Принцесса тьмы

Размер шрифта: - +

Глава 9

Ангелы здесь больше не живут, ангелы.

Верю, все простят, и все поймут ангелы.

Но зачем пронзает сердце боль стрелами?

Предали любовь, ну что же мы сделали?

 

Город зажигает фонари,

а в душе по-прежнему темно.

Знаешь, разбиваются мечты… (Взято из песни)

 

Так Израиль стал жить в Париже, в самом ужасном его квартале. Иногда он выполнял мелкие поручения Елены — хозяйки заведения, но делал это в основном днем. В то время, когда само заведение было закрыто, и хозяева предпочитали спать.

Сам кабак совмещался с борделем и комнатами в наем.

<tab>Со временем Израэль сдружился с сыном хозяйки — Андрее. Они даже внешне были похожи. Одного роста, оба худые, поджарые, только Израэль был брюнетом. Но главным в их дружбе, заводилой, всегда был Андрее.

Поначалу Израэль и предположить не мог, что они ходят воровать в дома богатых. людей.

Часто блондин подсаживался какому-нибудь солидному выпивохе в зале и начинал его раскручивать, поил, а когда тот уже ничего не соображал, обчищал. А если Андрее узнавал, что у того есть еще какое-либо ценное имущество, блондин становился для него другом и обворовывал его уже полностью, забирая все до последней монеты. А потом бросал, как ненужную вещь.

      И Израэля всегда поражала это жестокость. Сам он не мог так поступать с людьми. И так бы все и продолжалась в жизни Израэля, если бы....

    Тем вечером Израэль зашел в комнату к другу, как всегда, без стука. Там было темно, но в слабом свете луны, который падал в окно, и свечи, которая горела на столе, Израэль рассмотрел два силуэта. Подойдя ближе, он четко разглядел мужчин, один из которых навалился на другого. И тот — последний — практически не двигался...

— Андрее, — внезапно осипшим голосом позвал Израэль.

Услышав свое имя, мужчина, прижимавший другого к стене, резко обернулся и уставился прямо на него. При слабом лунном свете Израэль едва узнал своего друга. Лицо которого было чем-то выпачкано.

Израэль медленно сообразил, свидетелем чего он ненароком явился и в ужасе отпрянул, закрыв рот рукой, боясь, что его вот-вот вывернет наизнанку от увиденного.

— Израэль, — Андрее полыхнул злобным взглядом. Его глаза светились в темноте, как у зверя, рот был выпачкан кровью.

Израэль пятился, не понимая, что происходит. Андрее отпустил мужчину, и обмякшее тело с глухим звуком упало на землю.

«О нет, я стал свидетелем убийства! А свидетелей, как правило, убирают», — с ужасом подумал он.

   И тут Андрее зашипел, обнажая... клыки?! И быстрыми шагами направился прямо к нему.

— Куда это мы?

Не прошло и доли секунды, как он догнал Хенса. Схватив того за грудки, прижал к стене: — Что ты видел? — зарычал Андрее.

— Ты… его убил... — заикаясь от страха, пролепетал Хенс.

От Андрее исходил металлический запах крови, Израэль это чувствовал.

Тот даже не утер кровь с лица...

— Убил? А даже если и так, — в темноте, сверкнув клыками, спросил Андрее.

— Кто? Кто вы? — язык его заплетался, не желая выговаривать слова.

— Знаешь, как-то некрасиво получается с твоей стороны, — резко переменил тему их разговора Андрее. — Я тут ужинаю, а ты врываешься, — он даже отпустил Израэля, сел на стул, который стоял неподалеку. Не обращая внимания на труп, который находился совсем рядом.

«Он неплохо ориентируется в темноте», — отметил про себя Израэль.

— Некрасиво получается с твоей стороны, Хенс. Израэль Хенс, — с деланым укором повторил Андрее.

— Некрасиво? Ты только что убил человека, — возмущению Израэля не было предела. — Понимаешь? — вскрикнул он. — Ты только что убил человека! Ты весь в крови, Андрее.

— В крови? — удивился блондин. — Ах да, — он осмотрел себя и улыбнулся. — Знаешь, передо мной стоит богатейший выбор: убить тебя или сделать одним из нас. Что ты предпочтешь, сдохнуть или жить вечно?

— Черт возьми! Да кто вы, и что здесь происходит? — Хенс чувствовал, что его держат за дурака. Он давно замечал за другом одну странность: днем тот спит или вообще не выходит на улицу, а если и выходит, то очень редко. В основном все дневные

поручения выполняет он — Израэль. К тому же он не видел, чтобы Андрее когда-нибудь ел.

— Кто мы? — медленно и раздельно переспросил Андрее. А потом медленно, с грацией хищника поднялся со стула и приблизился к Израэлю, который все еще стоял, прижавшись к стене спиной.

— Мы кровососы, упыри, вы нас так называете, — проговорил он, глядя глаза в глаза. — Ваша кровь — это наша еда. И предпочитаем мы молодых. Ваша кровь вкуснее.

Наконец-то до него стало доходить. И он начал все понимать. Все вставало на свои места. «Но упырей нет. Или они есть?» — думал про себя Хенс. Он не знал, верить словам своего друга или нет. А если не верить, то как назвать все, что он видел только что... Его мозг лихорадочно соображал, но в голове крутилось одно: «Нет, нет, не может быть…»

— Нет, это не правда, этого не может быть... — невольно повторил он вслух.

— Он мне не верит. Но знаешь, у меня нет времени с тобой возиться. Или ты соглашаешься или нет. Мне еще надо избавиться от трупа.

Он совсем забыл о трупе...

— Наша постоянная проблема, куда деть труп, — усмехнулся Андрее.

Сейчас его «друг» говорил о человеке, который только что был жив. Дышал, ел, спал, любил. А он говорил как о обычной вещи...



Елена Ораит, Алексей Романчук

Отредактировано: 10.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться