Принцессы снега

Размер шрифта: - +

Глава 31 (1)

Я вижу, как мама возлагает на папу ледяной венок — тиару будущего правителя Стика.

На маме длинное закрытое платье традиционной расцветки: белый верх переходящий в голубоватый низ. Высокий воротник украшен маленькими снежинками. А папа — бунтарь как всегда, папа терпеть наши плащи не может (говорит, вот на Земле плащом другую одежду называют, более удобную на его взгляд), поэтому он в строгой белой рубашке, жилете и брюках.

Мама на самых высоких каблуках, но папа все равно чуть выше, склоняет голову, бросает хитрый взгляд исподлобья. В его глазах теперь тоже живут маленькие ледяные искры, как у всех нас. Он распрямляется: статный, красивый, гордый, но не возгордившийся. Принимает такой же венок из рук нашего дедушки - стикианского короля того времени. Бережно возлагает венок на мамину голову.

Им потом еще много проблем решать. Объяснять правителям Регула, куда они на время пропали. Объяснять, почему не позвали их на обручение. Стараясь не слишком взволновать, объяснять, как папа стал частично стикианцем.

Но сейчас они в окружении высшей сиятельной стикианской знати, но существуют только друг для друга. И от их взгляда друг на друга мое сердце переполнятся безграничным теплом.

И приходит простое, но больно бьющее осознание: до этого Скотт показывал нам лже-прошлое, внушал его, неотличимое от реальности. Именно поэтому Джил не почувствовала на матери Барта гипноза — ведь это не гипноз, это нечто более страшное. Сводящее с ума. Как только Мерлин и Лён смогли устоять? Мальчики наши.

Но теперь видения ложного прошлого рассыпаются осколками по поляне. Теперь мы смотрим истину, мы проникаемся ей, мы готовы плакать и радоваться с ними — с теми, кого нет роднее во всех вселенных. Пережить их потери. Видеть, как мы стали их настоящим и будущим.

Есть у меня подозрения, что после всех этих стрессов и боли, мамочка с папочкой сбрасывали напряжение самым легкодоступным и приятным способом. Еще где-то в этом промежутке времени их и короновали. А там и брат мой старший вскоре родился.

В четырнадцать лет Чарли внезапно захотел посмотреть планету Сабек. Думаю, мама подозревала почему, но препятствовать она в любом случае не стала бы.

На Сабеке брат услышал Зов. Далее по стандарту — пошел в эпицентр событий, по дороге чуть не попал в песчаную бурю, тут к нему пришла Сила и сделала Хранителем Сабека. Заодно спас караван.

А потом с вопросом: «Что за….?» - явился к родителям. Явился в облике Хранителя: голубоглазого шатена, только костюм у него темный, а не бордовый, как у предыдущего Сабека.

- Пообещала, да?! А меня спросить не хотела?! - ругнулся на бледную маму.

От не менее бледного папы, конечно, сразу нагоняй получил: нечего на старших орать.

Однако, может в Чарли и живет ветреная душа предыдущего Сабека, и он немного помнит дружбу с мамой и папой — слабым отголоском, сном, но Чарли — это Чарли. И новая ответственность за судьбу еще одной планеты не помешала ему через полтора года угнать корабль «Хельву». С девизом: «А Зов все-равно где угодно достанет», - ветреный принц умчался на встречу приключениям.

А королевская чета Регула все эти годы счастливо растила своего сына, Лёна. Будущего правителя, лучшего друга моего Чарли. Надо признать, неплохим они вырастили. И даже более ответственным и рассудительным, чем некоторые со Стика. Вон, на последнем курсе Главного Университета Системы учится, в тонкости политики, дипломатии и прочего вникает. По слухам, правда, в барах сидит (ну, а кто не сидит?) и на деньги дерется (но это я надеюсь, Джилиан исправит. Да-да, я почти смирилась с их отношениями, точнее с тем, что они начинаются, чтоб подснежный крот Лёна укусил).

И правящая чета Регула понятия не имели, что детей было двое. Никто об этом не знал!

Но правда была в том, что верные приспешники Скотта, предатели, проникшие в самое сердце, разработали сложный, много-ходовочный и долгосрочный в выполнении план. Они знали, что Хранительницу быстро найдут, даже несмотря на обман с големами-клонами. Подстроили окончательную гибель предателю и узурпатору. Подумать только, оставили вместо себя клон-киборгов. Использовали заранее спланированный мятеж, похитили одного из детей и повезли своему повелителю, чтобы потом с помощью колдуна-принца вновь возвести на престол Славиуса-Скотта Первого.

Не довезли только. На середине пути младенец с сильным врожденным магическим даром проснулся и слишком захотел к маме. Мерлин был очень-очень напуган. Как результат, корабль потерпел крушение в окрестностях Великого Леса.

Кроу видел это и смог даже замедлить падение. Но никто, кроме малыша, интуитивно накрывшего свою капсулу защитным куполом, не выжил. Приспешники Скотта, были целителями, были учеными, но они потратили слишком много своих магических сил. И не спаслись.

Так как на корабле были мужчина и женщина, отшельник Кроу решил, что они и есть родители. И забрал мальчика до того, как возникли спецслужбы.

В хижине он сразу поставил на малыша защиту. Из-за нее один глаз ребенка стал карим, другой остался зеленым.

Но одновременно защита сразу намного усилилась — маленький колдун принял отшельника. Кроу был одинок, а путь младенцу иначе был в дом сирот. Не лучшая судьба.

И, к счастью, Кроу хоть и немного сумасшедший, но сильный, могущественный Лорд, поэтому с питанием для ребенка не было проблем. А еще дети Регула не зависимы от материнского молока, что тоже весьма облегчило жизнь ему, как и его матери когда-то. Да и капсула та уцелела. Благодаря всему этому Кроу успешно выходил, а потом вырастил Мерлина.

Все это мы выяснили чуть позже.

А пока очень-очень злые, увидевшие всё, мой брат на пару с Мерлином гоняли Скотта по округе. А мы уже выступали молчаливыми зрителями. Лён бережно поддерживал Джилиан и пытался осознать увиденное, принять это.



Анна Елагина

Отредактировано: 03.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться