Принцесса потерянного королевства

Размер шрифта: - +

12. Правда

Пока Ярину тащили по коридору, а она пыталась вырваться, ей почему-то вспомнилось, что в своих разговорах родители часто называли Риян не только городом-осенью, но и потерянным королевством.

Потерянное… почему его называли так? Потому что люди чувствовали себя здесь потерянными точно как она, Яра? Этот вопрос удивительно волновал ее, заставляя забыть о собственных неприятностях, вопивших во весь голос.

По коридору к ним шел Лерас – старший слуга, которому подчинялись абсолютно все слуги замка.

- Что здесь происходит? – строго спросил он, оглядывая Лин, Яру и Руну, вцепившуюся в ее руки.

- Я веду воровку, Лерас. Нужно немедленно посадить ее в темницу! – решительно произнесла Лин.

- Это неправда! – заявила Ослиная шкура.

- Неправда? А это что?! – Лин дернула ее за руку, показывая изумрудное кольцо на пальце горничной. – Она прятала это под платком.

- Что случилось? – раздалось впереди. По коридору к ним шел Его Величество король Иан с канделябром в руке.

Все вдруг замолчали и замерли, не решаясь поведать правду. А король подошел к ним, нахмурив брови, и явно ожидая ответа от столпившихся слуг. Свет от свечи в канделябре осветил руку Ослиной шкуры, выставленную на показ, изумруд брызнул во все стороны всполохами зеленого. На миг король словно потерял дар речи, а потом перевел взгляд на Ярину. Сердце ее сжалось.

Иан выглядел пораженным.

- Откуда... откуда это у тебя?

- Это мое.

- Она это украла, - заявила Лин.

- Нет! – с неожиданной силой отрезала Ослиная шкура. – Я не крала.

Секунду бледный Иан смотрел ей в глаза неверящим взором.

- Отведите ее в малую залу и приставьте к ней стражу. – Приказал он Лерасу. – Я иду за бабушкой.

Он развернулся и исчез в конце коридора. Горничные явно с большой неохотой передали Ослиную шкуру Лерасу. Тот без лишних слов повел девушку за собой, так и не сказав ни слова. Но когда он закрывал за ней двери малую залу, ей показалось, что она увидела в его глазах сожаление. К ней неплохо относились в замке.

Двери захлопнулись, и Ярина осталась одна. И принялась ходить из угла в угол, туда и обратно, прижимая к себе свой драгоценный перстень. Она не так давно обрела его, но уже ощущала эту вещь своей, потому что знала – она действительно последнее, что осталось ей из прошлого. Но как доказать это остальным? Есть ли во всем этом смысл?

Она металась словно по клетке, пока за дверьми не раздались шаги, и в залу не вошли король Иан и его бабушка Нира. Во взгляде пожилой леди, стоило ей увидеть Ослиную шкуру, не было и следа былой участливости. Она смотрела на Ярину едва ли не с ужасом.

- Дай свою руку,  - наконец властно произнесла она, но во взгляде скрывался страх.

И пожилая леди ахнула, стоило ей увидеть кольцо.

- Невероятно, - прошептала пожилая дама. – Просто невероятно.

Взгляд ее внезапно остро пронзил Ослиную шкуру.

- Скажи мне, деточка… Просто скажи как есть! Может быть, ты нашла это кольцо? Думала, что оно никому не принадлежит и взяла себе, верно?

- Нет! – девушка даже головой замотала, пытаясь доказать, что не врет. – Нет, это мое кольцо.

Король Иан и его бабушка молча переглянулись.

- Это невозможно! – молодой человек шагнул к окну, сказал в непроглядную ночную синь: - Она же умерла. Погибла.

Ослиная шкура взглянула на него с ужасом – о ком говорит король?!

- Скажи мне, - решительно сказала Нира, беря руки девушки в свои. – Почему ты считаешь, что это кольцо твое?

- Меня нашли с ним.

- Что?!

- В детстве! – отрезала Яра. – Меня нашли с кольцом и была еще записка, что оно будет подчиняться только мне так, как надо.

Она говорила и темное от загара лицо преображалось. Глаза засияли привычным светом, волосы и кожа побелели, чужое выражение ушло из ее глаз, и она стала просто собой. Но она этого видеть не могла.

- Да, я многого не знаю и не понимаю о себе. Не помню своего прошлого, даже настоящего имени не помню. Но я не вру.

Она остановилась, замерла, застыла. Ее гордость не позволила ей сказать больше и слова.

Между тем, пожилая дама и ее внук казались настолько потрясенными, насколько это вообще было возможно, и вероятно, не только из-за невероятного превращения, случившегося на их глазах.

 Иан не мог сказать и слова еще и потому, что перед ним стояла Ярина.

Бабушка не выдержала первой.

- Лиарана, - бросила она.

- Что? – обеспокоенно взглянула на нее Яра.

- Имя, данное тебе при рождении. Лиарана. Лиа.



Даша Полукарова

Отредактировано: 16.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться