Принцип противодействия.

Размер шрифта: - +

Глава 16.

Вот уже час я сижу в аудитории и впору перестать думать о том, что меня кто-нибудь спасёт. Очевидно сказки о принцах - ложь! И это даже не удивительно.

Вот где спрашивается Арский, когда он мне нужен, как никогда?! Где?! Уверена, что он даже не думает обо мне, развлекаясь со своей лондонской девушкой! А ещё...друг называется!

Несколько секунд я злобно пыхтела, пока мне в голову не пришла гениальная мысль!

Телефон! У меня же есть телефон!

И почему я раньше спрашивается не догадалась? Наверное, в глупых и критических ситуациях - наш мозг и правда отключается!

Я кинулась к сумке с таким воодушевлением и надеждой, но стоило мне увидеть мигающую батарейку и чёрный экран - все эти чувства разом пропали, дав волю тяжёлому стону.

Устав просто сидеть я начала мерить шагами аудиторию и проходила так около часа. Затем мне надоело, и я решила порисовать на доске, после чего вытерла свои шедевры и снова принялась бродить по рядам.

Сейчас в пору было бы запеть, как это делают героини мультфильмов или же фильмов, поскольку жизнь, да и обстановка этому даже очень способствовали, только вот мне хотелось не петь! Мне хотелось кричать! И даже что-нибудь разбить, дабы выпустить пар. А ещё подправить личико одной стерве, хотя видит Бог, я была пацифисткой! Но стоило появится Софи, как я стала не в силах больше сдерживать свою темную сущность!

Конечно, если рассуждать логически, то как Софи могла быть виновной в том, что меня закрыли в аудитории? Никак, ведь она здесь впервые. Только вот, если мозг и пытался доказать мне всю несправедливость моих обвинений, то вот сердце и интуиции так и шептали, что она причастна к случившемуся. Иначе почему ничего подобного раньше со мной не случалось, но стоило появится Софи, как в первый же день её пребывания со мной происходит такое?! Странно, неправда ли?

В голове не переставали крутиться различные догадки, как и стрелки на часах не переставали двигаться. И когда время уже было около пяти - я обессилено рухнула на пол, вновь облокотившись о дверь. Но вдруг слышится скрежет, после чего дверь неожиданно распахивается, и я буквально валюсь спиной на пол, едва вскрикнув.

— Ох! Ты в порядке? — спрашивает меня женщина в халате. Очевидно это вторая уборщица, имени контрой я не знала, впрочем, как и первой до недавнего случая.

Я поднимаюсь, отряхнувшись, и отвечаю:

— Да. Спасибо.

— Что ты тут делала? — уже подозрительно посмотрев на меня, задала она вопрос, и заглянула внутрь кабинета, но ничего сверхъестественного не увидела.

— Я выходила последняя. Но дверь не открылась. Наверное, замок заел. Не знаю. — Я пожимаю плечами и делаю невинное выражение лица, дабы она ничего лишнего не подумала.

Женщина на миг хмурится, но тут же вздыхает и берет свои приспособления для уборки.

— Ладно. Скажу, чтобы посмотрели.

— Большое спасибо, что выпустили меня! — радостно произнесла я, поправляя сумку.

Она улыбнулась, и сказав: «Не за что», отправилась убирать кабинет.

Я выдохнула, глядя в окно, где на улице уже начинало темнеть, и улыбнувшись направилась вниз. Но, когда в холле налетела на Зеленцкого, то так и застыла.

— Яна...— удивлённо произносит он, не переставая смотреть на меня. И кажется, что сейчас мое сердце просто выпрыгнет из груди. — Что ты здесь делаешь?

— Я...я дела делала, — уклончиво отвечаю, пытаясь снова дышать. — А ты? — спрашиваю чисто инстинктивно, и тут же закусываю губу.

— Да так, были вопросы по заданной работе.

— Ясно, — произношу я, и между нами повисает некоторое молчание. Поэтому я уже собираюсь просто уйти, но Зеленцкий неожиданно перехватываете мою руку.

— Ты ещё злишься на меня? — вдруг произносит он.

— Что?.. — Я непонимающе хмурюсь, хотя догадываюсь, о чем он.

— Ну...за то, как я с тобой поступил...

Я вижу, как он мнётся, а глаза не переставая смотрят в мои.

— Ты об этом... Нет. Не злюсь. Все нормально, — спешно отвечаю я, чувствуя его касания на себе.

— Серьёзно? — Он не отводит взгляд, который становится ещё пронзительнее, от чего я теряюсь и так же быстро говорю:

— Да. Все нормально.

Угу. Если не считать того, что было после того, как мы расстались! Если не считать того, что ради тебя я согласилась на авантюру с незнакомым мне человеком, лишь бы позлить тебя (что, впрочем, уже не имело значения). Если не считать того, как мое сердце трещало по швам, и я не знала, как дальше жить. Все это было неизменно. Неизменно до тех пор, пока я не начала общаться с Арским. И как бы мне не хотелось этого признавать, но рядом с ним, я что ли исцелялась... Я просто не чувствовала той боли, той печали и той обреченности. С ним я странным образом обо всём забывала.

— Яна?..

— А? Что?

Кажется, думая об Арском, я так отвлеклась, что пропустила слова Леши.

— Как смотришь на то, чтобы я тебя проводил?

— Меня?..

— Да. — Он улыбается, когда я стою в ступоре, пытаясь понять хочу этого или же нет. Но не успеваю ничего сказать, как он произносит: — Даже, если ты сейчас скажешь нет, я все равно тебя провожу. На улице уже темно и мало ли что может случиться. Мы же все-таки не чужие люди.

«Не чужие...» — эта фраза почему-то чётко въелась в мои мысли, и я просто кивнула, после чего мы направились в сторону выхода.

Оказалось, что несмотря на случившееся между нами - мы все так же можем легко общаться. Конечно поначалу было немного напряжённо, но было трудно не признать, что этот человек так или иначе казался мне родным. Он был им на протяжение столького времени. И так просто его вычеркнуть я не могла, даже если порой было очень больно от воспоминаний о прошлом.



Tina Northwand

Отредактировано: 18.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться