Принцип Троицы

Font size: - +

Глава XXI. Пан или пропал?

Денис заглянул в номер Миллера ближе к полуночи:

  - Ты где шлялся? Я раз двадцать к тебе заходил... и мобильный твой не ловит.

  - Я? Да так. Надо было побродить, подумать, - сказал Виктор.

  - Надумал чего?

  - Поеду завтра к священнику. Судя по всему, он - последний, с кем здесь разговаривала Дина.

  - Мы уже были у него. Этот отец Николай бубнит только о тайне исповеди. Мы, мол, не можем ни с юридической точки зрения, ни с моральной расспрашивать о том, что она говорила.

  - Я все-таки попробую.

  - Давай. Может, и правда выудишь что-нибудь...

  - Ты со мной?

  - Завтра не смогу, - Денис прислонился к стене, - если только во второй половине дня. Мне надо в город - обсудить с партнером кое-какие вопросы. Кстати, он - шишка большая. Депутат местный. У него везде связи - в милиции, в силовых структурах, пригодятся нам с тобой, если что.

  - Хорошо, - кивнул Виктор, - это действительно может оказаться полезным. Звони тогда.

  - Окей. Слушай, а ты что - всегда эту штуку на ухе носишь? - спросил Соболев, ткнув пальцем в прибор-гарнитуру.

  - Да. Как говорят китайцы: 'Если тебе хоть раз в жизни понадобится меч, лучше его всю жизнь за спиной носить'.

  - Ясно. Тогда спокойной ночи!

  - Денис! - окликнул Миллер выходящего друга. - У тебя есть очки от солнца? Попроще какие-нибудь?

  - Есть, а тебе зачем?

  - Одолжи мне, а?

  - Не вопрос. Чего вдруг?

  - Чтобы кто ни попадя в глаза не заглядывал, - уклончиво ответил физик.

  - А! Ну-ну.

  

  * * *

  

  День разгорался яркими солнечными лучами. Виктор аккуратно вел машину, объезжая лужи и валуны. Его мысли были заняты воспоминанием о беседе со священнослужителем.

  'Ничего не могу вам сказать, - ответил на его просьбу плотный батюшка. - Да, эта девушка приходила на исповедь. Но даже не спрашивайте, в чем она каялась...

  - Я знаю, в чем - в убийстве, - произнес Миллер, пытаясь уловить реакцию в мимике собеседника, - но она никого не убивала.

  Бородач с лицом математика отложил в сторону Святое писание. В спокойном взгляде мелькнула жалость:

  - Вы - родственник?

  - Муж, - солгал Виктор.

  - Я буду молиться о ней и о вас. Надеюсь, она найдется. Тогда поговорите со специалистом.

  - С каким? - не понял Миллер.

  - С психотерапевтом. Благослови вас Господь!'

  Больше ничего Виктору узнать не удалось, как он ни старался.

  

  Звонок телефона вырвал его из пелены задумчивости.

  - Витька! - услышал он голос Соболева. - Да ты - проказник! А с виду и не подумаешь никогда! Сколько чертей в твоем омуте...

  - В каком смысле?

  - Ты что натворил, деятель? Тут по городу висят фотороботы, и только слепой на них не узнает твою физиономию... Ну?! Чего ты молчишь?

  Виктор притормозил и взял трубку в другую руку:

  - Мм... пришлось от толпы защищаться. Думаю, меня просто убили бы там. Их было человек тридцать.

  - Ясно, и что ты сделал?

  - Искусственной молнией по их главарю ударил. И уехал.

  - Эх ты, Силач-Бамбула... Я тут читаю под фотороботом: 'Будьте осторожны - преступник вооружен неизвестной формой оружия'. Ого! Да за тебя еще и вознаграждение полагается! Блин, Миллер! Сдам тебя и разбогатею.

  - Много предлагают?

  - Мне хватит, - хихикнул Соболев, - ты, видимо, не простого кавказца шарахнул, а какого-то крутого! Не зря ты у меня очки попросил. Я бы тебе еще посоветовал кепку пониже натянуть и уйти в горы - наверняка найдется достаточно желающих получить за твою лысую голову десять тысяч долларов.

  - Так много? - охнул Виктор. - Вот черт!

  - То-то и оно. Даже странно... Может, ты убил его?

  - Не знаю, - неуверенно ответил физик, - вроде не должен был...

  - Будь осторожен, - стал серьезным Денис, - чтобы Дуське не пришлось передачки тебе в тюрьму носить. Или, не дай Бог, у них тут кровная месть. Посиди пока в гостинице, не высовывайся, ладно?

  - Хорошо.

  - Я к вечеру вернусь. Бывай.

  - Пока.

  

  Виктор резко тронулся с места, и колеса выплюнули в стороны рыжую придорожную грязь. Дорога петляла то вверх, то вниз. Когда он выехал к склону, ведущему к деревне, кто-то бросился наперерез. Завизжали тормоза, и, покрывшись испариной, Миллер остановил автомобиль в полуметре перед девочкой лет шестнадцати.

  - Помогите! Помогите! - кричала она, заливаясь слезами.

  Он выскочил из автомобиля:

  - Что случилось?!

  - Моя мама..., - плакала девочка, показывая руками куда-то в кювет. Там, подмяв под себя кусты, лежала опрокинутая на бок машина скорой помощи. Испуганный водитель и врач в белом халате, забрызганном чем-то масляным, осторожно доставали носилки.

  Видимо, первая выбравшаяся из скорой, девочка дергала Виктора за рукав, причитая:

  - Она умрет, если ее сейчас же в больницу не доставить! Это моя мама. Моя мама.

  Виктор поспешил на помощь, подхватив носилки. Ему в глаза бросилось почти синее лицо женщины над простыней, а другим, непонятным ему самому зрением он заметил буро-красную дымку, окружающую тело, и темные, почти черные пятна над животом и ногами.



Галина Манукян

#7758 at Fantasy
#892 at Urban Fantasy
#1824 at Other
#26 at Esoterics

Text includes: мистерия, романтика, любовь

Edited: 02.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: