Принцесса потерянного королевства

Размер шрифта: - +

10. Горничная

Каково это, быть принцессой всю жизнь и вдруг стать горничной? Ярина узнала это, потому что внезапно изменилось все.

Первое – изменилось отношение к ней. Люди всегда смотрели на нее с нежностью, восхищением, добротой. С ней были безукоризненно вежливы и милы. Она никогда не думала, что милы с ней лишь потому, что ее положение не позволяет окружающим вести себя с ней как-то еще.

Она не была столь наивной, чтобы думать, что так будет всегда. Что так будет и теперь.

И все же… перестроиться было трудновато.

- Иди в библиотеку, - сказала Лин, старшая горничная, приставленная к Ослиной шкуре в качестве наставницы. – И смотри, не испорть там чего-нибудь!

- Я еще ничего не испортила, - возразила Ярина, и это было правдой. Работа оказалась трудной и выматывающей, настолько, что девушка падала едва ли не замертво от усталости, забыв все свои беды и несчастья. Но Ослиная шкура выполняла ее честно, наравне с другими горничными. Общалась она с ними немного – пока хватало и того, что нужно было запомнить все замковые ходы и переходы. Забывшись, Яра иногда поворачивала в очередной коридор, думая, что находится в Акролисе. Тогда, придя не туда, куда нужно, она лихорадочно изгоняла из головы привычные образы и вспоминала, куда идти.

Одним словом, целыми днями Ослиная шкура убиралась. В малых и больших комнатах, залах, коридорах, на лестницах и в холле. И только когда не любившая ее Лин приказала ей идти убирать в библиотеке, Яра осознала, что еще ни разу там не была. Обрадовавшись возможности работать в одиночестве и не рассказывать сказок о своей прошлой жизни болтливым горничным, девушка отыскала большую комнату, заставленную книжками. Здесь было так умиротворяюще тихо и спокойно, что место сразу пришлось Ослиной шкуре по душе.

Вооружившись щеткой, девушка занялась стряхиванием пыли с книг, не заметив, как начала петь. Песенка – и откуда только брались слова – напомнила о лете, о доме, о зацепившихся за юбку колючках. Напомнила о громких радостных голосах и мутноватой воде пруда… Ярина остановилась на месте.

Перед глазами замелькали картинки – они, дети, несутся на ужин, обгоняя слуг, безуспешно пытавшихся выловить их из воды. И смех – заразительный и яркий, которым умел смеяться только Рик, несся вперед них, влетал с разбегу в распахнутые двери замка. И родители стояли и смеялись, глядя на них. Не в силах сдержаться, не в силах быть строгими, даже когда Сол оставляет следы грязных босых ног на полу (и где только отыскал столько грязи?), а Яра гавкает подобно уличному псу…

Родители… только сейчас, стоя в незнакомой чужой библиотеке Рияна, Яра поняла, как сильно скучала по ним. Как сильно ей не хватало их.

Она не помнила своих настоящих родителей и всегда считала настоящими – приемных. И не собиралась изменять себе и сейчас. Она больше не была принцессой, но она никогда не смогла бы отказаться от них.

Она не заметила, как потекли слезы. Впервые с того дня, когда пришла весть об их гибели. Это все – та весть, та ночь ссор, больные глаза Рика, слезы Ули – осталось в какой-то другой жизни, в которой у нее была другая личность.

Ослиная шкура вытирала пыль, перемещаясь от одного предмета в комнате к другому и просто ожидая, когда слезы утихнут, от одной книги к другой, пока не оказалась перед камином, над которым висел портрет. Девушка взглянула на него и что-то внутри нее вдруг стремительно оборвалось. Яра ахнула и отступила, выронив тряпку и щетку. С портрета на нее смотрели знакомые глаза на знакомом лице. Светлые волосы обрамляли овальное лицо, глаза смотрели знакомо – немного лукаво и насмешливо. Это было лицо из прошлой жизни, но Ярине оно больше не принадлежало, как будто было образом из сна.

Девушка словно получила пощечину и задышала глубоко, боясь хлопнуться в обморок.

- Что с тобой? – спросил позади нее обеспокоенный женский голос, и Ослиная шкура в испуге обернулась. Присела перед стоящей пожилой женщиной, несомненной хозяйкой этих владений. Высокая и худощавая, она опиралась на трость и смотрела на девушку обеспокоенно. Волосы ее были совершенно седыми, а глаза – темными, глубокими.

Ярина прежде еще не встречалась с бывшей королевой Рияна.

- Все в порядке, Ваше Величество.

- Я не видела тебя прежде. Ты новая горничная?

- Верно.

- Как тебя зовут?

- Яр… - Девушка осеклась и слегка улыбнулась. – Все зовут меня Ослиная шкура.

- Какое необычное прозвище, - пробормотала дама. – Каково же имя, данное тебе при рождении?

- Я не помню его. Иногда мне кажется, что его у меня отняли.

У каждого должно быть имя и отнимать его никто не имеет права, - назидательно заметила пожилая дама, оглядывая полки. – Ты хорошо потрудилась, Ослиная шкура. Чего же ты испугалась, увидев картину?

Бывшая королева так резко перескочила с одной темы на другую, что Ярина не успела сориентироваться.

- Я… я просто задумалась. И… мне показалось, что на меня кто-то смотрит. Этот взгляд…



Даша Полукарова

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться