Принцип Домино

Размер шрифта: - +

Красавицы и их чудовища

Ветреным нордэмским утром доктор Либерсон пришла на работу в жутком настроении. Мира толкнула дверь лаборатории и прошла к рабочему месту, нацепив белый лабораторный халат наизнанку, и даже не заметив этого. Она отвратительно спала этой ночью из-за приконченной в одиночку бутылки Мерло и постоянных размышлений на тему, как несовершенен мир, под унылое созерцание капающего с крыши таявшего снега за окном. Ей никак не удавалось заснуть, чувство тревоги долго не отпускало ее. Только под утро Мире удалось ненадолго забыться беспокойным сном, а затем проснуться совсем разбитой.

Этим утром средства массовой информации в Нордэме, в отличие от органов охраны правопорядка, были на высоте, и стоило Мире включить телевизор на канале местных новостей, как чашка зелёного чая оказался на полу, выскользнув из ее рук.

— Быть не может! — Либерсон схватила телефон, набирая номер подруги, но Эванс не ответила, что было вполне ожидаемо.

Мира прекрасно помнила, что пока оставалась вероятность ухода Эванс в ее очередной ноябрьский запой, не дававшего ей услышать разрывающегося поблизости телефона. Переколов все покровные стекла на препаратах, Либерсон весь проклятый и бесконечный день пыталась дозвониться до неугомонной подруги, что напрочь игнорировала все входящие звонки и сообщения на протяжении всего рабочего дня. Одно Мира знала точно, чем бы сейчас не была занята ее подруга, они обе не нарушали золотое правило, что гласило: «Всегда снимай трубку!», появившееся после недавних событий, когда братья Ларссоны решили отправить Эванс в «игнор», и в итоге Джейсон чуть не погиб. Подробностей Мира не знала, но о состоянии Джейсона после событий того вечера, она была осведомлена, как никто другой. Вспомнив о нем, рука Миры непроизвольно нашла контакт Формана в телефоне, но в последний момент Либерсон передумала нажать на вызов. Мира прикинула, что глупо было бы поднимать Джейсона по тревоге, если Эванс просто отсыпается дома. Она в очередной раз набрала номер подруги, но после нескольких гудков, сообщения переадресовывались на голосовую почту.

«Как издевается!» — Либерсон выругалась, набирая номер рабочего телефона Эванс, но и по этому номеру в ответ слышались долгие гудки, а затем в работу включался автоответчик. Перезвонив ей на мобильный, Либерсон решила оставить на голосовой почте подруги гневное сообщение и, уже набрав как можно больше воздуха в легкие, хотела высказать, все, что накопилось, но на другом конце абонент неожиданно принял вызов.

— Амелия! — голос Либерсон перешел на ультразвук.

— Шшшш! Пирожок, не кричи так, — голова Эванс чуть не лопнула от пронзительных воплей в трубке.

— Где ты? Если я не получу четкого ответа, то я немедленно найду тебя и выбью всю дурь из твоей лохматой башки! — Либерсон напрочь забыла, что Эванс своеобразная личность, сходу начав угрожать ей, но вовремя осеклась.

— Я сейчас не в лучшей форме, давай мы поговорим потом, — Эванс поталась успокоить Либерсон и избежать очередного допроса о своем состоянии на ультразвуковой волне.

Последнее, чего сейчас хотелось Эванс, это задушевные разговоры, что ей придётся вести, лёжа на кафельном полу в своей ванной.

— Я приеду, — Либерсон быстро смекнула, что подруга просто пытается ее, что называется слить, а Мире важно было знать, что все не так плохо, как это бывало раньше. Если Эванс опять решила стереть из календаря пару ноябрьских недель с помощью спиртного, то Либерсон следует за ней присмотреть.

— Отговаривать меня нет смысла! — безапелляционно настояла на своём Либерсон и повесила трубку.

Подгадав удачный момент, чуть позже в течение дня и сославшись на неотложные дела в дальней оранжерее в ноябре-то месяце, Мира просто сбежала с работы на час раньше. Либерсон остановила машину около кирпичного дома довоенной постройки в глубине старого города, в котором находилась квартира Эванс. Через десять минут она уже была на пороге нужной двери, постучавшись в нее, и дверь ей открыла нежданная гостья.

— Черри? — Мира с порога обняла девушку, чего, та, в свою очередь, совершенно не ожидала. — Где она? — Либерсон прошла в коридор и положила сумочку.

— В душе, хочешь кофе? — Черри по-хозяйски распоряжалась на кухне Эванс, занимаясь готовкой. На кухонном столе стояли пакеты с продуктами, видимо, не только Либерсон решила присмотреть за Эванс.

— Она давно там? — Мира вдыхала аромат крепкого напитка, приготовленного по рецепту от Черри Форман.

— Уже час точно, если не сочтешь за трудность, проверь ее, — Форман через плечо посмотрела на Миру. В ответ та кивнула и прошла в сторону ванной.

Либерсон подошла к двери в ванную комнату и осторожно приоткрыла ее. В лицо девушке ударил пар. Эванс не повела и ухом, когда Мира вошла почти неслышно и оперлась о дверной косяк, осматривая тело подруги. Эванс стояла к ней спиной под душем, ее уже слишком длинные русые волосы спадали по спине, закрывая ее густым плащом, вода струилась по худому телу, а в воздухе повис знакомый запах миндаля. Мира отметила, что Эванс еще больше похудела, после того как устроилась на работу в эту чертову «как ее там» компанию и уже совсем перестала быть похожей на ту милую девушку, что знала Либерсон ещё в университете. После колледжа Эванс уехала на стажировку всего на полгода, а вернулась совсем другим человеком. Вместо милой и застенчивой подруги Либерсон встретила циничную и озлобленную женщину, порой не щадящую чувства людей, что её окружали. Она стала еще более закрытой, чем раньше, хотя и до ее отъезда Эванс не отличалась общительностью.

Эванс не замечала, что в ванной комнате помимо нее есть еще кто-то. Она осторожно откинула волосы, подставляя шею под теплые струи, и глаза Либерсон поползли вверх от увиденного. Огромные синие борозды были по всей шее, уже сходившие желтые и новые яркие гематомы были разбросаны яркими пятнами по бледной коже, правая рука была замотана бинтом под пищевой пленкой. Либерсон и до этого приходилось видеть нечто подобное на теле своей подруги, но эти следы явно были новыми. Сердце мягкой и чувствительной по натуре Миры сжалось от переживаний за подругу.



Vollmond

Отредактировано: 18.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться