Принцесса в Академии. Том 1

Font size: - +

Глава 5

в которой Озриэля обвиняют в дебоше, а я нарываюсь на драку

 

Благодаря моей надёжной маскировке, можно было больше не таиться, и мы воспользовались главной аллеей. По пути я привыкала к новым ощущениям и одергивала себя всякий раз, когда возникало желание повалить росшее поблизости дерево, чтобы проверить его на прочность, или вломить очередному нагло ухмыляющемуся студенту. А мне теперь казалось, что все они нагло ухмыляются. Уже начался перерыв, и вокруг болталось множество учащихся.

Несколько студентов у центрального крыльца раздавали какие-то листовки. На груди у каждого красовались значки «ЛСД». Я указала на них Озриэлю:

- А это кто такие?

Ифрит отмахнулся:

- Они из «Лиги Солидарности Драконам», настоящие маньяки своего дела. Сейчас вот взялись за этот случай с принцессой. Вроде, даже собираются специальную группу на её поиски отрядить.

- Давай-ка лучше обойдём крыльцо с другой стороны, а то тут лужица…

 

***

Мы с Озриэлем поднялись по мраморным ступеням  в главное здание и оказались в просторном полутемном вестибюле, напоминающем колодец: галереи располагались по кругу друг над другом и уходили в темноту. Строгостью, атмосферой и обилием мрамора академия напоминала здание суда. Статуи принцев-основателей стояли здесь не общей группой, как в фонтане на площади, а каждый в своей нише у стены. В центре располагался огромный стеклянный колпак высотой метра три. Внутри клубился разноцветный дымок. Стоило нам войти, и он уплотнился, превратившись в строгого пожилого господина в парике, старомодной ливрее и с жезлом в руках. Он поднёс к глазам лорнет и провозгласил официальным тоном:

- Приветствую, Озриэль Ирканийский. Руководство академии доводит до вашего сведения, что за дебош, устроенный сегодня на  «Истории волшебного народа», вам надлежит прибыть после занятий в кабинет профессора Чераты, где будет назначено соответствующее наказание. – Привратник огляделся по сторонам, наклонился к самому стеклу и прошептал почти отеческим тоном: - Сочувствую, мой мальчик.

Я взглянула на Озриэля, в полной уверенности, что он сейчас сообщит об ошибке - ведь его не было на первом занятии! Но ифрит стоял, яростно сжимая кулаки.

- Я его прибью, - пробормотал он. - Потом оживлю, а потом снова прибью.

Привратник уже повернулся ко мне и неприязненно отстранился:

- Приветствую, Гарт Дуболом. За своим взысканием в связи с прогулом вы также обязаны явиться в кабинет профессора после занятий.

Я собиралась ответить что-нибудь вежливое, но вместо этого вдруг брякнула:

- Отвянь, старик.

А это сосед Озриэля – неприятный тип! Я, хоть и принцесса, никогда не позволяла себе подобных грубостей в отношении старших.

Привратник принял надменный вид и снова обратился в цветной дым.

Я догнала Озриэля у боковой лестницы.

- Что он имел в виду? Ты ведь пропустил «Историю волшебного народа». Наверное, произошла ошибка и…

- Да, Ливи, - перебил он, - произошла ошибка, и после занятий я сообщу о ней профессору. А сейчас забудь об этом и давай лучше поищем Магнуса.

Мы заглянули в кабинет поэтики и обнаружили там только профессора Марбис. Никто не рвался сюда раньше времени, все дожидались начала урока в коридоре. Пожилая дама стояла возле подоконника спиной к нам и пересаживала лютики из корзинки в горшок. Мне показалось, что цветы теперь выглядят гораздо лучше, чем утром: лепестки расправились и как будто бы даже стали ярче.  Может, она успела их подкормить?

Профессор услышала шаги и повернулась:

- В чём дело, Ирканийский, Дуболом? Наше занятие только во второй половине дня, если мне не изменяет память. А она мне верна последние восемьдесят два года.

- Да-да, простите, профессор, – заторопился Озриэль, попутно обшаривая глазами кабинет. Я была занята тем же, но Магнуса ни в корзинке, ни где-либо ещё не наблюдалось. – Дежурный просил уточнить, не произошло ли на первой паре ничего необычного? Может, вы видели что-то странное? 

Этот невинный вопрос привёл профессора в бешенство. Она приблизилась вплотную и ткнула сиреневым коготком в грудь ифриту, глядя на него снизу вверх, но при этом умудряясь нависать:

- Запомните, молодой человек, я пережила восьмерых мужей, последний из которых страдал огненной одышкой, и на принцев у меня и подавно хватит сил. Так что передайте мадам Лилит: пусть не надеется уволить меня по причине старческого маразма. Нет у меня никаких глюков. И на пенсию я уйду сразу в могилу!

- Конечно, профессор Марбис, - промямлил Озриэль, но та уже отвернулась и отошла к окну. Сейчас она напоминала мне Эмилию, кудахтающую над своими цветами.

Магнуса тут явно не было, и мы поспешили удалиться.

- Кто такая мадам Лилит? – спросила я в коридоре.

- Ректор академии.

- Они что, не ладят?

- Профессор Марбис ни с кем не ладит. Кроме Индрика, конечно.

Выяснять подробности я не стала. Сейчас были вопросы и поважнее:

- Что же нам делать? Видимо, Магнус успел сбежать до того, как она его обнаружила, и теперь может быть где угодно.

- Вчера он показался мне довольно разумным и самостоятельным пауком. Уверен,  в случае чего, он найдёт дорогу обратно. Тебя ведь приняли в лавку? Всё в порядке?

- Да, сегодня первый рабочий день. Надеюсь, ты прав… - вздохнула я.

- Вот и хорошо. А сейчас лучше сосредоточься на поиске Суженого. На «Этикете ухаживаний» как раз соберётся весь поток, больше шансов его встретить.

Поскольку фисташки исключались, мы решили прибегнуть к прямому методу: задача Озриэля заключалась в том, чтобы присматриваться к студентам на предмет наличия темных меток, а моя - прислушиваться к ощущениям, чтобы не пропустить знак. Это могло быть что угодно - от щекотки под коленками до мушек перед глазами. Я только надеялась, что указующий знак - не выдумки…



Варя Медная

Edited: 19.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: