было нельзя.

Девушка откашлялась. Это уж была необходимая мера, чтобы не захрипеть как раненная чайка вместо речи.

– Я, Фредерика Виктория де Фабьер, королева Зеленодолья и прилежащих к нему территорий… – И замолчала. Слова забыла. А, нет, вспомнила, – …принимаю титул моей… – Закусила губу. Нет, не так, – …своей… – А, нет, все верно, – …моей матери Виктории Аманды де Фабьер… – Капелька пота покатилась по виску, – …в присутствии всех аристократов… – Опять не так, – …и их аристократических домов королевства… – Ловко выкрутилась, – …и заверяю в том, что править я буду достойно и… справедливо!

Буря аплодисментов, и девушка устало упала на подушку трона. Как будто всю ночь мешки тягала с углем. Даже позвоночник щелкнул. Вот до какой степени она сейчас постаралась. Но, охватывая взглядом всех присутствующих, сознавала, что по-настоящему постараться ей еще только предстоит.



Аделина Камински

Отредактировано: 23.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться