Принцессы снега

Глава 1

— Дорогие наши ученики! Новый учебный год ступил на порог, и вы вместе с ним делаете еще шаг вперед и переходите на новую ступень жизни, — вещает женский голос из парящих сверху колонок.

— Кто-то только поступил в нашу школу, кому-то предстоит последний курс.

А колонки смешные такие, каждый раз как вижу, умиляюсь: квадратные белые и с крылышками, последние причем для красоты: в воздухе эти штуки держатся на честном магическом.

— Последний курс — он сложный самый. — Эту фразу наша ректор почти пропела. — Но все вы для нас одинаково значимы и бесценны, все вы по своему талантливы и одарены, и в этот знаменательный день…

Ла-ла-ла. Мы все стоим, а она всё вещает и вещает, и вещает, и снова вещает. Ла-ла-ла — продолжает рассказывать наша ректор о том, какие мы тут все замечательные и тэ дэ.

Вот, казалось, миры все разные, а канцелярит везде один.

Ла-ла-ла, да-да для всех открыты двери, для всех с магическим даром, угу. Да хватит уже, я устала стоять, чтоб вас с этими традициями.

Самое смешное, сама госпожа ректор вместе с преподавательским составом восседает на сцене — эдакий их постамент нерукотворный, воздвигнутый слева от главного входа в нашу школу.

А сама школа у нас красивая, каждый раз любуюсь: цвет постоянно меняет: сегодня голубой, завтра зеленый и так далее. Этажей всего ничего — пять, зато кабинеты просторные, с другой стороны, еще бы им не быть просторным — с нашими, кхе, талантами, маленькие разгромим сразу. За школой — тренировочная площадка — точнее, это огромная территория, обнесенная решетчатым забором (при этом магическим, конечно) и разделенная на несколько зон: ну там, одна для физических упражнений, другая — для магических, третья — чтоб расслабиться и побегать и так далее.

Но вместо того, чтобы постигать азы наук и магии, мы стоим у входа и слушаем.

Не знаю, какой умник придумал, что торжественная часть должна проходить на свежем воздухе, но мы ему так «благода-а-а-а-арны».

Единственный плюс (который, с другой стороны, минус) — всегда хорошая погода, ни облачка на небе. Я с трудом подавила желание присыпать весь преподавательский состав лёгким снежком. Поймала взгляд Кайла — этот маг воды, судя по всему, тоже сдерживал похожий порыв. Впрочем, все равно ничего не даст, заметь эти хоть одну тучку — тут же прогонят ее, да и выговор получать не слишком хочется. Выслушивать все это: «Джойс, ты же из благородного рода», «Ты же принцесса стикианская, Ее и Его Величество будут очень раздосадованы». И прочее. Мамульку с папулькой, конечно, лучше не злить.

Что ни говори, повезло мне родиться в адекватной королевской семье. Для всех в мире мои родители — Ее и Его Величества, Великие Правители снежной планеты, могущественные, непреклонные, мудрые и далее по списку. А для меня — дорогие мамочка с папочкой. Предаваться воспоминаниям — самое лучшее, пока ректор вещает. Не ее же слушать, честное слово. Каждый год, уже пять лет слушаю. Впрочем, этот раз — последний. Даже грустно.

Кто-то слегка касается моей руки, невольно вздрагиваю, чуть поворачиваю голову: ласковые зеленые глаза — Джил сегодня более чем очаровательна — Первое Светило играет в рыжих вьющихся волосах, собранных в пышный хвост, и даже на веснушках играет. Моя светлая подруга. И Джилиан как всегда улавливает мое настроение. Ничего от этой эмпатки не скроется.

Джил вообще довольно сильный маг, не знай я ее так хорошо — побаивалась бы — она и защитный купол до неприличия плохо пробиваемый может сделать, и энерго-шаром запустить. Даже левитировать умеет. А я — нет.

Улыбаюсь ей — всеми чувствами передаю, что все хорошо, а это так мимолетная ностальгия.

Джилиан — единственная, кто не смотрит на меня как на особенную. Твою же мать, королеву Стика, Джойс, вот умеешь выделиться даже в месте для избранных. Ладно, в месте… на планете, полной Избранных с Даром, чтоб их.

Говорил мне папа, поучись в другом мире, поступишь потом в Университет на Рине, где разных межзвездных политиков подготавливают. Но политика мне не интересна. Я бы лучше какой медициной занялась. Всю жизнь мечтала лечить подснежных кротов. Или благотворительностью. Но в любом случае вначале нужно освоить свой дар, чтобы пациента случайно насмерть не заморозить. Собственно из-за заморозки у меня и возникли проблемы с обучением в другом мире.

Родители очень хотели обеспечить нам: мне и моему старшему брату Чарли — нормальное детство. Поэтому умные мамочка и папочка решили, что во дворце дитям будет дюже скучно, и послали нас в родной мир отца учиться. Да, папка у меня не совсем здешний, но об этом потом. Ну как послали: договорились со старым приятелем, открыли портал из дворца в его квартиру, а из нее мы с братом уже на занятия ходили.

С нашей маго-технологией, понятное дело, ни с какими документами проблем нет. А внешностью мы в папульку уродились: оба темноволосые и синеглазые.

«Ни единого серебристого волоска», — ворчит иногда наш дедуля. С другой стороны, он рад, что мама наша в принципе замуж вышла, да еще и вовремя. А то у нас законы строгие — не женится наследный принц до двадцати двух зим, и всё, лишение трона. Хорошо ещё, что из дворца не изгоняют, как раньше.

Учились мы с братом в соседнем мире хорошо и весело, пока мне тринадцать лет не исполнилось. Эх. Мальчики-подростки часто любят задирать понравившихся им девочек. А я на свою голову приглянулась старшекласснику Аарону — однокласснику брата. Он пытался привлекать мое внимание глупыми шутками, я отвечала, брат несколько раз разбивал ему лицо — всё было довольно невинно. Пока однажды вечером Аарон не схватил меня больно за руку и не толкнул в один из пустых кабинетов. Он тогда наговорил много гадостей, и что я зарвавшаяся малолетка, и что давно пора поставить меня на место. Я испугалась, это мягко сказано. Позвала брата телепатией. И в ту же секунду обрушила на Аарона снежный ком. Выжить — парень выжил. Мои родители быстро стерли ему память, да и в принципе немного в его мозгах покопались, чтобы больше подобного не вытворял. Но школу пришлось покинуть.



Анна Елагина

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться